Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Тихий Дон» как магазин «Березка» и инструмент национального самосознания


Наталья Иванова: «В момент истерического патриотизма, подняв икону Бондарчука, мы оказались в дураках. Потому что фильм, на самом деле, абсолютно нерусский». [Фото - "Первый канал"]

Наталья Иванова: «В момент истерического патриотизма, подняв икону Бондарчука, мы оказались в дураках. Потому что фильм, на самом деле, абсолютно нерусский». [Фото - "Первый канал"]

Первый российский телеканал начал показ сериала «Тихий Дон» по роману Михаила Шолохова. Фильм был снят Сергеем Бондарчуком в начале девяностых, остался в Италии из-за банкротства продюсеров, в 2005-м году выкуплен Россией и заново смонтирован Федором Бондарчуком. Показу предшествовала беспрецедентная рекламная кампания. Однако первые впечатления обычных зрителей и специалистов — серьезное разочарование.


«Тихий Дон» — и роман, и две его экранизации, особенно версия Сергея Герасимова, считались национальным достоянием, были чем-то вроде советской культурной иконы. Естественно, что зрители ждали фильм Сергея Бондарчука даже вне зависимости от рекламы. Однако уже ночью, сразу после показа первой серии, в интернете можно было прочесть в основном разочарованные отзывы публики.


Аксинья в павловопосадском платке — «клюква в сахаре»


Кинокритики до показа полагали, что компьютерные спецэффекты не должны уничтожить замысел Сергея Бондарчука, но во время просмотра все время приходилось догадываться, что хорошо выстроенные мизансцены — это его заслуга, а вот ядовитый цвет изображения — заслуга его сына Федора и продюсерской группы Первого канала, освоившей русский блокбастер «Дневной дозор». То есть — зритель вынужденно пытался отделить режиссера Сергея Бондарчука от режиссера Федора Бондарчука. Говорит кинокритик, обозреватель газеты «Коммерсант» Лидия Маслова, которая свой дискомфорт описывает так: «Мучил вопрос — насколько чисто технически картинка подверглась какой-то компьютерной обработке? К сожалению, я не могу сравнить. Я не видела, как выглядела картинка первоначально Бондарчука, и что с ней сделал его сын. Я могу только предполагать, что она стала, конечно, гораздо более рекламной, гламурной. В этом, в основном, и состоит разница. Что касается отличия какого-то идеологического, или художественных принципов, я думаю, что здесь и разделять нечего. Поскольку яблочко от яблоньки все-таки недалеко падает».


— А у вас есть какие-нибудь впечатления о работе актеров?
— Это очень смешно, конечно, все. Настолько очевидно, что иностранные исполнители просто не понимают, что они играют. Видно, что им все это абсолютно чуждо, они не в курсе, а режиссер не знал, как им это объяснить. Позицию режиссера мы сейчас уже не узнаем, но актеры выглядят совершенно, как куда-то с мороза только что попавшие. Они даже не знают, что им играть. А отечественных актеров, по-моему, в первой серии... Кто там был? Гостюхин и Руденский. Ну, присутствуют на заднем плане. Но поскольку главные-то герои все-таки иностранцы, на них обращено все внимание. Особенно, когда накладывается русский дубляж, который совершенно не попадает в артикуляцию иностранцев, совершенно создается сюрреалистическое впечатление сериала, уже даже мексиканского что ли, или бразильского.


— Мне еще показался довольно странным монтаж. У меня такое ощущение, что я смотрю какой-то набор эпизодов. Комикс по мотивам произведений под названием «Тихий Дон».
— Это как бы, мне кажется, вполне в логике формата и жанра. Комикс, можно сказать, лубок. Это такой экспортный вариант. Еще когда начинает звучать голос Михалкова, то в первые же моменты вспоминается еще «Сибирский цирюльник» в той его этнографической части, где показываются всякие красочные русские забавы, все в таких кислотных цветах. Вот это примерно такая же ярмарочная Россия, которая, на самом деле, предназначена даже не русскому зрителю. Это такой заграничный вариант. Когда Аксинья выходит в своем павловопосадском платке за водой, ты сразу понимаешь, что это «клюква в сахаре», которая предназначена для экспорта. Недаром же Руперт Эверет в одном из своих интервью вспоминал, что это все похоже на магазин «Березка». Вот, собственно, добавить-то нечего.


«В момент истерического патриотизма, подняв икону Бондарчука, мы оказались в дураках»


Своими впечатлениями делится известный литературный критик Наталья Иванова: «У меня, прежде всего, впечатления от самого сюжета появления этого фильма, поскольку он был обставлен фантастическими пиар-кампаниями, шедшими по Первому каналу, вплоть до специальной передачи Познера, такое происходило нагнетание общенациональных чувств, — говорит Наталья Иванова. — Это как бы очередной сюжет очередного заговора против России. Какие-то страшные злобные силы утаивали сокровище. Оно теперь уже найдено. Нам открылось. И благодаря этому Россия почувствует себя, наконец, живой, свободной, воскреснет и так далее. Такая подоплека этого сюжета меня очень заинтриговала. А на самом деле на выходе получилось, что в момент истерического патриотизма, подняв икону Бондарчука, мы оказались в дураках. Потому что фильм, на самом деле, абсолютно нерусский. Какие-то этнографические казаки. Видно, что фильм смонтирован как реклама зарубежных банков. Про себя я вспоминаю рекламу банка «Империал». Получается, что на самом деле на волне патриотизма фильм, в котором иностранные актеры играют и достаточно плохо, я бы сказала, играют, по сравнению с Быстрицкой, нашей первой еврейской красавицей в роли Аксиньи, или Эммой Цесарской, которая была необыкновенная красотка... В общем, получается, что здесь пока нет никакой психологии, хотя исчерпано большое количество сюжетных историй в романе, что нет истории. Что история — это такой как бы контекст всего русского, который нам надо было вернуть в этой картине — этого тоже нет. Такой магазин "Березка".


Я глубоко разочарована. Я думаю, что я давно не брала в руки роман Шолохова. Может быть, теперь и он меня разочарует, потому что те куски, которые зачитывает Никита Сергеевич Михалков, звучат очень выспренне, на каких-то котурнах... И даже непонятно, почему этот Дон несчастный снят. Так же можно было снять любую, по-моему, американскую речку. Оператор ведь не понимает, что он на самом деле снимает глянцевую открытку вместо метафоры «Тихого Дона». Такая же глянцевая открытка и Аксинья. Вот посмотришь, она сейчас скажет что-нибудь по поводу конфет "Рафаэло". А Григорий — так его и представляешь в другом костюме, рекламирующем чай "Липтон", английский чай».


Критик Наталья Иванова уверена, что Первый канал в рекламе сериала пошел самым простым путем. В частности, никак не обсуждалось авторство романа: «Достаточно темная все-таки история связанна с рукописью "Тихого Дона". До сих пор существует множество версий — на самом ли деле написал это Шолохов, или это написал все-таки Крюков, или это написал Краснощекин, а потом это было переписано Шолоховым? Эта ведь интрига тоже существует. Но после фильма еще ведь запустили в качестве опять же пиара картину "Шолохов и Сталин", как бы документальную, где мне (я прошу прощения) люди типа репортера Колодного объясняют все про Шолохова и Сталина. Мне это все глубоко неинтересно. У меня такое ощущение, что шарик сдут, причем усилиями самого ТВ при этом», — убеждена Наталья Иванова, заместитель главного редактора журнала «Знамя».


XS
SM
MD
LG