Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Путин выслушал страну" – бросился в глаза заголовок в одной из газет после ежегодного апрельского ток-шоу президента. Интересно, понимал ли редактор, как подобострастно, даже заискивающе это звучит? Скорее всего, понимал. Очень уж "по-нашему", по-сегодняшнему: царь-батюшка вас выслушал – и решит, что с вами, неразумными, делать.

Владимир Владимирович даже поможет некоторым из тех, кто молит о помощи – причем, его желательно именно молить. Видимо, как любой диктатор, он черпает силу в чужой слабости – ему необходимо быть просимым, а значит любимым, понятым, оцененным. И неважно, что президентский рейтинг давно "сделан". Это – на уровне подкорки: требуется "натуральное" подтверждение. Поэтому Путин трогательно собирает записочки у бабушек и сильно гневается, когда помощники их теряют – как мы недавно узнали из телевизионного панегирика, подготовленного придворными летописцами президента и оглашенного в эфире его тефлоновыми как бы друзьями и как бы оппонентами.

Но "барская любовь", настойчиво транслировавшаяся под фанфары Дня Победы, распространяется далеко не на всех сограждан даже пенсионного возраста. Что же бывает с теми, кто не молит, а настаивает на своих правах, кто смеет свое суждение иметь и задавать неудобные вопросы?

В канун праздничных торжеств в Томске вступила в активную фазу война против непокорных местных граждан, включая пенсионеров, которые посмели год (!) назад трижды (6 мая, 6 июня и 6 июля) выйти на одиночные пикеты в защиту "узников Болотной". Во время акций – не требующих согласования с властями одиночных пикетов – их участники (восемь человек) соблюдали указанную в законе дистанцию; ни к кому из них полицейские с претензиями не подходили, не предлагали удалиться, наоборот, всем дружелюбно улыбались.

И вот нынешней весной пикетчики узнали, что на каждого из них, оказывается, заведено дело. Словно по команде против них была брошена вся мощь местных правоохранителей в виде скрытой видеосъемки давно минувших дней и скриншотов из социальных сетей (причем у большинства обвиняемых собственных аккаунтов нет). Последний (пока) по времени суд прошел 15 мая над Михаилом Мордовиным из Северска, что рядом с Томском. Первой ласточкой стала Наталья Лебедева, по специальности радиофизик, кандидат наук, работала в Институте систем управления и радиосвязи, потом до пенсии – в Томском институте сильноточной электроники. И вот в свои почти 70 впервые вышла на улицу с плакатом "Свободу политзаключенным!". Очень уж ее задело, как поступают с участниками акции 6 мая 2012 года. И сердце, как она призналась, болит у нее прежде всего не за политиков, которые риски понимали, а за тех, кто "пришел на разрешенную акцию и попал под раздачу" и кто теперь сидит, а "в стране тихо... и стыдно, что никто ничего…"

Над Натальей Ивановной в апреле состоялись сразу три суда – все в один день. Каждый постановил, что пенсионерка виновна в административном прегрешении по статье 20.2 КоАП ("Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования"). В ее случае – в организации одиночного пикета (то есть самой себя). Приговор – штраф по 10 000 рублей за каждый кейс (видимо, в качестве особой "милости" суд решил, что положенные 20 000 за пикет обвиняемой не потянуть). То есть общая сума штрафа составила за три акции "всего" 30 000. Учитывая размер пенсии в 12 000 рублей, пенсионерке даже предложили помощь – в составлении прошения о рассрочке платежа.

Второй наказанный – в прошлом учитель физики, 70-летний Анатолий Вторушин. Полицейские задержали его прямо на улице. Во время судебного заседания пенсионеру стало плохо, и его на скорой под охраной полиции доставили в горбольницу. Вежливые полицейские дежурили у дверей палаты: ждали, когда старик придет в себя, чтобы вернуть его в суд. В деле Вторушина тоже фигурируют скриншоты со страниц в социальных сетях, хотя у него вообще нет компьютера.

Леонида Рыбакова задержали на 40 часов до суда и в результате после признания виновным по упомянутой схеме оштрафовали на 25 тысяч рублей (за первый из пикетов).

Правоохранители, видимо, решили, что если активные граждане выходят на одиночный пикет со схожими, неприятными власти лозунгами, то и мысли в их головах одинаково неприятные

Михаила Мордовина сначала вызвали в полицию. Оттуда – все в тот же Советский районный суд. Причем полицейские обратили его внимание, что, мол, это не принудительная доставка, просто "решили подвезти". Не иначе как из вежливости. Все три протокола, как заявил Мордовин информагентству ТВ-2, составлены словно под копирку, меняются только фамилии участников, даты и время. Дословно там сказано, что он "выражал свое мнение с плакатами "Сажать невиновных – преступление!", "Свободу осужденным по "Болотному делу!", был одет в футболку с надписью: "Свободу узникам 6 мая!" и держал шарики с надписью: "Солидарность". Иначе говоря – один все это держал одновременно и тем самым нарушал закон.

Оштрафовали Мордовина по первому пикету без скидок – на 20 тысяч рублей. В ближайшее время предстоят еще два суда.

Напомню, по закону одиночные пикеты не требуют согласования с властями. Участники должны лишь соблюдать положенную дистанцию между собой. Томские пикетчики из этой нормы и исходили. Однако явно не учли творческой фантазии правоохранителей, которые не только произвольно обращаются со "сроком давности", но и с недавних пор инициировали моду на "фильтрацию темы". Видимо, решили, что если активные граждане выходят на одиночный пикет со схожими, неприятными власти лозунгами, то и мысли в их головах одинаково неприятные. А значит, акцию следует считать коллективной, на которую нужно испрашивать разрешение у самой, столь озабоченной собственной приятностью власти.

Вопрос о том, когда же в Томске закончится произвол в отношении участников одиночных пикетов, – это, конечно, не для прямой линии с президентом. Ведь он не про собачку, помочь завести которую жене офицера может только верховный главнокомандующий. И не про то, когда страна увидит первую леди. И не про клонирование себя великого для потомков. И даже не про то, с кем он ходит в русскую баню (оказывается, с германским канцлером – не подумайте, что с Ангелой Меркель, – с ее предшественником, и баня тогда загорелась – ни дать ни взять знамение).

"Томский вопрос" – про неравнодушие. Про человеческое достоинство. Про выстраданную годами и опытом смелость не быть молчаливым быдлом.

Коллега из Томска, которая держит меня в курсе событий, с горечью пишет в своем письме о бесправии "маленького человека из глубинки". А мне подумалось: разве можно назвать "маленьким" того, кто преодолел собственный страх, да хотя бы элементарную человеческую неловкость, и вышел вот так в одиночку, навстречу в лучшем случае равнодушному недоумению, улыбочкам и непониманию толпы, в худшем – плевкам и агрессии, чтобы выразить свою позицию, собственное мнение?

6 мая 2015 года томская пенсионерка Наталья Лебедева вновь стояла в одиночном пикете – за свою идею и за всех, кому неловко, страшно, недосуг или и вовсе не стыдно.

Галина Сидорова – журналист

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG