Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как решится судьба несуществующего союзного государства


Программу ведет Андрей Шарый . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Алексей Знаткевич.



Андрей Шарый : В Москве в пятницу после обеда начались переговоры президентов России и Белоруссии. В студии программы "Время Свобода" обозреватель Белорусской службы Радио Свобода Алексей Знаткевич.


Алексей, добрый вечер. В Минске ясно, какова будет судьба союзного государства? Что говорят по этому поводу?



Алексей Знаткевич : Добрый вечер. Я думаю, что уже давно большинство экспертов, большинство аналитиков в Минске говорят, что никакого союзного государства не будет. Его в принципе планировали когда-то сделать только с тем расчетом, чтобы Александр Лукашенко стал президентом объединенного государства, то есть пришел на должность в Москве. Когда стало известно, что это невозможно, сразу эта идея была похоронена.



Андрей Шарый : Означает ли это, что она будет похоронена и официально по инициативе белорусской стороны или нет?



Алексей Знаткевич : По инициативе белорусской стороны вряд ли. Потому что для белорусской стороны выгодно поддерживать эту идею о том, что Россия - это главный наш союзник, это главный наш партнер. Тем не менее, переход уже есть. Как говорил эксперт, что Беларусь может искать пути в Европу, она пока не ищет открыто путей в Европу, она ищет скорее пути в третий мир. Проходят встречи Александра Лукашенко с президентом Ирана, с президентом Венесуэлы. Он летает на Кубу. Мы хотим показать, что Беларусь не одна в мире, но пока партнеры, кроме России, это, скорее, страны третьего мира плюс такие страны как Китай.



Андрей Шарый : Означает ли сказанное вами, что белорусская сторона понимает, что отношение к ней России, в случае краха концепции союзного государства, будут строиться на таком жестком экономическом прагматизме, то есть мы вам будем поднимать цену на газ, скажут в Москве Минску?



Алексей Знаткевич : А тут нечего понимать. Это уже, по-моему, говорится открытым текстом. Те переговоры, которые сейчас проходят, - это очень жесткие экономические переговоры о ценах на нефть, о тех пошлинах, которые Беларусь кладет себе в карман. Ранее это была такая концепция - газ в обмен на сдачу национальной идентичности. Скажем, газ и нефть в обмен на то, что в Белоруссии Александр Лукашенко кричал о том, что мы готовы за Россию проливать кровь, в обмен на то, что Белоруссии русский язык и русская культура доминируют. Вот эта концепция действовала довольно долгое время.



Андрей Шарый : А сейчас уже не действует?



Алексей Знаткевич : Сейчас по-прежнему, я думаю, есть силы в России, для которых очень важно, чтобы у них был такой союзник, который всегда готов сказать, что мы готовы подставиться под машину НАТО, которая пойдет, мы готовы лечь под танки, которые будут ползти на Россию. Такие речи говорятся открыто Александром Лукашенко. Я не придумываю, такие вещи он говорит по государственному телевидению. Но, я думаю, что сейчас это не является основной темой на переговорах между Белоруссией и Россией. Там говорятся вполне определенные вещи с определенными цифрами.



Андрей Шарый : А какая-то экономическая контригра есть у Минска - какие-нибудь таможенные пошлины, транзитные, что такое?



Алексей Знаткевич : Есть транзит газа, естественно. Есть такой козырь, и довольно серьезный, как два очень серьезных объекта - радиолокационная станция возле Ганцевич и еще одна радиолокационная станция возле Вилейки. Это такие объекты, которые очень дорого стоят. Чтобы России найти адекватную замену, в случае, если Белоруссия откажется эти объекты обслуживать, будет требовать, чтобы за них платили большую какую-то цену, это очень серьезная вещь. И уже открытым текстом опять же господин Чергинец, представитель сената так называемого, верхней палаты белорусского парламента, заявил, что если Россия ставит таким образом вопрос, то мы будем в ответ ставить вопрос о военных базах. Но насколько это реально, насколько это в короткой перспективе возможно, это тяжело говорить.



XS
SM
MD
LG