Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Индийские воины Владимира Путина


Индийские воины на боевых слонах

Индийские воины на боевых слонах

История нужна Кремлю для того, чтобы, пренебрегая фактами, "обделывать собственные делишки"

Праздник прошел, дискуссии остаются. Уж очень неординарными высказываниями на исторические темы отметился в эти дни президент России Владимир Путин – и эти его слова задали тон оживленным обсуждениям в СМИ и социальных сетях. Историк и литератор Кирилл Кобрин утверждает, что Кремль изобрел свой собственный принцип оценки исторических событий – который можно назвать "принципом индийских воинов Путина".

– Cлова Владимира Путина, его оценка пакта Молотова – Риббентропа, которую он дал на совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель, вызвали довольно бурную реакцию. День Победы стал катализатором нового взрыва сетевых и медийных дискуссий об истории Второй мировой войны. И Кремль опять выступил в качестве "законодателя моды" на новую историческую интерпретацию. Как вы оцениваете эту свежайшую интерпретацию и реакции на нее?

Владимир Путин и Ангела Меркель на мемориальной церемонии в Москве, 10 мая 2015 года

Владимир Путин и Ангела Меркель на мемориальной церемонии в Москве, 10 мая 2015 года

Увы, мне в последнее время кажется, что любой разговор об отношении к истории в сегодняшней России стоит начинать с Оруэлла. Но не с Оруэлла – автора "1984", а с Оруэлла – журналиста и эссеиста. Во время Второй мировой войны он сочинил эссе "Вспоминая войну в Испании". Там, в частности, есть рассуждение о моде на историю среди фашистских, нацистских правителей и партий, да и других тоже. Вот цитата: "Знаю, распространен взгляд, что всякая письменная, общепринятая история непременно лжет. Готов согласиться, что история большей частью неточна и необъективна, но особая примета нашей эпохи – отказ от самой идеи, что возможна правдивая история. В прошлом врали с намерением или подсознательно, пропускали события через призму своих пристрастий или стремились установить истину, хорошо понимая, что при этом не обойтись без многочисленных ошибок, но, во всяком случае, верили, что есть "факты", которые более или менее возможно отыскать". Вот я боюсь, что в данном случае Оруэлл, а он, напомню, говорил о середине ХХ века, абсолютно точен в отношении новой российской практики обращения с историей. Как нетрезвый мужик матерится, когда ему нечего сказать, так сейчас российская власть начинает поминать историю, когда ей нечего сказать по поводу реальных, объективных проблем в стране. Чуть что, сразу говорится об истории.

Наверное, близкое знакомство с Мединским как-то повлияло на исторические взгляды Путина

Давайте посмотрим, что делает Владимир Путин. Он в присутствии Ангелы Меркель – и это первая бестактность – говорит о том, что советско-германский пакт о ненападении был важен для безопасности СССР. Но Путин решил не полностью взваливать на себя вину за несколько экзотическое высказывание – и вот он уже говорит следующее: "Я согласен в этом с министром культуры Мединским". Он сослался на мнение как бы профессионала, историка. Но какой историк Мединский, все мы знаем. Теперь вторая бестактность: шесть лет тому назад Владимир Путин говорил о пакте Молотова – Риббентропа как о преступлении, но что-то, видимо, поменялось. Наверное, близкое знакомство с Мединским как-то повлияло на его исторические взгляды.

– По этому поводу появились сразу комментарии в сети, и один из этих комментаторов, Андрей Мовчан, крупный бизнесмен, одновременно выступающий теперь в качестве экономического и политического аналитика, утверждает, что если внимательно прочесть слова Владимира Путина, то ничего страшного: Путин говорит, что пакт Молотова – Риббентропа был заключен во имя укрепления безопасности Советского Союза, как ее в тот момент Сталин понимал. А что касается морального осуждения, отмечает дальше Мовчан, то, собственно говоря, шесть лет назад, как и вы сейчас сказали, Путин осудил пакт с моральной точки зрения, а сейчас он как бы уточняет детали. Как вам такая интерпретация?

– По поводу того, чем был пакт о ненападении с прагматической – не моральной – точки зрения, идут долгие исторические споры. Но с какой точки зрения он был выгоден? Да, Советский Союз оккупировал несколько государств, поучаствовал в разделе Польши, захватил финскую территорию, и в результате Финляндия... Тут совсем интересно. Не кажется ли Мовчану, Путину и Мединскому, что, не будь советско-финской войны, вряд ли Финляндия стала бы воевать на стороне Гитлера, и в результате вряд ли блокада Ленинграда оказалась бы такой, какой она была, страшной и катастрофической? Во-вторых, есть мнение военных историков, которые говорят, что СССР в итоге оказался неподготовлен к прямой германской агрессии, ведь для того, чтобы обеспечить безопасность и оборону захваченной в 1939–40 годах территории, нужны были дополнительные усилия и совсем иные стратегические подходы. Все это называется "выгодным"? Все тяжелые проблемы, связанные с прибалтийскими странами, с их русскоязычным населением, очень сложные отношения с Польшей, я уже не говорю отчасти и об украинской проблеме, – это все результат несчастного пакта Молотова – Риббентропа! И последнее: для главы государства, который накануне перед этим на параде в честь Дня Победы читал речь, где громогласно заявил, что Советский Союз победил нацистскую нечисть и так далее, на следующий день фактически утверждать, что Советский Союз для того, чтобы получить какие-то преимущества, вступил в войну на стороне гитлеровской Германии, такое поведение, мягко говоря, экзотично.

Участники Мюнхенского соглашения 1938 года дали повод Кремлю утверждать, что Сталин был ничуть не хуже

Участники Мюнхенского соглашения 1938 года дали повод Кремлю утверждать, что Сталин был ничуть не хуже

– Путин на параде много о чем говорил. Его взгляд на Вторую мировую вообще довольно оригинален. Например, он упоминает активное участие Китая и даже Индии – тут, видимо, учитывался состав гостей на параде. Его, так сказать, новый подход к истории Второй мировой войны дополнился многочисленными заявлениями, появившимися в интернете, – уж не знаю, распространялись ли они так называемыми "ботами", или на добровольной основе – о том, кто с кем в тридцатые годы какие заключал международные соглашения. Мол, не только СССР с Гитлером, но и весь мир с Гитлером, так что Сталин не хуже других. Что формально иногда соответствует действительности: да, в 1934 году Польша подписала с Германией соглашение о ненападении, а целый ряд европейских стран заключали экономические договоры. Я уж о Мюнхенском соглашении и не говорю. Вот это сравнение всего со всем – если очень долго копаться, то вообще утрачиваешь представление о том, что было причиной чего, – что с этим делать, как выстраивать какую-то иерархию восприятия исторических событий?

Перед нами сведение всего ко всему – для того, чтобы именно сейчас получить непосредственную прагматическую выгоду для обделывания собственных делишек

– Опять вспомним Оруэлла. Для начала следует все-таки согласиться: история может быть правдивой, в истории есть безусловные факты. А безусловным фактом является то, что именно Советский Союз подписал с гитлеровской Германией секретный договор о территориальном разделе других стран. При всей гнусности и глупости мюнхенских соглашений ни Великобритания, ни Франция не получили ни клочка чехословацкой земли от подписания этого договора. Мюнхен с их стороны не был хищническим разделом чужих земель. Ну и вот этот знаменитый перечень, который сейчас ходит, явно "ботами", действительно, запущенный, кто когда подписывал договоры с Гитлером – да, там Литва подписала соглашение о торговле, еще кто-то подписал в 1935 году еще какое-то соглашение... Но давайте еще тогда перечислим страны, в чьей прессе вообще упоминалось слово "Германия", а их руководители имели наглость произносить слово "Гитлер". На самом деле, перед нами сведение всего ко всему – для того, чтобы именно сейчас получить непосредственную прагматическую выгоду для обделывания собственных делишек.

Владимир Путин с лидером Китая Си Цзиньпином и его супругой на приеме в Кремле, 9 мая 2015 года

Владимир Путин с лидером Китая Си Цзиньпином и его супругой на приеме в Кремле, 9 мая 2015 года

К сожалению, речь Владимира Путина на параде примерно таким же образом и устроена. Сначала он умудряется, перечисляя союзников СССР во Второй мировой войне, не упомянуть Китай. Он его потом называет, но вот в самом начале, когда Путин говорит о том, что, мол, мы благодарны народам Великобритании, Франции и Соединенных Штатов Америки за их вклад в победу, – нет. Во-первых, обратим внимание на саму интонацию – победа наша, мы ее приватизировали, "отжали", а потом благородно решили поблагодарить прочих за то, что те пришли, помогли нам и ушли. Но – и вот здесь перед нами чисто путинская версия истории – "союзником" Китай не назван. А Китай, в конце концов, потерял в войне чуть меньше людей, чем Советский Союз, а может, и столько же – никто точно не сосчитал. И благодаря тому, что Китай был союзником, он оказался в Совете Безопасности ООН. Владимиру Путину все эти факты невдомек. Во-вторых, обратим внимание на избирательное и довольно комическое перечисление в путинской речи тех, кто помог Советскому Союзу победить, например, цитирую: "Отважно бились с нацизмом воины Индии". Что такое "воины Индии"? Он о Бхагавадгите, что ли, рассказывает собравшимся? В то время не было никакой независимой Индии, была британская колония – Радж, куда входила территория нынешней Индии, Бангладеш и Пакистана. Где тогда "воины Бангладеш"? А "воины Пакистана"? Откуда такое избирательное упоминание? Да потому что индийский лидер на 9 мая в Москву приехал, а пакистанский не приехал. Такое вот отношение к истории: то, что нам сегодня важно, мы и будем считать действительно существовавшим. Остального не было. Этот замечательный исторический принцип я бы назвал "правилом индийских воинов Владимира Путина", – говорит историк и литератор Кирилл Кобрин.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG