Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первые частные инвестиции в российскую электроэнергетику



Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.



Андрей Шароградский : Почти две трети жителей России - 61 процент - никогда не слышали о реформе российской электроэнергетики, продолжающейся более трех лет. Еще 24 процента что-то о ней слышали. И знают об этой реформе лишь 10 процентов. Таковы результаты недавнего опроса, проведенного фондом «Общественное мнение». Эти данные были обнародованы в минувшую пятницу - всего через два дня после того, как российская электроэнергетика, в ходе реформы, впервые получила крупные частные инвестиции. Причем их объем превысил расходы госбюджета на эту отрасль за последние 10 лет. Тему продолжит Сергей Сенинский.



Сергей Сенинский: Первая из вновь образованных в ходе реформы российской электроэнергетики компаний так называемая ОГК-5, то есть оптово-генерирующая компания, объединяющая четыре тепловых электростанции в разных регионах, провела первичное размещение своих акций - примерно 13 процентов. За них она получила 460 миллионов долларов. Это первое, по сути, крупное привлечение средств частных инвесторов с финансового рынка в российскую электроэнергетику. Но сколь успешным его можно считать с точки зрения универсального показателя в таких случаях - итоговой цены за 1 киловатт общей мощности электростанций, входящих в компанию? Аналитик инвестиционной группы «Атон» Дмитрий Скрябин.



Дмитрий Скрябин : Размещение дополнительных акций ОГК-5, действительно, было первое такого рода крупное привлечение средств финансовых инвесторов с рынка. На мой взгляд, оно прошло достаточно успешно, как в плане спроса (там была подписка, по-моему, в 8 или 10 раз), так и в плане цены размещения. Цена размещения составила порядка 314 долларов за киловатт, тогда как средняя цена сейчас на российском рынке российских генераторов чуть ниже - порядка 300 долларов.



Сергей Сенинский: А если сравнить с недавними покупками электростанций, например, в странах Восточной Европы?



Дмитрий Скрябин : К примеру, итальянская Enel , когда покупала Slovenske elektrarne , она заплатила порядка 220 долларов за киловатт. При покупке болгарской ТЭЦ "Варна" чешская ЦЭС заплатила приблизительно ту же суму - чуть больше 200 долларов за киловатт.



Сергей Сенинский: То есть российские электростанции инвесторы оценили почти в полтора раза дороже.


В ходе реформы российской электроэнергетики планируется приватизировать - в секторе производства электроэнергии - лишь тепловые электростанции, атомные и гидростанции останутся под контролем государства. ОГК-5 объединяет именно тепловые станции. Но и после продажи первого пакета её акций доля государственного холдинга РАО «ЕЭС России» в капитале компании превышает 75 процентов. Следующий этап - продажа еще 25 процентов некоему стратегическому инвестору или нескольким в 2007 году. Но и тогда у РАО останется чуть более 50 процентов, то есть контрольный пакет акций ОГК-5. Как планируется дальнейшая приватизация? Аналитик инвестиционной компании «Метрополь» Алексей Соловьев.



Алексей Соловьев : Да, действительно, предполагается, что следующим этапом станет продажа блокирующего пакета ОГК-5 в мае-июне 2007 года. Предполагается, что государство пока будет иметь в теплогенерирующей компании блокирующие пакеты. В дальнейшем они будут, конечно же, снижены. Фактически в ряде случаев государство может покинуть теплогенерирующие компании как акционер.



Сергей Сенинский: На днях главный финансист РАО «ЕЭС России» Сергей Дубинин заявил, что надеется на увеличение в 2007 году доли электроэнергии, продаваемой в стране по свободным ценам, до одной трети от всей. Сегодня её менее 15 процентов, и на будущий год планируется пока «директивно» добавить 5 процентов, а «добровольно» - еще 5 процентов.



Дмитрий Скрябин : Да, действительно, со следующего года и уже утверждено правительством снижение объема регулируемого сектора на 5 процентов. И дополнительно 5 процентов могут быть снижены сверх того при договоренности потребителя и продавца электроэнергии.



Сергей Сенинский: Но ведь цены на «свободном» рынке электроэнергии от самого его возникновения три года назад были ниже, чем регулируемые. В этих условиях будут ли сами производители стремиться продавать на нем электроэнергии больше, чем сегодня?



Дмитрий Скрябин : Здесь я бы разделил на две части - есть европейская зона и есть сибирская зона. Особенность сибирской ценовой зоны торгов электроэнергии в России в том, что там существует избыток дешевой гидрогенерации на гидростанция. А гидрогенерация по правилам рынка обязана подавать нулевые заявки на продажу электроэнергии. Поэтому даже складывается нулевая цена на рынке электроэнергии по сибирской зоне. Действительно, по нулевой цене производителям невыгодно продавать электроэнергию на рынок. Я думаю, что если ситуация не изменится, то есть не вырастит спрос на электроэнергию, то стимулов как бы не появится.



Сергей Сенинский: В европейской части ситуация иная?



Дмитрий Скрябин : С другой стороны, есть европейская часть ценовой зоны, включая Урал, где цена на свободном рынке в среднем на 30-40 процентов выше, чем регулируемый тариф. Здесь возникает стимул у продавцов электроэнергии продавать больше электроэнергии на свободный рынок.



Сергей Сенинский: Повышение цен на свободном рынке электроэнергии произошло совсем недавно? Ведь еще в первом полугодии было наоборот.



Дмитрий Скрябин : Ситуация просто изменилась буквально за последние два месяца. С 1 сентября этого года были подписаны новые правила оптового рынка электроэнергии в России. И произошло изменение цен.



Сергей Сенинский: Сектор производства в России электроэнергии на тепловых станциях будет и далее приватизироваться. С другой стороны, тарифы на электроэнергию жестко регулируются государством, которое удерживает их на заниженном уровне. И оно пока не намерено отказываться от такого регулирования.



Алексей Соловьев : Сохраняющее регулирование цен на электроэнергию вкупе с опережающим ростом цен на топливо для электростанций, в частности, цены на природный газ снижают эффективность электростанций, и негативно отражается как на их финансовых результатах, так и, соответственно, на инвестиционной привлекательности генерирующего бизнеса в целом. Решением проблемы может послужить полная либерализация оптового рынка электроэнергии, то есть отношения по покупке и продаже электроэнергии, которые будут осуществляться на основе рыночного ценнообразования.



Дмитрий Скрябин : Здесь, на самом деле, спорный вопрос, что будет быстрее - быстрее ли произойдет приватизация, или быстрее отпустят тарифы на электроэнергию в России. Мое мнение, что это будет идти несколько параллельными курсами. Если смотреть сейчас, в России порядка 10 процентов электроэнергии торгуется уже по свободным ценам, хотя приватизации еще не было. То есть де-факто либерализация тарифов на электроэнергию пока чуть-чуть опережает темп приватизации. Но, я думаю, что они будут идти параллельными темпами.



Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечали в Москве аналитик инвестиционной группы «Атон» Дмитрий Скрябин и аналитик инвестиционной компании «Метрополь» Алексей Соловьев.


XS
SM
MD
LG