Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что построил Эмомали Рахмонов: режим личной власти или успешную модель нового азиатского общества


Программу ведет Андрей Шарый . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Искандер Алиев.



Андрей Шарый : Эмомали Рахмонов находится у власти с 1992 года. Давайте постараемся попытаться понять, что за общество он смог построить за минувшее 15-летие. Об этом я беседую с обозревателем Таджикской службы Радио Свобода Искандером Алиевым.



Искандер Алиев : Таджики заплатили демократией за стабильность и устойчивое развитие общества. Но, тем не менее, если говорить о международных организациях, он считают Таджикистан большим успехом на пути демократии. ООН, другие международные организации, которые имели какую-то роль в процессе мира в Таджикистане, считают Таджикистан успехом в развитии демократии и мира.



Андрей Шарый : Рахмонов, по сравнению с соседними лидерами соседних стран, по сравнению с Туркменией, по сравнению с Узбекистаном, после подавления андижанского мятежа, выглядит значительно более прилично.



Искандер Алиев : Да. Но, с другой стороны, Таджикистан - это единственная центральноазиатская республика, даже бывшая советская республика, в которой существует Исламская партия. В открытом виде ее представители находятся, участвуют в работе парламента. Какие-то представители от оппозиции были включены в мирное соглашение. Они приняли какие-то должностные позиции. Они участвовали в правительстве. Но, к сожалению, как многие наши обозреватели говорят, это же и замечают некоторые международные организации, в последние годы власть все больше и больше концентрируется в руках нынешнего президента.



Андрей Шарый : А каким образом все-таки удалось добиться такой стабильности после целой череды гражданских конфликтов всяких, мятежей?



Искандер Алиев : Оппозиция вошла во власть. Это нельзя отрицать. 30 процентов должностей было выделено оппозиции, и до сих пор кое-кто из них находится у власти, хотя никакого обязательства уже перед оппозицией не существует. Это раз. Во-вторых, народ понял, что если еще раз ситуация будет, допустим, напряжена, будет какой-то конфликт от этого все равно лучше не будет. Придут к власти люди намного хуже нынешних.



Андрей Шарый : Хорошо ли живется таджикскому народу при Рахмонове?



Искандер Алиев : Для тех, кто не рвется во власть, никаких опасностей не существует. Если вы хотите жить, иметь какой-то бизнес, у вас есть возможность это сделать. А если вам нужны деньги, не можете работу - вперед, в Россию. Примерно до одного миллиона таджиков находится в России. Если говорить прямо, то в какой-то мере жизненный уровень Таджикистана зависит от жизненного уровня в России.



Андрей Шарый : Какова главная проблема республики сейчас - граница с Афганистаном беспокойная, наркотики, внутренняя оппозиция? Что сейчас самое опасное?



Искандер Алиев : Опасностей, по большому счету, нет. Граница в каком-то уровне стабилизирована. Последние годы поток иностранных инвестиций в Таджикистан возрос. Но все равно уровень жизни оставлять желать лучшего. Зарплаты, которые сейчас получает человек, который работает, к примеру, скажем, учитель или другой госчиновник, смешные - 20-30 долларов.



Андрей Шарый : Можно ли сказать, что Рахмонову удалось построить достаточно успешную модель государства, учитывая традиции таджикского народа, условия, в которых оказалась страна после распада Советского Союза, и особенности менталитета, и нынешней международной ситуации?



Искандер Алиев : Поиск продолжается. Война закончилась, но одним тем, что мы кончили воевать, жить невозможно. Чем занимается правительство? В первую очередь, правительство хочет найти идею, которая сплотит весь народ. Разные праздники проходят - был Год арийской цивилизации, 2700 лет Кулябу. Найти идеи, которые бы сплотили таджиков, в первую очередь. Затем будет идти экономика, развитие экономики, в общем, мировоззрение.




XS
SM
MD
LG