Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия, Европа и "Евровидение"


Полина Гагарина и Кончита Вурст

Полина Гагарина и Кончита Вурст

Все прогнозы о нетерпимом отношении Европы к России, которое непременно скажется на оценках российской исполнительницы, рухнули. Полина Гагарина заняла высокое второе место. Однако российские телеканалы, за исключением Первого, не хотят говорить об этом конкурсе. Российскому телезрителю не стоит о нем знать? В гостях телекритики Арина Бородина и Александр Мельман.

Полная видеоверсия эфира

Елена Рыковцева: В воскресенье состоялось объявление результатов музыкального конкурса "Евровидение". Мы обсудим сегодня все, что было связано с этим конкурсом по части телевидения, по части пропаганды, идеологии и так далее. С нами Александр Мельман, телевизионный обозреватель газеты "Московский комсомолец". Мы поговорим с Ариной Бородиной, тоже телевизионным критиком, на эту тему. Александр, давайте сначала просто об итогах, ждали ли вы такого результата или вы думали, что нет, не получится у Полины с призовым местом в той политической обстановке, которая сегодня складывается вокруг России?

Александр Мельман: Я, конечно, не специалист в этом виде спорта, я не музыкальный обозреватель, тем не менее, я всегда с большим интересом смотрю "Евровидение" и болею за наших, ничего не могу с собой сделать. Мне всегда интересно, что будет после "Евровидения", как это шоу будет развиваться дальше. Сам конкурс мне очень понравился. Действительно, там были музыкальные вещи очень интересные, не настолько примитивные, как это обычно бывает, с моей точки зрения, непрофессиональной может быть, а дилетантской. Мне интересна и подача самих музыкантов, потому что идет сначала визитная карточка страны, как люди ведут себя на сцене, в песенно-музыкальном обрамлении. То есть все интересно. Конечно, я болел за Полину, она, по-моему, очень достойно выступила. Я просто болел как в хоккее только что, в хоккее неудачно, здесь второе место можно признать очень удачным. Когда она по голосованию лидировала, я просто, когда получала 12 баллов от Германии или той же Эстонии, я просто вскакивал с места и кричал "ура" – такое у меня было эмоциональное состояние. Но потом, к сожалению, швед вышел вперед. Второе место, я думаю, устроило всех.

Елена Рыковцева: По поводу "ура", тут такой произошел момент, может быть не очень радостный для российской аудитории, ваш коллега тоже зафиксировал это Артур Гаспарян, который там был – это реакция пресс-центра журналистского. Первую половину страшно кричала российская делегация, стояли несколько человек с российскими флагами, и очень громко кричали. Никто их, к сожалению, не поддерживал в этом пресс-центре, поворачивались, на них смотрели, к ним подсылали камеры, чтобы снять реакцию для картинки. А вторая половина, когда начал выходить вперед швед – это был уже единый пресс-центр, единая Европа, которая радовалась и поддерживала. При очень хорошем и теплом отношении к Полине Гагариной, сама по себе победа российской исполнительницы не порадовала бы тех, кто там присутствовал.

Александр Мельман: Вы же говорите о пресс-центре, там журналисты, то есть это политизированная публика, поэтому там этот был оттенок. А в зале были люди другие, как можно догадаться, и там совершенно я политики не увидел в этом смысле.

Елена Рыковцева: Конечно, в зале совсем другое, в зале я фиксировала абсолютно ровное отношение ко всем участникам. Где-то вспышки были особенной радости, когда очень яркий номер. Например, сербская исполнительница вызвала симпатию и приступ ликования, а на очках, на баллах это никак не сказалось. Но мы же с вами не скажем, что к Сербии какое-то предвзятое отношение.

Александр Мельман: А немецкая певица выступила тоже неплохо – ноль баллов.

Елена Рыковцева: В общем результатами вы довольны, это оптимально то, что можно было получить. Любопытнейшая история происходит теперь с оценкой этих результатов. Поначалу, как известно, такие голоса звучали, что нет, не дадут Полине, это невозможно при той обстановке. Потом, когда все-таки дали второе место, я прочитала другие голоса – оказывается, почему не первое? "Зрителям конкурса постоянно различными способами напоминали, – пишет "Комсомольская правда", – что в России действует закон против гей-пропаганды, отмечает "Вашингтон пост". Это ссылается "Комсомольская правда" на "Вашингтон пост", хотя саму публикацию не приводит. Поэтому, мол, европейская публика не дала Полине Гагариной первое место, потому что ее, видите ли, настраивали против России, что здесь есть такой закон.

Александр Мельман: Что вы хотите от наших прекрасных коллег? Они всегда найдут повод. Это как сказка о дедушке и мальчике: мальчик едет, дедушка недоволен. То есть они всегда будут недовольны, всегда найдут повод зацепиться. И мы с вами такие, наверное, тоже. Поэтому что же здесь поделаешь. Другое дело, мне кажется, в связи с событиями на Украине какое-то у меня было впечатление, что они сознательно, организаторы и зрители, хотели как-то компенсировать, этот политический антураж убрать вообще и даже дать больше, может быть, России в том смысле, чтобы показать: мы с вами, ребята, потому что политика – это одно, а вы здесь совсем другие, у вас другой имидж, совсем все по-другому. Мне казалось, что это компенсация, может быть. Практически так и произошло. Другое дело, при всем этом географическом голосовании пресловутом, о котором мы каждый год говорим, что бывшие свои за бывших своих, не только бывшие, скандинавы тоже в основном за скандинавов голосуют, все равно ощущение, что это было очень объективно. Швед, Полина и итальянец – это тройка, которая изначально предсказывалась букмекерами.

Елена Рыковцева: А вот результат России самой, как проголосовала Россия. Вас не удивило, Россия традиционно голосует за Армению, за кого-то от своих, и вдруг в этот раз вы увидели, что Италия попала в тройку, Швеция, то есть за своих прямых конкурентов проголосовали россияне.

Александр Мельман: Объективность здесь восторжествовала. Здесь как раз получается, что россияне против этого тренда пошли, против географического голосования. Просто увидели с точки зрения большинства, кто лучше, так и проголосовали. Хотя спасибо, конечно, и Армении, и Азербайджану, которые нам поставили высшие оценки. Я был насторожен перед этим голосованием, особенно в связи с Арменией. Любые политические события, недавно происходящие, они так или иначе сказываются, по крайней мере, в моей голове. Трагедия в Гюмри, я думал, что это повлияет, а дали 12.

Елена Рыковцева: Если мы подведем итоги той части нашего разговора, которая касается оценок, то мы отмечаем, что ни Европа предвзято не отнеслась к российской исполнительнице, ни Россия не отнеслась к Европе предвзято. Мы можем сделать вывод из этого далеко идущий, что этот мост, может быть, и окажется маленьким мостиком, может быть первым за последний год, который свяжет Европу с Россией? Такой девиз и был у Евровидения – building bridges.

Александр Мельман: Вот именно маленький – это как попытка. Это очень хорошая попытка, правильная, позитивная. Я просто это полностью поддерживаю. Как было в советское время, когда была Катя Лычева, Саманта Смит, не политическое участие, хотя, конечно, оно было подспудно политическое. До этого был чемпионат мира по хоккею и опять получилось так, что наша сборная уехала, не послушав канадский гимн – вот это был политический реальный скандал. А здесь совершенно ничего этого не было, я просто порадовался, у меня позитивное ощущение осталось в конце.

Елена Рыковцева: Хорошо, что Полина не ушла со сцены.

Александр Мельман: Я видел, она была очень довольна вторым местом.

Елена Рыковцева: Мы сейчас зафиксировали все хорошее, теперь мы поговорим о некоторых проблемных зонах, которые возникли вокруг этого. Кончита Вурст, вы знаете, что когда победил этот немножко странный, шокирующий российского патриархального человека, я имею в виду, конечно, православную церковь, которая там устроила вокруг этого скандал, даже были голоса больше не участвовать в этом шоу разврата и так далее. Сейчас, поскольку участвуем, а Кончита – это абсолютный лидер всего этого действа, она во главе, она всюду, не показать ее невозможно. Первый канал, который освещает это, он все-таки ухитрился ее убрать немножечко в сторонку, в своих репортажах о "Евровидении" подчеркнуто не рассказывал о ее роли, о том, как она дает пресс-конференции, и т.д Слова "Кончита Вурст" вы не найдете в новостях Первого канала.

Мне рассказали только что, я не видела российскую трансляцию, я не видела, как что комментировалось и как что перекрывалось. Оказывается, впервые в истории "Евровидения" перекрывались куски шоу. Студия Малахова включалась на конкретных совершенно кусках шоу, и эти шоу были с связаны с Кончитой Вурст, это были ее музыкальные номера, российские телезрители не увидели, как она поет. То есть они знали, поскольку репетиций несколько проводится, они знали, в какой момент она запоет, в это время включали студию Малахова. Более того, на финале мы все видели, что проходит видео-галерея победителей "Евровидения" прошлых лет, российская аудитория их не увидела, поскольку опять все это выводила Кончита. Как вы считаете, о чем эта история говорит? Что все-таки странного с их точки зрения человека пытаются задвинуть как-то.

Александр Мельман: Вы раскрыли глаза, я не знал об этом факте. Это очень интересно. Комментировали Юрий Аксюта, музыкальный директор Первого канала, и Яна Чурикова, замечательно это делали. То, что называется толерантностью, в их комментариях были образцы толерантности. Когда они видели Кончиту, они совершенно прекрасно о ней говорили, когда Кончита сидела рядом на диванчике с Полиной и так далее. Это совершенно продвинутые, современные люди. А то, что перекрывали это, значит будем делать вывод, что это некий компромисс. Совсем порвать отношения с "Евровидением", хороший бизнес для нашего телевидения, между прочим, зачем это делать? Уходить, хлопая дверьми, просто показывать совковость в худшем смысле, до этого, естественно, мы не дойдем.

Нормальные люди руководят и нашим телевидением, начальники начальников тоже достаточно нормальные. Но некий компромисс нужно было соблюсти, пройти между струйками и технически. Как в свое время советское Алла Борисовна Пугачева, ее концерт на Рождество устраивали, чтобы люди поменьше ходили в церковь, а смотрели Аллу Борисовну. Алла Борисовна не виновата, так же, как не виноват Андрей Малахов, что им воспользовались. Значит, это надо зафиксировать, что мы находимся на таком этапе, когда мы не рвем все концы, но тем не менее, стараемся угодить нашему духовенству. Это очень характерный момент.

Елена Рыковцева: И еще об одном моменте я говорила сегодня с Ариной Бородиной. Это совершенно другой поворот событий, тоже связанный с освещением "Евровидения".
Арина, верно ли, что накануне "Евровидения" звучали такие прогнозы, такие мысли, что хорошая исполнительница российская, и букмекеры дают ей второе место, но не проголосует за нее Европа просто в силу политических предубеждений?

Арина Бородина: Я должна вам разъяснить, что российский эфир вообще не упоминал о том, что в субботу будет "Евровидение", разумеется, за исключением Первого канала, который в этом году транслировал "Евровидение" в своем прямом эфире. Потому что ни канал ВГТРК, ни канал НТВ в субботу не сообщал российским телезрителям, что этот конкурс будет в Вене. Поэтому таких разговоров не было. Разумеется, на Первом канале в новостях это показывали все активно, подготовку к конкурсу всю неделю. Но, разумеется, там не было таких разговоров о том, что будет сложно. Напротив мне показалось, что они очень верили в Полину Гагарину и как могли поддерживали нашу участницу.

Елена Рыковцева: Как вы считаете, то, что не показывали эту подготовку, не рекламировали этот конкурс, не объясняли, в чем его смысл, по другим каналам, почему это происходит? Потому что конкуренция между каналами, не хотят пиарить чужой продукт или потому что не нужно, вредно российскому телезрителю смотреть это "Евровидение", видеть этих людей, эту Европу веселую объединенную?

Арина Бородина: У меня есть, конечно, собственное ощущение этого, я позволю поделиться своими мыслями. Я не знаю, как на самом деле и какая подоплека. Дело в том, что надо открутить на два года назад. Я просто очень подробно об этом писала, я напомню, что трансляцией тогда тоже занимался Первый канал, а Россию представляла Дина Гарипова, финалистка, победительница шоу "Голос". Девушка, которая из Татарстана, самая что ни на есть единая Россия национальная, о чем у нас любят говорить наши телеканалы. Так вот так же ни на НТВ, ни на ВГТРК не было ни единого слова о том, что "Евровидение", ни до, ни после конкурса, что особенно поразительно.

Я, конечно, объясняю это не какой-то подоплекой, не идеологической, не пропагандой – это исключительно конкурентные отношения, личные, я бы даже сказала, отношения, которые приобретают какой-то совершенно неадекватный размах. Потому что я всегда говорю: это же не проект Первого канала, это не проект канала "Россия" – это российская участница представляет страну. Но, видимо, такие отношения между каналами, что что-то смещается в их сознании. Меня поразило, что утром в воскресенье ни один российский канал, кроме Первого, не сообщил о том, что у нашей участницы довольно высокий результат. И более того, беспрецедентная совершенно история, которую тем более должны раскручивать госканалы – нам отдали высокие баллы очень много европейских стран, голосование было в нашу пользу, вопреки этим всем разговорам о санкциях, о запретах, об игнорировании России. Собственно, об этом потом говорил в новостях Юрий Аксюта, который комментировал "Евровидение", представляет дирекцию музыкальную Первого канала. Номер Полины Гагариной, как говорят, его была инициатива. Он с этим номером, как он сам рассказывал в эфире, пришел к Константину Эрнсту, генеральному директору, уже команда Первого этим занималась.

В общем, мне кажется, это совершенно неадекватная история. Меня она, честно скажу, как зрителя возмутила. Особенно, если учесть, что чего только не было в воскресенье в 30-минутном выпуске "Вестей" в 11 утра, о чем только ни рассказывали, даже о том, что Рамзан Кадыров стал "ночным волком", а то, что представительница России заняла второе место на "Евровидении", не сказали ни слова. Но 30 секунд хотя бы можно было уделить этому внимание. В 20.00 в "Вестях недели" Дмитрий Киселев открылся этой темой, они вдруг неожиданно вспомнили, что это большой успех России и надо бы нам об этом рассказать. На канале НТВ весь день ничего не рассказывали, только 12 секунд уделил этой теме Кирилл Поздняков, ведущий итоговой программы на НТВ вечером в воскресенье.

Елена Рыковцева: С воспитательной точки зрения для их аудитории это важно, это полезно было бы узнать, что нет такого предвзятого отношения Европы к России, как вам рассказывают здесь на этих каналах? Вы считаете, что они хотели бы донести эту мысль или просто не нужно это делать?

Арина Бородина: Я думаю, что с точки зрения национальных телеканалов это как раз была бы мысль очень полезная, для аудитории тоже. Они могли бы поднять это на щит, я проецирую с их точки зрения, о том, что все-таки у нас на хорошем счету, люди голосуют за Россию, несмотря на то, что санкции, весь мир против нас, как рассказывают по телевизору. Мне кажется, что это как раз было бы очень здорово. В конце концов и на "России-1", и на Первом канале делали упор именно на это, что Германия, Эстония дали 12 баллов нашей участнице. Об этом потом сказали, но то, что этот конкурс, конечно, в этом году был совершенно необыкновенным по резонансу – это да. Ведь в эфире Первого канала перед трансляцией Владимир Жириновский сказал совершенно вопиющую, свойственную этому политику вещь, о том, что ему конкурс "Евровидение" напоминает матч киевского "Динамо" с немцами, в оккупированном Киеве. Именно так он рассматривал конкурс. Поэтому неудивительно, что уже после трансляции Жириновского в студии не было.

Я бы хотела отметить две вещи. Мы часто ругаем телевидение совершенно справедливо, но одну вещь я хотела бы отметить несомненно – это комментарии Юрия Аксюты и Яны Чуриковой, которые на Первом канале комментировали конкурс "Евровидение", они рассказывали обо всех участниках очень доброжелательно, профессионально, без акцентов, что мы Россия, Россия, вперед, порвем всех. Этого не было, и это было очень приятно. Я настолько устала от этой агрессии ненависти, что мы самые-самые, а все остальные никакие. И тут вдруг такая приятная неожиданность, очень хороший был комментарий. И еще несвойственная этому каналу, обычно у Андрея Малахова или канала "Россия-1", у них какая-то вакханалия и шабаш творится в ночном эфире, вы знаете, в этот раз все было смикшировано, несмотря на высокий результат и успех Полины Гагариной, как-то все сдержанно. Учителя, родственники, без всяких политиков и депутатов, за исключением Жириновского. Жириновскому результаты голосования испортили очень эту тираду, что это фашистская оккупация. Рейтинги этого шоу были очень высокие. Само "Евровидение" смотрели более 40% телевизионной аудитории, один из самых высоких показателей во всем телевизионном сезоне.

Елена Рыковцева: Вот это очень интересно, все говорят: мы не смотрим, фу, какое шоу. А потом открываются цифры и оказывается, что все тихо это смотрят, просто стесняются сказать.

Александр Мельман: Первый канал умеет подать самих себя. Если другие каналы об этом не говорили, то достаточно было, как это делал Первый. И действительно они делали в данном случае в плюс.

Елена Рыковцева: Давайте мы обсудим другие каналы, Первый канал не один, аудитории других каналов тоже составляют большой процент. Эта аудитория предпочла не заметить "Евровидение". Когда второй канал его не освещает, он о нем знать не хочет вообще. Не может ли быть здесь такого, что не хочется лишний раз говорить о том, что Европа вместе, непредвзята, включена Россия в это сообщество. Может быть, им не хочется эту тему педалировать? Потому что идет линия на отделение, на озлобление. И вдруг они как-то оказываются вместе в этой музыке.

Александр Мельман: С одной стороны, я думаю, и первая причина, и вторая, и конкурентная борьба, и этот общий тренд. Мы немножко подгоняем под ответ, мы так думаем, а можно только предполагать. Я думаю, что конкуренция превыше всего в данном случае. Это такая недостойная в данном случае конкуренция. Человек достоин, даже если эти жесткие отношения, но встань выше этого, покажи, ты сам покажешь только свое достоинство. Нет, этого не происходит. Я соглашусь с такой оценкой. По поводу тренда, хочется подогнать и сказать, что все, что показывается, эти программы Дмитрия Киселева, Владимира Соловьева, на Первом канале Петр Толстой становится жестче, чем он был несколько месяцев назад. Люди, наверное, ждут, когда Владимир Владимирович развернется немножко, с неким лагом инерции, потому что не сразу все делается, и тогда они пойдут вспять. А пока они отрабатывают. Я тоже присоединюсь и скажу: может быть, они не хотели, но получается, что так. Мы говорим о том, что у нас другие ценности, у Европы противоположные, тем более конкурс "Евровидение" – это некая совокупность того, о чем мы все знаем, поэтому мы не должны смешивать одно с другим, мы другая цивилизация. Вот идеологическая подкладка. Мы у себя в голове можем совместить и это высказать. Было ли так на самом деле, я не знаю. Поэтому я на первое место ставлю пресловутую конкуренцию.

Фрагмент эфира. Программу целиком слушайте в звуке и смотрите на видео

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG