Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какой должна быть книга в самой читающей стране мира


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская. Гости студии - генеральный директор издательства " В ита -Н ова" А лексей Захаренков и художник Андрей Харшак.



Дмитрий Казнин: По некоторым оценкам, до 97 процентов книжного рынка во всем мире занимает так называемая массовая литература. Тем не менее, и элитарная литература не уходит с рынка, продолжает занимать свою нишу. В Петербурге тоже есть издательства, занимающиеся выпуском таких книг.



Татьяна Вольтская: Понятие массовой и элитарной литературы, вопреки расхожему мнению, появилось не сегодня. Еще в средние века в разных странах существовала фольклорная словесность и ее переделки, книжки с картинками «для простецов», лубочные издания, сборники назидательных текстов для повседневного обихода, то есть народная или популярная литература, а рядом с ней была литература придворная, аристократическая, «ученая». Но глубокий раскол литературы на элитарную и массовую появился только в новейшее, индустриальное и постиндустриальное время, со становлением писательства как профессии и выходом литературы на свободный рынок. Сегодня около 10 процентов россиян вообще не читают художественную литературу, 20 процентов читают только детективы, остальные, судя по опросам, предпочитают легкое чтение, не требующее специальной подготовки и больших мыслительных усилий. Несмотря на это, продолжает пользоваться спросом и интеллектуальная литература, причем есть издательства, для которых важно не просто выпустить хорошую книгу, но сделать это качественно.


Книга издательства «Вита Нова» - это прежде всего книга художника, так и называется одна из серий, в которой изданы «Слово о полку Игореве», «Алиса в стране чудес». Есть серии - «Варварская лира», «Жизнеописания»; в серии «Рукописи» мое внимание привлекла знаменитая книга Кена Кизи «Над кукушкиным гнездом», оформленная как канцелярская папка с историей болезни. Говорит автор иллюстраций Олег Яхнин.



Олег Яхнин: И обложка, и паспорт - это уже серия. Это не первая книга из этой серии, уже была «Лолита», Хармс был, вот это сейчас. У них так заведено - обязательное оформление. Мое - это сами сюжеты, само настроение внутри. То, что сзади шрифты идут такие, полусумасшедшие, перепутанные, что есть цветные образы и черно-белые рисунки сюжетные - я, естественно, это придумал.



Татьяна Вольтская: Портреты обитателей сумасшедшего дома очень выразительны.



Олег Яхнин: Я никого не придумывал. Я сначала читал текст, он же почти всех героев характеризует. Кого он не очень подробно описал, кто сегодня не очевиден, я, конечно, додумывал сам, представлял, какой он.



Татьяна Вольтская: Небольшая часть тиража книг из серий «Фамильная библиотека» и «Рукописи» оформлена особым образом, есть пронумерованные экземпляры с авторскими оттисками гравюр, иногда выпускаются даже именные экземпляры с переплетами ручной работы - для больших любителей редкой книги и коллекционеров.



Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в гостях Алексей Захаренков, генеральный директор и главный редактор издательства "Вита-Нова", и Андрей Харшак, заслуженный художник России, член Союза художников России. Тема нашей программы: какой должна быть книга в самой читающей стране мира?


Начнем, наверное, с вас, Алексей. Расскажите об издательстве. Оно ведь необычное, не такое, как мы привыкли видеть издательство, и вы издаете не такие книги, которые массово лежат на полках книжных магазинов.



Алексей Захаренков: Очень трудно говорить о себе, и в репортаже уже пару слов было сказано, обозначено, чем мы занимаемся. Мы занимаемся малотиражными, частью коллекционными книгами. Собственно, речь идет в основном об иллюстрированной художественной литературе, что до недавнего времени было обделено вниманием со стороны книгоиздателей. Когда мы начинали в 2000 году, мы были чуть ли не единственными в России, и на то время этим заниматься было гораздо легче, чем сейчас. Сейчас появился уже, наверное, десяток издательств, которые так или иначе выпускают иллюстрированные книги - я их так называю - для взрослых, потому что для детей они в избытке. Тем не менее, мы стоим как-то особняком от того, чем занимаются остальные. Наверное, как мне кажется, по подходу к самому изданию, то есть мы пытаемся привлекать самых лучших специалистов, какой бы книги, какого произведения это ни касалось, как со стороны привлекаемых художников, с кем мы работаем, так и со стороны специалистов, которые пишут комментарии и справочный аппарат к нашим изданиям. Вот, наверное, больше даже справочным аппаратом мы выделяемся среди наших конкурентов.


Попытка соединить две существующие традиции книгоиздания как минимум в России. Это иллюстрированные книги по типу издательств дореволюционных марок, с Вольфа, и академический подход к текстам, к подготовке текстов, это как бы 20-30- годы прошлого столетия.



Дмитрий Казнин: А читающей публике насколько нужны именно такие книги? Ведь есть мнение, что книга должна быть доступной, чтобы ее можно было просто недорого купить. А у вас все-таки, скажем, достаточно дорогие книги.



Алексей Захаренков: Книги дорогие, но, понимаете, чтобы хорошо воспроизвести иллюстрацию, работу художника, чтобы показать ее адекватно в книжном виде, должна быть правильно выбрана полиграфия. То есть это и бумага, и переплет, и все остальное, что влечет за собой подорожание самого издания, то есть это объективный процесс. Если мы просто хотим сделать нечто такое, даже иллюстрированное, тогда мы будем искать графику, бумажка может быть похуже и так далее.



Дмитрий Казнин: А кто ваш покупатель, вы отслеживаете как-то, кто покупает ваши книги?



Алексей Захаренков: Мы пытаемся. Покупатели, на самом деле, разные. Хотя в свое время, когда мы только начинали, кто-то очень правильно произнес в наш адрес, что мы делаем книги для вдруг разбогатевшей интеллигенции. Мне очень приятна была эта метафора, даже не метафора, а смысл и суть, наверное, нашей работы. То есть, да, мы делаем книжки интеллигентские, как нам хочется думать. Покупатели разные. На сегодняшний день очень популярно, модно - "новые русские" покупают библиотеками. Они приходят, все золотые обрезы, и они покупают, и не важно, что внутри, то есть покупают библиотеку для жены, библиотеку для кабинета, библиотеку для детей. Это очень модно и популярно сейчас.



Дмитрий Казнин: То есть выражение "книга - лучший подарок" приобрело новый смысл. Библиотека - лучший подарок, получается.



Алексей Захаренков: Да, для некоторых так. Хотя все-таки, я считаю, наш покупатель - читающий, вдумчивый и умный в первую очередь.



Дмитрий Казнин: Каждая книга - это отдельный проект, я так понимаю, будь то "Мастер и Маргарита", "Алиса в стране чудес" или "Слово о полку Игореве". Причем проект, где одну из важных ролей играет художник.



Алексей Захаренков: Да, безусловно. И мы всячески идем навстречу художнику. Зачастую, как правило, художник сам выбирает произведение, которое он хочет иллюстрировать. То есть мы выбираем художника, а художник выбирает сам: "Я хочу проиллюстрировать Чехова", предположим. Мы думаем: Чехов - это наш автор, - и отдаем художнику в работу Чехова.



Дмитрий Казнин: Андрей Харшак, вы работаете с издательством "Вита-Нова", я так понимаю. Какие книги вы иллюстрируете, какой проект?



Андрей Харшак: Сейчас я надеюсь, что с полным основанием могу произнести слово "заканчиваю", хотя еще прилично остается сделать, - это иллюстрации к произведению Федора Михайловича Достоевского "Преступление и наказание". Это монументальный проект, это будет двухтомник, в один том мы не укладываемся. Большое количество иллюстраций, полосный иллюстраций, разворотов, поиск типажа и так далее. Я очень благодарен издательству, потому что мне пошли фактически навстречу во всем в смысле моих творческих предложений. И это для меня очень важно. Честно говоря, я не думал, что в новых условиях я вернусь в книгу. Последняя книга мною была проиллюстрирована в 1990 году, к столетию Михаила Афанасьевича Булгакова, это "Мастер и Маргарита", было 30 с лишним иллюстраций, они много экспонировались, книга два или три раза переиздавалась. Но с тех пор опускаться ниже уровня литературы мне бы не хотелось. Издательство "Вита-Нова" поддержало этот проект, за что я действительно очень признателен.



Дмитрий Казнин: Каждый актер мечтает сыграть Гамлета. Есть что-то такое у художников, какую книгу каждый художник хотел бы проиллюстрировать или, может быть, автора?



Андрей Харшак: Я могу только о своем опыте говорить и могу отвечать только за себя. Я не считаю себя 100-процентно книжным графиком, потому что меня во многом интересовали всегда проблемы станковой графики в разных графических техниках. С 1990 года, несмотря на 100-процентное графическое образование я занялся живописью. И вот чередование этих самых жанров, техник, тематики и составляет, собственно, интерес моего творчества. Но, наверное, среди десятка или чуть больше проиллюстрированных мною книг по предложениям издательств мне везло с литературой. То есть здесь и "Алые паруса", и "Вересковый мед", и "Бегущая по волнам", "Аэлита" Алексей Толстого. И все это на большое количество иллюстраций. Вот получая предложение издательства, часто очень неожиданное, у меня начинала совершенно по-другому работать голова. И вот эта неожиданность, она заставляла искать какое-то новое решение. Иногда желания, мечта проиллюстрировать что-то, они, видимо, заставляли меня в какой-то период перегореть, и замысел фактически был обречен на неудачу. Но вот Булгаков - это, пожалуй, произведение, которое я предлагал, я получил отказ в четырех издательствах, и потом все-таки издателя нашел, который полностью принял мое решение книги. И вот сейчас опять удача - "Преступление и наказание" с "Вита-Новой". Надеюсь, проект состоится.



Дмитрий Казнин: Алексей, сложно работать с художниками, с творческими людьми?



Алексей Захаренков: Конечно, сложно. Сложнее, чем с кем бы то ни было. Но и приятнее. Тут даже описать тяжело. Мы работаем и с братьями Трауготами, и с Шемякиным, и с Ващенко, и с Бисти, то есть такие имена, перед которыми можно преклоняться только, с Андреем опять же. А что касается "Мастера", мы издали двух "Мастеров", и так судьба сложилась, что с Андреем мы делаем Достоевсского, а не "Мастера". Первый "Мастер" у нас был издан с московским художником, ныне покойным уже, Геннадием Калиновским, и братьями Трауготами, они сделали 256 иллюстраций. И в этом году особый экземпляр, первый экземпляр этого издания мы подарили Эрмитажу. Теперь мы с гордостью говорим, что книга издательства "Вита-Нова" представлена в коллекции Эрмитажа.



Дмитрий Казнин: Как долго готовится книга одна? Есть ли какой-то максимальный срок, сколько вы готовили книгу? Я имею в виду и иллюстрации, и оформление.



Алексей Захаренков: Есть книги, которые уже в работе четыре года, и они не закончены. В среднем, наверное, года три, от двух до трех лет готовится книга.



Дмитрий Казнин: А что занимает столько времени?



Алексей Захаренков: Иллюстрируем. У нас минимальное количество, задаем мы все-таки художнику какие-то параметры, в частности, минимальное количество иллюстраций - это 40 полосных иллюстраций. Чтобы их нарисовать, Андрей не даст соврать, для этого нужно время.



Андрей Харшак: Уже два года за спиной.



Дмитрий Казнин: Судя по опросу на улицах, люди тяготеют к фэнтези, потом на классику, были еще детские книги. Вы тоже тяготеете к классической литературе? Есть ли у вас планы расширять ассортимент?



Алексей Захаренков : Безусловно, мы делаем только классическую литературу, что называется, проверенную временем. И не потому, что мы боимся рисковать, а потому что сама тема, которой мы занимаемся, она лежит в стороне именно классики – будь то классика ХХ века, будь то классика XIX , XVIII , XVII и так далее веков, включая Библию. Мы сейчас готовим Библию в иллюстрациях палехских художников.


У нас малотиражные издания. Если делать какую-то процентную выборку, то, наверное, это какой-то 00 какой-то процент – это наш покупатель среди всего населения.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте, слушаем вас.



Слушатель : Здравствуйте! Георгий из Санкт-Петербурга. Я только что вытащил из шкафа очень интересный экземпляр: «Сочинение Михаила Юрьевича Лермонтова полное собрание в одном томе. Издано под редакцией Скабичевского с портретом Лермонтова, биографией, факсимиле и 138 рисунком художника Малышева. Третье пересмотренное и исправленное издание. Цена 1 рубль. Типография высочайше утвержденного товарищества «Общественная польза» 1895 год». Чем интересно, что там, где иллюстрации, каждая страница разделена на четыре квадрата с той и с другой стороны, и разные рисунки к разным произведениям. Вот такое оригинальное издание. Не знаю, что с ним делать. Обложка разрушается, переплет уже почти оторван.



Дмитрий Казнин: Вы уже говорили, что вы продолжаете традиции оформления книг дореволюционных.



Алексей Захаренков : Да. Я просто хотел бы посоветовать звонившему либо обратиться в иллюстрационную мастерскую, либо прийти к нам. Мы бы тоже с удовольствием посмотрели на это издание. Может быть, речь зашла о каком-то использовании этого раритета.



Дмитрий Казнин: Вы же занимаетесь не только издательством книг, но и выставочной деятельностью. Это такой необычный аспект работы издательства.



Алексей Захаренков : Аналогов я, действительно, не знаю. На самом деле, это достаточно органичное продолжение того, чем мы занимаемся. Здесь просто два слова надо сказать, что мы делаем так называемую нумерованную часть тиража – это от 20 до 100 экземпляров мы нумеруем. Соответственно, к ним прилагается особое приложение, либо это оригиналы гравюр, литографии, либо это какие-то литературные приложения. Это повлекло за собой мысль коллекционировать то, чем мы занимаемся. Мы коллекционируем оригиналы иллюстраций, которые используем в оформлении книг и, собственно, выставляем и показываем их широкому зрителю.


В этом году прошло порядка десяти выставок. Одна была очень большая выставка в Москве во Всероссийском музее Пушкина. Мы представляли 22 художника, более 200 работ мы возили. Выставка имела очень большой резонанс. В музее Достоевского была такая коллективная выставка. Помимо коллективных, мы еще проводим авторские выставки. Выходит книг, мы, как правило, осуществляем большую персональную выставку, совмещенную с презентацией.



Дмитрий Казнин: Андрей, как вы расцениваете эту деятельность для художника.



Андрей Харшак : Она просто неожиданна на сегодняшний день, хотя длится уже несколько лет (практически с момента начала деятельности издательства). Постепенно издательство в этом плане наращивает обороты, и становится своего рода таким очень добрым, хорошим графическим клубом. Потому что, действительно, во-первых, каждое издание сопровождается очень серьезной презентацией хорошо организованной. А помимо этого, издательство уже по собственной инициативе, выбирая выставочные площадки, в основном, это литературные музеи Санкт-Петербурга и других городов (только что Леша рассказал о выставке в Москве), организует выставки иллюстраций тех книг, которые уже изданы, и те, которые еще находятся в работе. По крайней мере, то, что происходит в Санкт-Петербурге, собираются художники, графики и не только те художники, которые сотрудничают с издательством, и на этих встречах царит очень хорошая атмосфера. Поэтому наличие такого места, где бы мы могли встречаться по таким хорошим поводам, это очень здорово.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте, слушаем вас.



Слушатель : Здравствуйте. Я бы хотела задать вопрос директору издательства «Вита-Нова», уж коль скоро это издательство так называется. Издатель говорил, что они переиздают издания издательства «Академия». Переиздавали ли они «Вита-Нова» с иллюстрациями Фаворского?



Алексей Захаренков : Я не говорил, что мы переиздаем иллюстрации. Не иллюстрации, а книги издательства «Академии». Мы говорим, что мы ориентируемся на это издательство в плане подготовки текстов. А что касается «Виты-Новы», в этом году (полтора месяца назад) у нас вышла «Вита-Нова» с иллюстрациями не Фаворского, то, что в «Академии» выходила, а с иллюстрациями нашего питерского замечательного художника Рашида Доменова. В Москве была очень большая выставка-презентация этой работы. Рашид Доменов по этой книге выдвинут на соискание премии «Человек книги» 2006 года в номинации «художник».



Дмитрий Казнин: Андрей, как много специалистов сейчас выходит из вузов, которые могут сделать книгу? Я так понимаю, эта тема сегодня больная. Человек, который может от начала до конца сделать книгу. Выпускают таких специалистов? Много ли их? Находят ли они работу?



Андрей Харшак : В Санкт-Петербурге в государственных и негосударственных институтах на сегодняшний день, по-моему, 7 или 8 графических кафедр. Естественно, у каждой из них свое направление, свое лицо, свои требования. Это вопрос очень сложный по поводу того, находят ли работу художники, и насколько это актуально. Естественно, у каждой издательской фирмы, в том числе и у издательства «Вита-Нова» свои конкретные требования, которые они предъявляют к художнику, к дизайнеру, к оформителю, к иллюстратору. Можно перечислять много направлений.


Если говорить о каком-то комплексном подходе решения книги, что художник, специалист, окончивший высшее учебное заведение, мог сдать книгу от начала и до конца под ключ, наверное, с этим лучше всего справляется Северо-западный институт печати, кафедра графики. Мне пришлось стоять у истоков воссоздания этой кафедры. Потому что где-то в начале 70-х она прекратила свое существование, и через 30 лет была организована практически вновь с нуля. С 1996 по 2002 год я возглавлял эту кафедру. Это был очень интересный период. Кафедра как-то достаточно стремительно заявила о себе большим количеством выставок, премиями студентов за книжные работы. Мне все это было очень-очень приятно. И вот я знаю, что на сегодняшний день у выпускников этой кафедры нет проблем с трудоустройством. Они меняют место работы только в сторону улучшения. Выпускники этой кафедры сейчас занимают должности дизайнеров, арт-директоров в большом количестве периодических изданий, в различных издательствах.



Дмитрий Казнин: Алексей, сложно найти специалистов?



Алексей Захаренков : Очень сложно. Я очень рад, Андрей, что твои студенты находят работу. Даже не сомневаюсь, что это так. Но у нас, к сожалению, не сложились отношения с выпускниками. Мы приглашали раза 3-4 ребят. Давали им какую-то пробную работу. К сожалению, все исчезали. Я даже не знаю по каким причинам. Речь о гонораре, о каких-то условиях даже не доходила. Они брались с удовольствием, а потом – раз! – один исчез, потом второй исчез. На самом деле, у нас огромнейшая проблема найти книжного специалиста, в первую очередь дизайнера книги. Потому что, по моим понятиям, по моим ощущениям, что все убегают в рекламу. Это естественно. Там большие заработки.



Дмитрий Казнин: Вы говорите «исчезают». Жизнь сейчас становится все боле быстрой и все более одноразовой. Одноразовыми практически становятся все предметы, которые окружают человека. Вы при этом делаете книги, условно говоря, вечные. Вы стараетесь сделать их надолго, основательно. Не видите ли вы в этом какого-то противоречия? Как в эпоху такой одноразовой жизни живется издательству, которое выпускает такие книги?



Алексей Захаренков : Вопрос тяжелый. Век, действительно, очень стремительный, век одноразовой посуды. Но хочется иногда остановиться, посмотреть и задуматься, а что будет дальше? Когда мы собирались, мы приняли решение делать книги только для себя. Это даже не было каким-то решением. Это было вытекающим последствием из нашей жизни. Соответственно, хотелось приучить к книге своих детей. А что надо сделать для того, чтобы обратить внимание даже взрослого человека на книгу? Книга должна быть чем-то отмеченным, теми же самыми иллюстрациями. Известно, что с иллюстрациями книжку читать гораздо легче.


Как говорила Алиса: «Что это за книжка, если в ней нет ни разговоров, ни картинок?!» Известно, что наличие прямой речи, облегчает чтение. Облегчают чтение и картинки. Мы, наверное, действительно, первые, кто начал делать иллюстрированные книги для взрослых. Потому что сейчас много говорят о том, что книга забывается. Чтобы привлечь взрослого человека, книга должна быть тоже с картинками. А картинка – это неторопливое разглядывание. Это образ жизни. И всегда приятно в наш стремительный век остановиться и на что-то обратить внимание. В нашем случае – это книга.



Дмитрий Казнин : То есть вы противостоите одноразовой жизни. Есть какая-то позиция?



Алексей Захаренков : Позиция – да. Позиция – думать о себе. Мы думаем о себе, мы работаем для себя, любимых, чтобы нам было интересно и нашим детям. А то, что это нравится еще кому-то, значит, мы считаем, что мы делаем какие-то правильные вещи. А противостоим или не противостоим… Каждый занимается своим делом. Вот мы занимаемся таким делом.



Дмитрий Казнин : Андрей, вы говорите, что несколько лет готовите иллюстрации к одной книге. И нет соблазна делать более быстрые, может быть, более прибыльные проекты?



Андрей Харшак : Здесь я, во-первых, хочу продолжить мысль, которую Леша высказал. Я ни в коем случае не хочу оправдывать выпускников кафедры графики Северо-западного института за то, что они уходят от издательства.



Смех в студии



Андрей Харшак : Действительно, молодые люди – воспитанники своего времени. Действительно, жизнь необыкновенно стремительна. Поэтому, думаю, что они еще не созрели для того, чтобы уйти в книгу, в серьезную книгу на два и больше года. Для этого надо все-таки что-то еще и пережить. Это естественно, не считая материальной стороны вопроса. Потому что я понимаю молодых людей. Им нужно здесь и сейчас и по возможности побольше. Никуда от этого не деться.


А что касается меня. Да, наверное, уже другого я не вижу и не хочу. Меня интересует серьезное решение проблемы в том ключе, который я себе ясно представляю. Если существует такое издательство, которое идет навстречу, это очень хорошо.



Дмитрий Казнин : Алексей, какие сейчас у вас проекты в работе? Что следует ожидать в ближайшее время?



Алексей Захаренков : У нас на фоне политических событий, которые происходят в России, образовался совершенно замечательный проект, о котором имеет смысл сказать. Это издание Рошата Руставели «Витязь в тигровой шкуре» совместно с тбилисским университетом. Грузинский художник этой работы закончила делать эту книгу. Мы получали эти иллюстрации через Германию. Потому что все почтовые связи, как вы знаете, нарушены. Этот проект для нас… Это мы хотим ударить культурой по политике. Для нас это очень важный проект. Мы очень гордимся им в настоящее время.



Дмитрий Казнин : Когда он будет реализован примерно?



Алексей Захаренков : Я надеюсь, что к апрелю где-то мы должны его сделать.



Дмитрий Казнин : Спасибо.



XS
SM
MD
LG