Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Куда я из Крыма уеду?"


Сожженная гостиница около Алушты, которой владел предприниматель – крымский татарин

Сожженная гостиница около Алушты, которой владел предприниматель – крымский татарин

Притеснения крымских татар – год спустя после аннексии полуострова

"Этот торговый павильон с 1996 года стоял при Украине спокойно. А сейчас за год все сгорело. Все злые. А что толку? Безнаказанность. Кто жжет – его не ищут, не находят. Как быть?!" Энвер Османов из крымского курортного поселка Рыбачье, отец троих детей, рассказывает, как в конце апреля был сожжен магазин, кормивший его семью почти 20 лет.

После аннексии Крыма Россией количество туристов сократилось, и бизнес шел трудно, а теперь и вовсе уничтожен. Османов – крымский татарин, в 1944 году его народ был депортирован Сталиным, вернуться на родину крымским татарам было позволено только в 1980-х. В прошлом году крымские татары выступили против российской аннексии.

Памятная акция в Ялте 18 мая 2015 года в годовщину депортации крымско-татарского народа

Памятная акция в Ялте 18 мая 2015 года в годовщину депортации крымско-татарского народа

Османов рассказывает, как сожгли его торговый павильон:

– Это случилось в конце апреля. Ночью позвонил сосед. Он живет рядом с моим торговым павильоном. Я через пять минут там был, а павильон уже полностью сгорел вместе с оборудованием, грильницей, холодильниками.

– Вы обратились в полицию? Удалось что-то выяснить?

– Я обратился. МЧС приезжало. Экспертизу брали. И в милицию обратились. Пока тишина.

– У вас есть подозрение, кто это смог сделать?

– Наши местные из деревни. Не первая точка уже. До этого две машины сгорели, гостиница, потом кафе Эльдара, потом Азизы кафе "Южная ночь", "Уют" жгли – успели потушить, "Инсайд" успели потушить. Мой торговый павильон сгорел. Жгут все татарские точки.

– А какова цель, по-вашему, – выгнать из дела, испугать?

– Да. У кого документы есть хоть какие-то, тех жгут. У кого документов нет – сказали, будут ломать в следующем году.

– В вашем селе большая крымско-татарская община?

– У нас всего 14 семей живут.

– Какие у вас планы? Вы останетесь? Снова построите? Уедете? Что планируете делать?

– Не знаю. Строить, наверное, не дадут. Договор аренды у меня есть на 25 лет, а этого проекта на стройку нет. Уезжать? Куда я из Крыма уеду? Это моя родина. Я отсюда никуда не уеду.

– Жить-то надо на что-то.

– Да, у меня трое детей – три девочки. Семью кормить надо. Что-то придется где-то перезанимать.

– Как вы видите свое будущее в вашем селе, в Крыму вообще, будущее крымских татар?

– Очень тяжело.

Я давно здесь живу. Не было никаких у меня конфликтов. Не знаю даже, что делать дальше

– А были такие проблемы, конфликты с местными жителями в вашем селе до аннексии?

– Нет, не было никаких конфликтов. Я здесь уже с 1989 года, отсюда в армию уходил. Я давно здесь живу. Не было никаких у меня конфликтов. Не знаю даже, что делать дальше. У нас здесь в семье живут 11 человек. Мы с родителями, два брата с женами, с детьми. В общей сложности 11 человек этот павильон кормил. Все там работали, и жена, и я. Сейчас пока на родительские пенсии живем, на детские. Дают нам 5 с половиной тысяч на троих детей, копейки, – рассказывает Османов.

Эскендер Бариев, член Меджлиса крымско-татарского народа, в конце апреля бил тревогу, сообщая в "Фейсбуке" о поджогах коммерческих объектов татарских предпринимателей:

– В селе Рыбачье произошли в течение трех дней поджоги семи объектов крымско-татарских предпринимателей. Подожгли торговый павильон, гостиницу и два кафе. Кроме того, подожгли две машины. Наши источники сказали, что к этому имеет отношение Самвел, один из лидеров "Самообороны", отрядов, которые участвовали в процессе аннексии Крыма. Кроме того, насколько нам известно, в других местах Крыма создают невыносимые условия, людям приходится закрывать кафе, закрывать бизнес. Многие крымско-татарские предприниматели сейчас находятся в очень тяжелом положении.

– Вы говорите о переделе собственности. Усматриваете ли вы в этих нападениях этническую подоплеку, религиозную?

– Этническую. В первую очередь это связано с позицией всего крымско-татарского народа, который не воспринимает и не будет мириться с теми процессами, которые начались год назад. Поэтому эти действия нужны, чтобы напугать предпринимателей, у которых, в основном, работают крымские татары, чтобы создать невыносимые условия для простых людей. Люди оказываются без работы. Людям невозможно дальше кормить семью.

– Каким вы видите будущее крымских татар в Крыму?

– Крымским татарам деваться некуда, потому что это их родина. Крымские татары на протяжении более чем 50 лет стремились после депортации вернуться на свою родную землю. И только в последние 20 лет крымские татары занимались благоустройством, чтобы построить дом, чтобы наладить какой-то бизнес, чтобы найти работу, чтобы можно было спокойно и мирно жить на своей родной земле. К сожалению, опять пришла беда, опять пришла трагедия. И сегодня часть крымских татар вынуждена уезжать на материковую часть Украины. Основная часть все-таки пытается как-то выжить в Крыму. Мы понимаем, что, только оставшись на родине, мы сможем сохранить ее. Мы должны только ненасильственным путем добиваться своего права – права жить на родине.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG