Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги выборов в Конгресс США и почему в России боятся ухудшения отношений с Вашингтоном? Золотые отходы: жители Челябинской области против компании «Миассзолото»; Научные исследования – как сделать отходы экологически чистыми и экономическими выгодными




Итоги выборов в Конгресс США и почему в России боятся ухудшения отношений с Вашингтоном?



Ирина Лагунина: Победа Демократической партии на выборах в Конгресс США многими комментаторами характеризуется как революция. Почему проиграли республиканцы и куда намерены вести страну демократы? Что означает смена власти в Конгрессе для России? Репортаж Владимира Абаринова.



Владимир Абаринов: В 1917 году правительство Канады, которая участвовала в европейской войне, придумало идеальный, как ему казалось, способ одолеть оппозицию на всеобщих выборах. Правящая Консервативная партия провела в парламенте новый закон, по которому избирательное право впервые получили женщины, но не все, а лишь близкие родственницы канадских граждан, воюющих на фронтах мировой войны – солдатские жены, вдовы, матери и сестры. Одновременно права голоса были лишены призывники, отказывающиеся служить по религиозным или моральным соображениям, а также иммигранты из стран, составлявших неприятельскую коалицию, причем даже те из них, кто уже получил канадское гражданство, в том числе и выходцы из оккупированных территорий, например, Украины, хотя когда они уезжали оттуда, не было ни войны, ни оккупации. Выборы правящая партия выиграла, но с таким ничтожным преимуществом, которое не позволило ей проводить эффективную политику. При этом консерваторы на десятилетия вперед восстановили против себя целые категории граждан, чьи потомки и сегодня голосуют за либералов.


В США впервые после 1968 года выборы прошли в условиях масштабного военного конфликта. «Мы – воюющая страна», - постоянно напоминали гражданам республиканцы, надеясь тем самым еще раз сплотить нацию на основе общей для всех угрозы. Этот аргумент сработал дважды, в 2002 и 2004 году, но на сей раз избиратели твердо заявили, что им надоело быть воюющей нацией. Как показывают опросы, положение в Ираке было одним из главных, но не единственным негативным фактором, предопределившим поражение республиканцев. Другие проблемы, стоящие перед Америкой, перечислил на своей первой после выборов пресс-конференции президент Буш.



Джордж Буш: Смысл вчерашнего послания ясен: американский народ хочет, чтобы его лидеры в Вашингтоне предали забвению межпартийные раздоры, вели себя в соответствии с высокими моральными стандартами и вместе работали над разрешением стоящих перед нашей страной проблем. Мы живем в историческое время. Вызовы и возможности хорошо видны всем. Будет ли эта страна по-прежнему укреплять свою экономику сегодня и в далекой перспективе? Обеспечим ли мы нашим детям качественное образование? Окажемся ли мы готовы к вызовам 21-го столетия? Сумеем ли мы воспользоваться достигнутым прогрессом и решительно порвем при помощи новых технологий с зависимостью от иностранных источников энергии? А самое главное – исполнит ли нынешнее поколение лидеров свое обязательство защитить американцев? Я знаю, сейчас много рассуждений о том, как скажутся эти выборы на битве, которая идет в Ираке. Признаю, что многие американцы выразили голосованием свое недовольство отсутствием прогресса в Ираке. Однако я также уверен в том, что большинство американцев и их лидеры здесь, в Вашингтоне, представители обеих политических партий понимают, что мы не можем смириться с поражением.



Владимир Абаринов: Наутро после дня голосования президент протянул оливковую ветвь новому спикеру Палаты представителей Нэнси Пелоси.



Джордж Буш: Они провели хорошо организованную кампанию. Их кандидаты проделали превосходную работу по привлечению голосов избирателей. Я сказал г-же Пелоси, что собираюсь работать вместе с ней и ее коллегами, искать почву для сотрудничества в ближайшие два года. Как партия большинства они отдают себе отчет в том, что теперь их обязанности намного шире. В качестве первого после выборов шага, направленного к достижению межпартийного согласия, я рекомендовал ей декораторов, которые помогут ей оформить интерьеры ее новых служебных помещений.



Владимир Абаринов: Президент старался показать, что он не делает трагедии из случившегося. Но эксперт Института Брукингса Томас Манн считает, что Джордж Буш на самом деле переживает поражение своей партии гораздо сильнее.



Томас Манн: Я уверен, некоторые из вас смотрели пресс-конференцию президента. Это было интересно. Я обратил внимание на его слова о том, что избиратели, похоже, не поняли послание республиканцев о налогах и терроризме. В основном он говорил мягко, было похоже, что он послание избирателей как раз понял, причем по его мимике и интонациям чувствовалось, что он воспринимает результаты выборов гораздо серьезнее, чем говорит о них. А я подумал, что он должен взять пример с конгрессмена Морриса Юделла, который в 1976 году боролся за номинацию кандидатом в президенты от Демократической партии. Оказалось, что никому неведомый губернатор Джорджии Джимми Картер постоянно опережает его на праймериз на Восточном побережье, на Юге, на Западе – везде. Наконец, дело дошло до штата Висконсин, который Юделл считал своей территорией, где преимущество ему обеспечено. Он действительно вырвался вперед и, не дожидаясь окончательных результатов – а в то время подсчет и доставка бюллетеней из отдаленных сельских районов занимали больше времени, чем теперь – пошел спать и уснул безмятежным сном счастливого человека. А наутро его сотрудники сказали ему, что сельская местность вывела Джимми Картера вперед. Он опять проиграл, и это был конец кампании. Он созвал пресс-конференцию и решил снять свою кандидатуру. Он заявил: «Народ сказал свое слово. Мерзавцы».



Владимир Абаринов: И все же – почему проиграли республиканцы? Точка зрения председателя Национального комитета Республиканской партии по выборам в нижнюю палату конгрессмена Тома Рейнолдса.



Том Рейнольдс: Выборы середины второго срока всегда самые сложные для партии президента, и те, которые только что состоялись, не исключение. Таких выборов после Гражданской войны было шесть, и президентская партия теряла в среднем 41 место в нижней палате. Но политика делается на местах. Каждая кампания имела свои особенности. В каких-то случаях мы сумели удержать места, которые политические пророки уже отдали нашим оппонентам – таким было и мое место. В ряде случаев мы поучили сюрпризы.



Владимир Абаринов: Действительно, на историческую закономерность комментаторы указывали еще до выборов. Даже популярнейший президент Рональд Рейган, избранный на второй срок значительным большинством, не смог избавить свою партию от потерь на парламентских выборах. Избиратели устают от одних и тех же лиц в Конгрессе, и в этом проявляется одна из скрытых пружин американской системы сдержек и противовесов. Том Рейнольдс винит в поражении общую атмосферу в обществе.



Том Рейнольдс: Мы всегда готовы идти навстречу ветру, поэтому Национальный комитет республиканцев был агрессивен как никогда в своих контактах с избирателями. Мы потратили более 80 миллионов – повторяю, 80 миллионов – на выборы в Палату представителей. И это - не считая расходов на телевизионную рекламу, оплаченную из других источников. Но некоторые кандидаты не ожидали, что станут жертвами враждебной атмосферы на национальном уровне.



Владимир Абаринов: Лидеры общественных организаций консервативного направления настроены гораздо более критично по отношению к республиканцам. Вот комментарий одного из них, Брента Бозелла, который возглавляет весьма влиятельный Совет родителей по контролю за телевидением.



Брент Бозелл: У республиканцев были все возможности изничтожить демократов на этих выборах. В этом избирательном цикле Демократическая партия не выдвинула ни единой позитивной идеи. Они были только против – против того, сего, пятого, десятого.



Владимир Абаринов: Еще один представитель консервативного лагеря – президент организации «Объединенные граждане» Дэвид Босси.



Дэвид Босси: Республиканские лидеры в Конгрессе потеряли смысл существования. Несмотря на катастрофические результаты, американцы озабочены бюджетными расходами и налогами, вопросами национальной безопасности и разбуханием правительства. Это те самые вопросы, по которым республиканцам есть что сказать. Одно мы поняли из этих выборов: если ты избираешься как консерватор, действуй, как консерватор.



Владимир Абаринов: По мнению Томаса Манна из Института Брукингса, прошедшие выборы, прежде всего, доказали, что американская политическая система работает.



Томас Манн: Мы всегда находим причину назвать каждые выборы важными, значительными, дескать, они окажут огромное влияние, изменят повестку дня. Однако в большинстве случаев это не так. Я полагаю, на этот раз потенциал серьезных перемен действительно существует, но перемены эти никоим образом не гарантированы. Правда, по крайней мере, в одном отношении можно утверждать, что перемены состоялись, причем критически важные перемены. Они заключаются в том, что мы как демократическое государство продемонстрировали самим себе и всему миру, что в этой стране политики по-прежнему несут ответственность за свои действия. Возможно, это звучит банально, но дело в том, что до выборов было много разговоров о том, что мы утратили эту способность, потому что система стала настолько жесткой, настолько негибкой, что элемент соревнования настолько утрачен, что уже просто невозможно добиться существенного сдвига в общественном мнении, который, в свою очередь, повлечет за собой значительный сдвиг в распределении сил в правительстве.



Владимир Абаринов: На что демократы намерены употребить свои полномочия партии большинства? Лидер демократов в Палате представителей, будущий спикер палаты Нэнси Пелоси.



Нэнси Пелоси: Вчера мы увидели, насколько красива и гениальна наша демократия. Американский народ проголосовал за перемены. Он высказался в пользу нового курса для всех американцев. Поддержав целую когорту прекрасных, талантливых кандидатов-демократов, они избрали демократическое большинство и поручили ему заботу о проблемах рядовых американцев, и разумеется, свою тревогу о войне в Ираке.



Владимир Абаринов: Среди законодателей, которые теперь возглавят комитеты Конгресса, есть и сторонники импичмента президенту Бушу. Однако Нэнси Пелоси сразу же исключила такую возможность. Демократам, по ее словам, просто некогда заниматься межпартийными дрязгами и сведением счетов.



Нэнси Пелоси: Демократы пришли не для того, чтобы восстановить равновесие. Демократы пришли для того, чтобы помочь американскому народу идти вперед – вот о чем наша программа действий. Некоторые пребывают в эйфории от того, что теперь они могут реализовать свои приоритеты. Но это не наши приоритеты. Я уже говорила и скажу снова: импичмент в наши планы не входит.



Владимир Абаринов: Контроль над Конгрессом вовсе не означает, что члены партии большинства голосуют всегда одинаково. Смысл борьбы за Конгресс заключается в том, что партия большинства контролирует постоянные комитеты Конгресса, формирует повестку дня, продвигает одни законопроекты и откладывает в долгий ящик другие, а кроме того – принимает решения о парламентских расследованиях и имеет право вызывать свидетелей повесткой, имеющей силу судебной.


Для России смена власти в Конгрессе может обернуться новыми проблемами. Обращает на себя внимание и характеристика, которую президент Буш дал новому министру обороны, ветерану Холодной войны Роберту Гейтсу.



Джордж Буш: Будучи заместителем директора Центрального разведывательного управления при администрации Рейгана, он был одним из тех, кто возглавлял американскую политику против присутствия советских сил в Афганистане. Успех этой политики ослабил советский режим и предвестил победу свободного мира в «холодной войне».



Владимир Абаринов: Впрочем, у Роберта Гейтса будет много других забот, прежде всего с Ираком. В Сенате комитет по международным делам возглавит Джозеф Байден, сенатор от штата Делавэр. Его отношение к России в значительной мере определяется тем, что Делавэр – крупнейший производитель мяса домашней птицы. Именно из-за введенных Россией ограничений на импорт американских кур Байден в свое время настоял на том, чтобы поправка Джексона-Вэника оставалась в силе. Вот одно из его характерных высказываний.



Джозеф Байден: Вот уже несколько лет как президент Путин повернул вспять курс на развитие демократии, защиту прав человека и власть закона в России. Администрация в основном молчала. Как это возможно – заботиться о продвижении демократии на Ближнем Востоке и в то же время с таким безразличием относиться к реставрации в России?



Владимир Абаринов: Еще более резко настроен конгрессмен Том Лэнтос, который займет в январе пост председателя комитета Палаты представителей по международным делам. Он был одним из соавторов проекта резолюции об исключении России из Большой Восьмерки за отступления от демократии. Лэнтос много внимания уделяет правам человека и свободе прессы в других странах, причем ведет себя настолько активно, что в апреле этого года был арестован вашингтонской полицией за участие в несанкционированном митинге у посольства Судана. А два года назад глава комитета Государственной думы по международным делам Константин Косачев демонстративно отказался встречаться с Лэнтосом и даже не пожелал выписать ему пропуск в здание Думы.



Ирина Лагунина: За ходом дополнительных выборов в Конгресс США следил наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов. Остановимся подробнее на двух политических фигурах, которым, начиная с нового года, предстоит играть немалую роль во внешней политике США. Это наиболее вероятный будущий председатель комитета по международным делам верхней палаты – Сената США – Джо Байден и будущий председатель аналогичного комитета в нижней палате – Палате представителей Том Лэнтос. Джо Байден был избран в Конгресс в 1972 году, когда ему было всего 29 лет. И вероятно сейчас в Сенате нет человека, более детально знающего международную политику. Том Лэнтос в Конгрессе с 1981 года. Американец в первом поколении, Лэнтос родился в Венгрии в 1928 году. Единственный член Конгресса, лично переживший Холокост. В США он перебрался уже после второй мировой войны. В нашем архиве сохранилось интервью конгрессмена, которое он дал мне в июне 2000 года, в день, когда в Москве был арестован Владимир Гусинский. Лэнтос тогда внес на рассмотрение Конгресса резолюцию, осуждающую этот арест. Вот запись того разговора.



Ирина Лагунина: Автор проекта резолюции, который пользуется сейчас поддержкой со стороны представителей обеих партий, конгрессмен от штата Калифорния Том Лэнтос. Вопрос конгрессмену: "Как вы оцениваете то, что произошло в Москве? Ведь обвинения выдвинуты не политические, а уголовные, обвинения в совершении уголовного преступления"?



Том Лэнтос: Что на самом деле представляет уголовное правонарушение, так это вульгарный арест гражданина из-за якобы незаконных коммерческих действий, совершенных много лет назад. Это самый зловещий знак, и Конгресс Соединенных Штатов возмущен подобным поведением российских властей. Если господин Путин хочет, чтобы его принимали серьезно, если он хочет, чтобы его заявлениям о том, что его цель - построить в России демократическое общество, верили, он должен положить конец подобным беззакониям.



Ирина Лагунина: Так каковы же, в таком случае, предположения, почему на самом деле был арестован Владимир Гусинский?



Том Лэнтос: Он был арестован, потому что он - владелец единственных свободных средств информации в России. Он был арестован потому, что его средства информации - единственные, кто давал правду о войне в Чечне. Он был арестован потому, что у него была программа "Куклы" , которая высмеивает политических лидеров - и тех, что у власти, и тех, кто вне ее. И очевидно, что Путин не способен воспринимать критику.



Ирина Лагунина: Но если допустить, что на самом деле у российского правительства есть сведения о незаконной деятельности Владимира Гусинского? Что делать в этом случае?



Том Лэнтос: Это не имеет никакого отношения к этому возмутительному аресту. Это все равно как если бы главу "Майкрософта" задержала полиция и поместила в тюрьму, потому что есть подозрения, что его компания - монополия в своей области. Это - не то, как цивилизованное правительство в XXI веке обращается со своими гражданами. Если есть претензии к коммерческой деятельности, то их надо рассматривать в суде. Но нельзя арестовывать гражданина по подозрениям в ведении якобы незаконной коммерческой деятельности, да еще и в ведении ее годы тому назад.



Ирина Лагунина: Готов ли Конгресс США действовать в данный момент?



Том Лэнтос: О, да. Я представил на рассмотрение резолюцию от имени свободной прессы в России. Я получаю огромную поддержку от моих коллег, членов обеих партий. И я поговорил с моими коллегами по Конгрессу за те часы, которые прошли с момента этого возмутительного ареста. В конгрессе действительно возмущены, и это возмущение будет расти до тех пор, пока Владимира Гусинского не освободят, и пока правительство не принесет извинения перед ним. Резолюция отмечает все действия правительства Путина против свободы прессы, и в ней подчеркивается очевидное: что свободное демократическое общество не может существовать без свободной прессы. И если Путин хочет, чтобы его рассматривали как серьезного партнера Соединенных Штатов, эти атаки на свободную прессу должны прекратиться.



Ирина Лагунина: Как может вести себя правительство Соединенных Штатов в этом положении?



Том Лэнтос: Господина Гусинского в тюрьме для уголовных преступников держит не американское правительство. Его держат российские власти. И мое предложение - чтобы его немедленно освободили. Но и Соединенные Штаты могут предпринять ряд вещей. На этой неделе Россию намеревается посетить делегация представителей крупного американского бизнеса. Насколько я понимаю, в целесообразности этой поездки сейчас возникают сомнения. Отношение среди американских политиков к такому возрождению КГБ в новом обличии абсолютно негативно.



Ирина Лагунина: Сказал в интервью Радио Свобода в 2000 году конгрессмен Том Лэнтос. Нынешний з аместитель председателя комитета сенатор Джо Байден считает, что события в России принимают тревожный характер. В сентябре 2004 года Байден подписал письмо ста влиятельных политиков мира к руководству НАТО и Европейского Союза с требованием пересмотреть политику по отношению к Кремлю. Впрочем, письмо начиналось с выражения глубокого соболезнования и солидарности с россиянами в связи с трагедией в Беслане. Летом этого года, по мере того, как приближалась встреча Большой Восьмерки в Петербурге, сенатский комитет по международным делам провел слушания о ситуации в России. Слушания назывались «Назад в будущее?». Отрывок из выступления Джо Байдена.



Джо Байден: Последние 20 лет Россия медленно сближается с Европой, Соединенными Штатами, демократией и правами человека. Разумеется, путь этот извилистый, но общее направление, на мой взгляд, верное. После того, как к власти пришел президент Путин, Россия переживает, по-моему, самый значительный откат от демократии, откат, какого в мире не случалось уже в течение десятилетий. Администрация Путина привела к повиновению прессу, надела намордник на политических оппонентов, кастрировала Думу и губернаторов, подавила гражданское общество и, я считаю, пыталась подорвать демократические процессы в соседних странах. Центральный фактор этого тревожного развития событий, как вы, г-н председатель, не раз отмечали – нефтяные ресурсы, которыми владеет Россия. Поддерживаемый на плаву высокими ценами на нефть, даже российский коррумпированный и испытывающий нехватку капитальных вложений энергетический сектор остается высокодоходным. Эта доходность маскирует искривления, характерные для энергетики, все в большей степени контролируемой государством, и обеспечивает, а точнее - покупает поддержку, которую оказывает Путину и его администрации население. Эти доходы превратились в орудие угроз как соседям России, так и потребителям энергоносителей. Я считаю, что Соединенные Штаты последние шесть лет вели ошибочную политику в отношении России. Многие, включая меня, уже давно говорят об авторитарных замашках Кремля. К сожалению, до недавних пор администрация не проявляла особого интереса к этим предупреждениям. Я уверен, что администрация Путина испытывает два взаимоисключающих желания. С одной стороны, она стремится добиться признания и уважения России в качестве великой державы. С другой – она хочет по-прежнему запугивать своих соседей, подавлять политическое инакомыслие и использовать энергоносители как оружие массовой дезинтеграции. Я надеюсь, что президент Буш и другие лидеры Семерки воспользуются саммитом в Санкт-Петербурге для того, чтобы донести простую мысль: нельзя получить и то и другое одновременно. Нельзя быть внушающей уважение великой державой и в то же самое время – коррумпированным авторитарным нефтедобывающим государством. Одно исключает другое.



Ирина Лагунина: Джо Байден сформулировал тогда план действий из трех пунктов.



Джо Байден: Во-первых, президент должен сегодня же снять телефонную трубку и начать координацию лидеров семи демократических стран. Кремль весьма успешно раскалывал демократические страны, многие из них несут ответственность за наведение глянца на негативные явления в России. Группа семи должна выступить в Петербурге с жестким консолидированным заявлением, в котором будет ясно сказано, что недавние действия России неприемлемы. Во-вторых, Соединенные Штаты должны добиться от НАТО, чтобы Украина и Грузия уже к концу этого года получили план вступления. Если эти две страны начнут процедуру вступления в НАТО, это поможет закрепить реформы, проведенные после Оранжевой революции и революции роз. Я считаю, что это также удержит Россию от вмешательства в дела других соседних стран. Если Грузия и Украина не получат план действий по вступлению в НАТО, боюсь, Россия воспримет это как зеленый свет и продолжит чинить препятствия демократическим правительствам других стран. Пришло время предоставить этим странам гарантии безопасности, которые им необходимы, чтобы двигаться вперед по тернистой дороге строительства демократии. И наконец, я считаю, что Соединенные Штаты и другие демократические страны должны существенно увеличить поддержку неправительственных организаций и гражданского общества в России. Невзирая на новый закон, направленный на ликвидацию неправительственных организаций, они по-прежнему остаются главным проводником идей свободы, открытости и власти закона. Если Запад хочет, чтобы демократия была вопросом президентских выборов в России 2008 года, мы должны делать больше для строительства инфраструктуры демократии уже сейчас.



Ирина Лагунина: Джо Байден и Том Лэнтос знают Россию досконально, и эти знания основаны на опыте сотрудничества двух стран. Их критика действий российского президента, их нынешнее отношение к политике Кремля не имеет ничего общего с их отношением к России. Отношение к России и отношение к Кремлю – это не одно и то же.



Золотые отходы: жители Челябинской области против компании «Миассзолото».



Ирина Лагунина: В Челябинской области жители нескольких деревень, расположенных рядом с "Байрамгуловским" месторождением золота, требуют привлечения к уголовной ответственности за совершение тяжких экологических преступлений руководителей компании "МИАССЗОЛОТО" и должностных лиц администрации Челябинской области. Скандал разразился вокруг Аргазинского водохранилища, где «Миассзолото» ведет золотодобычу с использованием ртути. Котлованы, где скапливаются токсичные промышленные отходы, вырыты прямо на берегу водохранилища и практически переполнены. Правозащитники уже отправили заявления президенту России, в Генеральную прокуратуру РФ и в Росприроднадзор. Рассказывает Марина Катыс



Марина Катыс: Громкий скандал разразился, когда выяснилось, что для освоения "Байрамгуловского" золотого месторождения компания "Миассзолото" полностью вырубила лес на полуторах тысячах гектаров особо охраняемой природной территории на берегу Аргазинского водохранилища и вырыла пять котлованов для хранения токсичных отходов золотодобычи.


Котлованы уже заполнены ртутной водой, в результате – в округе полностью уничтожено всё живое, а также - вся почва и травяная растительность. Все это происходит в административных границах деревни Аракаева, на берегу памятника природы и источника питьевой воды города Челябинска.


7 октября 2006 года на общественном сходе деревень Туракаева и Аракаева Аргаяшского района Челябинской области, расположенных в непосредственной близости от "Байрамгуловского" месторождения, граждане подняли вопрос о незаконном применении ртути при золотодобыче, а также – об отравлении водохранилища и об опасности для их жизни и здоровья.


Жители этих деревень считают, что прокурор и руководство Аргаяшского РОВД (зная о незаконной добычи золота с применением ртути) с 2004 года умышленно бездействуют и никаких мер к компании "Миассзолото" не принимают.


С подробностями – наш челябинский корреспондент Александр Валиев.



Александр Валиев: В первых числах ноября по Челябинску прокатилась волна сообщений о том, что на территории, объявленной памятником природы в непосредственной близости от водохранилища Аргази, которое является питьевым источником Челябинской области, предприятием «Миассзолото» ведутся опасные работы, а именно - добыча золота способом ртутного амальгамирования. Данную информацию распространила общественная организация «Челябинцы против коррупции», возглавляемая Владимиром Филичкиным, известным правозащитником. В адрес президента России и генпрокурора Филичкин направил заявление, в котором подробно описал саму ситуацию и предысторию, насколько она ему известна. В частности, в этом документе указано, что в 2004 году ОАО «Миассзолото», не имея разрешительных документов правительства России на вырубку леса, только на основании лесорубочного билета, выданного с превышением должностных полномочий директором лесхоза, произвело массовую вырубку леса первой категории Гослесфонда России. Затем на площади около полутора тысячи гектаров незаконно была произведена массовая вырубка леса, вырыты пять котлованов и проведены прочие технические работы. Так называемое Байрамгуловское месторождение находится рядом с двумя поселками Турукаево и Аракаево. На днях их жители подписали обращение к властям. О том, какие претензии выдвигают сельчане, рассказывает Владимир Филичкин.



Владимир Филичкин: В Аргазинском водохранилище стало невозможно ловить рыбу, использовать ее в пищу. Будучи пойманной в рыбацкие сети, она буквально распадается в руках у рыбаков чешуя практически отходит сразу. Жители деревень работали на добыче золота на Байрамгуловском месторождении и хорошо знают, что эта самая добыча производится с использованием ртути, высокотоксическое вещество. Ртутное амальгамирование производится в слаборазвитых странах - в Африке, в Южной Америке. И в Челябинской области. Суть ртутного амальгамирования заключается в том, что порода измельченная прогоняется через пластины, покрытые ртутью, на которые оседает мельчайший золотой порошок.



Александр Валиев: После того, как в ряде средств массовой информации прошло сообщение о том, что Аргази в опасности, чиновники Росприроднадзора срочно выехали на место для проверки фактов. И в то же день сообщили на всю область, что данные факты не подтвердились. Когда я попросил подробнее рассказать о ходе проверки и ее результатах, вот что мне ответил заместитель руководителя Росприроднадзора Валерий Жеребин.



Валерий Жеребин: Не подтвердилась та информация, которую мы получили из средств массовой информации. Они предоставили материалы, что не применяют в своей технологии ртуть.



Александр Валиев: В ответ на вопрос, попадет территория месторождения в водоохранную территорию Аргази, Валерий Жеребин развел руками.



Валерий Жеребин: Попадает, не попадает... Привезут документы – посмотрим, будем разбираться.



Александр Валиев: Итак, предприятие «Миассзолото» отрицает использование ртути в своей работе, надзорное ведомство уверяет, что все документы в порядке и ущерб природе не наносится. При этом надо сказать, что никаких проб воды и почвы взято не было, анализов не проводилось. Между тем Владимир Филичкин убежден, что жители окрестных деревень не стали бы жаловаться на ухудшающуюся экологическую обстановку без оснований. Кроме того, по его мнению, в этом деле задействованы высокопоставленные областные чиновники, а значит правдивой информации ждать не приходится.



Владимир Филичкин: Лицензию на разработку Байрамгуловского месторождения выдало в 99 году руководство Челябинской области и, естественно, высокопоставленные областные чиновники сделают все возможное, чтобы укрыть свою экологически недальновидную политику. Тем более, что, по нашим данным, за компанией «Миассзолото» стоят структуры Русского медного холдинга, основного финансово-инвестиционного проекта ОПС Уралмаш, о чем неоднократно писалось в «Российской газете». Опыт нашей работы показывает, что, к сожалению, надежды на конструктивное рассмотрение нашего заявления по существу нет, так как в Челябинской области полностью отсутствует политическая воля, и правоохранительные органы просто-напросто боятся рассматривать подобные уголовные дела, прекрасно понимая, что неизбежно за ними встанут фигуры первых руководителей Челябинской области.



Александр Валиев: В своем заявлении на имя президента и генпрокурора Филичкин просит привлечь к уголовной ответственности чиновников, виновных, по его мнению, в экологических преступлениях, и называет их поименно.



Марина Катыс: Прокомментировать происходящее в Челябинской области я попросила доктора химических наук, президента Союза «За химическую безопасность» Льва Федорова.


Действительно, ситуация, сложившаяся с золотодобычей на «Миассзолото», вызывает массу вопросов. Во-первых, что такое десять килограммов за шесть месяцев золотодобычи? А во-вторых, насколько разрешенным и общепринятым для России является способ добычи золота с применением ртути?



Лев Федоров: В России стараются не применять добычу золота с помощью ртути, обычно или самородное золото или цианидное, то есть с помощью цианистого калия вытаскивают. А те мелкие крупинки золота, которые нельзя самородным способом намывать, иногда некоторые с помощью ртути вытаскивают. В данном случае чиновники Природнадзора могут что угодно отрицать, но они не могут отрицать самого главного, что вся та совокупность разрешительной документации, которая сейчас лежит на столах у начальников, вся эта совокупность демонстрирует неправомерные поступки начальников. То есть там есть коллективный сговор, в общем это откровенная коррупция.



Марина Катыс: Но ради чего эта коррупция? Ради десяти килограммов золота за полгода?



Лев Федоров: Нет, конечно. Десять килограмм золота за полгода означает, что золото просто неучтенное в большом количестве плывет по «серым» и «черным» схемам. Потому что если бы они все золото добытое показывали, тогда было бы не десять, а больше килограмм. Самое главное во всей этой истории – это экология. Недалеко от Аргазинского водохранилища, источника водоснабжения Челябинска вырыты ямы, в них насыпан продукт, образовавшийся после производства золота, вот эта почво-ртутная смесь. Все это в водоохранной зоне. Факт, что лес вырублен первой категории. Как его можно отрицать, если он уже вырублен? То, что результатов анализов нет, скорее всего их не объявят – это очевидно. Я думаю, что это очень большая была коррупционная схема, если совсем точно сказать, очень бандитского свойства.



Марина Катыс: Об этом же свидетельствуют и те условия, в которых работали старатели. Рабочие работали незаконно, без официального оформления, без средств индивидуальной специальной защиты от паров ртути и вахтовым методом, в среднем не более пяти-шести человек в смену. Причем все они были приезжие из Башкирии или из Челябинской области, но не из этой местности и, соответственно, зарплату они получали по-черному. Если говорить исключительно о рабочих и методах добычи. Если люди работают с парами ртути без всякой защиты, к чему это приведет для человеческого организма?



Лев Федоров: Для человеческого организма это приведет к ртутным отравлениям. Ртутные отравления у нас на территории бывшего Советского Союза, России были известны часто, их было много или на ртутных предприятиях или при работе с ртутными пестицидами, когда ртуть попадает в воду. Например, ртутные пестициды были затоплены во время заполнения водохранилища Новочебоксарской ГЭС. Значит ртуть попала в организм рыб, а дальше в человека. Это очень серьезная беда, когда ртуть выпускают так бесконтрольно на просторы природы.



Марина Катыс: А если говорить о последствиях для питьевого источника челябинского, то есть Аргазинского водохранилища, где рядом, буквально на берегу пять котлованов, в которых складывается порода, обработанная ртутными растворами?



Лев Федоров: Очистка этой воды не предусматривает очистку именно от ртути, поэтому ртуть может попасть и в водопроводную сеть самого Челябинска.



Марина Катыс: И последствия?



Лев Федоров: Тут надо разделять: есть отравления острые, есть отравления хронические. Я думаю, что отравлений острых не будет, а будут отравления хронические, и проявятся они через несколько лет, когда все уже об этом эпизоде забудут. В этом вся беда.



Марина Катыс: То есть говорить о том, что компании «Миассзолото» может быть инкриминировано что-либо с заражением Аргазинского водохранилища, в общем-то не приходится?



Лев Федоров: Нет, можно. Если у Сумина, губернатора Челябинской области, остатки здравого смысла все-таки остались, то он должен добиться, чтобы анализы воды в Аргазинском водохранилище были сделаны, анализы почвы у уреза воды тоже были сделаны, все это было сделано независимо, не всякими «Миассзолото» и прочими структурами, а серьезными людьми. И по результатам этого природоохранный прокурор должен заняться своим делом. Тут у него есть возможность выявить и представить в суд истинных виновников этого преступления.



Марина Катыс: Жители Челябинской области решили обратиться напрямую к президенту России и генеральному прокурору Российской Федерации с просьбой расследовать это дело. Как вы полагаете, будет ли прямая реакция генерального прокурора на их обращение?



Лев Федоров: Я надеюсь на такую реакцию. Обращение действительно три дня назад было послано, обращение очень аргументированное, на мой взгляд. И если в генеральной прокуратуре в связи с новыми обстоятельствами все-таки есть люди серьезные, независимо мыслящие, то они не могут оставить это заявление жителей Челябинской области без последствий. Это очень серьезное и аргументированное заявление.



Марина Катыс: А если говорить вообще о России, насколько ситуация вокруг «Миассзолота» и ртутной золотодобычи характерна для России в целом?



Лев Федоров: Если говорить о промышленных добычах, то это абсолютно рядовое событие, оно могло произойти где угодно. Вопрос только в том, что жители, во-первых, поняли уровень опасности, во-вторых, нашли правозащитников, которые их поддержали. А так такие события происходят ежедневно, ежечасно и много лет подряд в нашей стране.



Марина Катыс: Небольшие золотодобывающие компании, которые используют ртутный метод получения золота, действуют именно так: то есть котлован, туда смесь почвы и ртути после выделения золота и все это остается под открытым небом надолго.



Лев Федоров: Есть другой способ, ничуть не лучше. Если золото сильно спрятано в породе, то цианистым калием вытаскивают и так далее, а ненужный цианистый калий сбрасывают в реку. Цена за сброс в реку тонны цианистого калия примерно пять тысяч рублей. То есть это просто экологический бандитизм. Он везде процветает, и золотодобыче в том числе.



Марина Катыс: Кроме охраны природы есть еще охрана здоровья населения. И здесь, когда речь идет о цианистом калии и ртути, которые сливаются в питьевые водоемы, расположенные рядом с большими и малыми населенными пунктами, речь идет не столько не столько об охране природы и рыбы, с которой чешуя слезает, сколько об охране здоровья населения.



Лев Федоров: Именно в этом случае в первую очередь мы должны адресоваться к товарищу Онищенко Геннадию Григорьевичу - это его прямая служебная обязанность. Мы надеемся, что из этого случая Онищенко наконец увидит проблему как таковую, а не конкретный частный случай. Проблема заключается в том, что очень многие наши технологические процессы сопровождаются отравлением воздуха и воды. И тут господину Онищенко, и господину Митволю работы хватит надолго.



Как сделать промышленные отходы экологически чистыми и экономическими выгодными



Ирина Лагунина: Проблема рационального использования ресурсов и сокращения количества промышленных отходов - одна из самых острых проблем, стоящих сегодня перед человечеством. Действительно, почему-то по-прежнему считается, что внедрение всевозможных ресурсосберегающих и экологически чистых технологий связано с большими затратами и в целом экономически невыгодно для предприятий. Однако наука сегодня уже разработала целый ряд таких технологий, которые позволяют совместить заботу об окружающей среде с получением прибыли. Об этих передовых разработках рассказывает заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор Юлиан Семенович Юсфин. С ним беседуют Александр Костинский и Александр Марков.



Александр Марков: Юлиан Семенович, можно ли уменьшить количество отходов, например, сократив потребление или как-то умерить свои запросы, чтобы хотя бы замедлить процесс засорения и загрязнения биосферы? Или этот путь принципиально для нас закрыт, и мы можем рассчитывать только на разработку новых эффективных технологий переработки, вторичного использования всей той разнообразной гадости, которую производит человечество в процессе своего стремительного роста и развития?



Юлиан Юсфин: Одна из идей, которую мы защищаем, наши отечественные ученые, в отличие от зарубежных воззрений, заключается в том, что отдельные агрегаты, просто предназначенные для переработки как промышленных отходов, так и бытовых, они, как правило, требуют больших экономических вложений. А если мы заставим действующий агрегат промышленный, который выпускает продукцию и раньше и теперь, заодно решать задачи экологические, то есть заодно либо сжигать отходы, либо переводить их в неопасную форму, либо использовать те ценные металлы или другие материалы, которые можно использовать для производства продукции, тогда это становится часто даже и выгодным. В 75 году мы запатентовали впервые в мире переработку пластмасс, мы тогда проблему хлора отдельно не рассматривали, как и остальные, мы не очень грамотны были в экологическом смысле, мы искали возможность экономии энергоносителя в доменных печах. Пластмасса - это углерод и водород, это энергоносители. Почему мы должны отработанные материалы просто выбрасывать или хранить неизвестно для чего? Мы предложили давать в доменные печи с целью экономии энергоносителей – кокса, самого дорогого сырья в металлургии. К сожалению, наша плановая экономика не была предрасположена к быстрому использованию научных знаний. Эти технологии с 90 года используются в Германии и очень успешно. Получалась выгода, потому город платит металлургическому заводу за освобождение территории, а сам завод приобретает дополнительную прибыль за счет экономии энергоносителей. Казалось бы, ну что? Но немцы встали, немножко мы их опередили, потому что они боялись перерабатывать хлорсодержащие пластмассы. А мы показали, что в доменной печи мы решаем проблему диоксинов. Температура две тысячи градусов, никакие диоксины не образуются. Поэтому мы с гарантией перерабатываем хлорсодержащие пластмассы. Я имею в виду идею, конечно, к сожалению, у нас на заводах это тоже непростая проблема даже в неплановом хозяйстве. Но вот вам пример, что это не просто затратно – это выгодно.



Александр Костинский: Скажите, пожалуйста, вы говорили, что есть еще такие замечательные примеры выгодного использования шлаков, которые образуются, в частности, ванадий. Расскажите, пожалуйста, об этом примере.



Юлиан Юсфин: Не из шлаков, а из золы, хотя можно называть и шлаком. Дело в том, что ванадий является стратегическим материалом, не существует месторождений ванадия, он рассеянный элемент. Он обычно в природе находится вместе с другими элементами, чаще всего с железо-титановыми рудами. Вот мы как раз в нашей стране, у нас хорошо развито производство ванадия, мы добываем ванадий в основном через черную металлургию. Это специальная переработка железо-ванадиевых руд с выделением ванадия и потом получения либо металлического ванадия, либо феррованадия. В руде больше полупроцента ванадия не бывает, но ванадия много в отдельных видах нефти. И он концентрируется в конце концов в мазуте после всех химических процессов выделения ценных компонентов, типа бензина, керосина.



Александр Марков: Вот остается мазут с высоким содержанием ванадия.



Юлиан Юсфин: Оно еще не высокое, но когда мазут сожгли на тепловой электростанции, практически весь ванадий 80% переходит в золу. И вот эта зола при небольшой переработке дает возможность получить материал с содержанием ванадия до 25%. Это в 50 раз больше, чем в руде.



Александр Костинский: И ничего не надо делать - это обыкновенные технологические процессы.



Юлиан Юсфин: Нужно провести нагрев, сушку, убрать немножко серы, убрать углероды, то, что есть всегда в золе, потом все спрессовать, получить твердый кусок, чтобы моно было отдавать на производство феррованадия. Вот пример, когда мы получаем огромный экономический эффект. Но для этого нужно складировать золы мазутосодержащего ванадия отдельно. До сих пор у нас нет в стране ни одной тепловой электростанции, где бы золы сот сжигания мазута, в том числе и золы, которые содержали ванадий, складируются отдельно, нет. Поэтому опыты мы проводили не с нашими золами, не с нашими отечественными. Но наши золы ничем не отличаются, у нас тоже есть ванадиевые золы и надо их использовать. И здесь мы решаем проблему ресурсов, основную проблему экологической ситуации. Я всегда своим студентам об этом говорю, что если у нас все будет нормально с использованием ресурсов, если мы не будем терять столько, сколько теряем сейчас, большинство экологических проблем исчезнет само собой.



Александр Костинский: То есть большинство экологических проблем не в том, что цивилизация развивается, а что развивается варварски и фактически потребляют без особого интеллекта.



Юлиан Юсфин: Ресурсный механизм советской экономики – это модель того, как не нужно работать. Дело в том, что когда у нас чего-то не хватало на выходе, вместо того, чтобы заняться анализом, почему не хватает, решалось просто дать больше на входе, еще больше ресурсов. Добыть больше руды, больше угля, больше нефти. Но от этого эффективность не повышается. Мои ровесники хорошо помнят школьные годы, когда мы говорили о том, что у нас гора магнитная на Урале - это огромное скопление металла, и завод будет


необыкновенно долго нас снабжать металлом. Нет этой горы, тридцать лет она существовала. Горы нет, есть яма на этом месте. Полностью израсходована рудная база тагильского завода в Южном Тагиле, ее тоже нет совсем, кончилась она. Оказывается, ничего вечного нет. Управление ресурсами было чудовищно плохим. Мы никогда не считали, что мы тратим. Ведь очень часто мы что-то модернизируем на одном участке длинной технологической цепочки и считаем, что мы выигрываем в сумме. Но это вызывает перемены в цепочке часто негативные.


Я по роду своей научной деятельности часто заседаю в экспертном совете Высшей аттестационной комиссии. Большинство диссертаций носит название: разработка ресурсосберегающей экологически чистой технологии. Это стало как знак отличия для дикаря, разные красивые зарисовки на руках, на лицах - это знак качества. Уверяю вас, что половина никакого отношения к ресурсосбережению, ни к чистой экологии не имеет. Потому что если вы что-то меняете в одном месте, вы обязаны предусмотреть, что будет дальше. Когда мы поменяли с вами паровозы на тепловозы, а потом на электровозы, вы думаете, что-то в цепочке изменилось? Нет. Просто отходы переехали с одного места на другое. То, что производство электричества, что там говорить, 30-40, сейчас 50% КПД, остальное уходит все. А нужно строить подстанции, пути, эти все сети - это колоссальные расходы и там свои потери. И когда вы все подсчитаете, выясняется, что...



Александр Костинский: Паровоз эффективнее был.



Юлиан Юсфин: Паровоз – классика, эффективность 6%. Мы говорим - «эффект паровоза», когда невежливо критиковать какой-то процесс. Но вот электровоз и тепловоз – это действительно сравнимые вещи и надо считать, что выгоднее. Думаю, что не электровоз.



Александр Костинский: Но электровоз, наверное, чем хорош, что он в местах скопления людей не чадит. Электростанцию тепловую где-то далеко можно разместить.



Юлиан Юсфин: Это называется в экологическом словаре «не на моем дворе». Я выбросы снизил, а то, что на другом дворе они выросли и для биосферы все равно, где они происходят. В классических экологических учебниках сказано так, что специалисты по очистке газов и воды называют себя экологами по недоразумению, потому что часто суммарный эффект оказывается отрицательным. Мы провели одно любопытное исследование, мы проанализировали работу цеха газоочистки Магнитогорского металлургического комбината. Посчитали, сколько за год уловлено твердых частиц пыли, то есть мы спасли атмосферу от этого загрязнения, и сколько мы затратили электроэнергии на этот процесс. А потом посчитали, сколько пыли образуется при производстве электроэнергии. И как ни странно, получилось, что мы получили в сумме больше, чем раньше.



Александр Марков: То есть лучше бы не очищали.



Юлиан Юсфин: Лучше бы не очищали. Это, конечно, немножко примитивный расчет. Дело в том, что газ, который мы очистили, пускаем во вторичное использование, а грязный газ, в котором есть пыль, мы не можем запускать, все равно нужно чистить, иначе мы проиграем в энергетике. Но это модель. Когда мы сравниваем процесс без очистки с очисткой, мы должны всегда приплюсовывать то, что мы получаем при производстве энергии, необходимой для функционирования системы. Вот это должно быть обязательным, потому что для биосферы все равно, где происходит выброс, считается сумма. Значит мы совершили маленькую революцию в образовании. Мы, я имею в виду в основном передовые вузы, мы читаем экологические проблемы в своих специальных инженерных курсах, целиком связывая их с достигнутым уровнем технологий и конструкций оборудования. Скажем, приведу небольшой пример: вынос пыли из металлургического агрегата, из доменной печи, которой я сам всю свою жизнь занимался, там выше, где прочность кусков руды, загружаемых в печь, ниже. Тогда образуется, они разрушаются в печи и эта пыль выносится. Проще нам повысить прочность этих кусков, чем потом бороться, улавливать пыль. И мы знаем, как увеличить прочность этих кусков и умеем это делать. Тоже экономика, это тоже технологии, но часто об этом забывается. Начинают строить системы очистки там, где они не нужны или такие не нужны. Уменьшение выбросов – это функция технологического процесса, это инженерный труд, инженерная работа. Поэтому мой принцип, что главный защитник окружающей среды сегодня – это инженер. Это не эколог, который регистрирует и штрафует, а это инженер, который совершенствует технологические процессы и конструкции, а мы можем, и лучшие заводы показывают это, мы можем работать с очень низкими выбросами и в атмосферу, и в воду.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG