Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Золотая пятерка"


Какое кино снимают студенты? Нужно ли образование кинематографисту?

Тамара Ляленкова: Сегодня в московской студии участники 16-го Международного фестиваля студенческих фильмов и творческой фотографии "Золотая пятерка". На фестивале есть несколько номинаций: игровое, документальное, антимационное кино, видеоклипы, шорт-фильмы, художественная фотография, телерепортаж и дополнительная номинация "12+", это, я так понимаю, для будущих студентов.

Наши гости – участники Фестиваля "Золотая пятерка". И в первой части программы это будут фильм, победитель в номинации "Приз зрительских симпатий", его представит Ксения Воронина, это игровое кино, город Иваново. Салман Джумагазиев, он ученик 11-го класса гимназии, Саратов, номинация "Творческая фотография". Наталья Акименко, заместитель директора фестиваля, и организатор Ксения Гладуш расскажут про фестиваль, а Наталья также является участником программы.

Какие проблемы, какие темы выбирают в основном, какие форматы им интереснее всего?

Наталья Акименко: У нас было огромное количество участников в номинации "Игровое кино". Если посмотреть тенденции, какие в основном работы присылали, очень много работ, которые навеяны тем, что сейчас показывают в кинотеатрах, в том числе работы Звягинцева. Есть работы очень похожие по стилю. Есть работы, которые поднимают вопросы болезней, старости. И работа, которая получила приз зрительских симпатий, поднимает вопрос счастья. Эта работа очень многим понравилась, потому что сейчас много фильмах о проблемах в нашей стране и мало фильмов о добром, о счастье и о прекрасном.

Ксения Воронина: Да, это коротко метражный фильм – 30 минут, называется он "По пути". Хотелось бы для начала поблагодарить всех ребят, которые проголосовали и дали нам возможность получить этот приз. Для нас это очень ценно! В первую очередь кино мы снимаем для зрителя, и основная наша цель – затронуть зрителя, дать пищу для размышлений, дать ответы на какие-то вопросы. Фильм был снят в 2012 году, премьера состоялась в 2013 года в нашем родном городе Иваново.

Тамара Ляленкова: Дарья Лебедева – это, я так понимаю, режиссер.

Ксения Воронина: Дарья Лебедева – режиссер. На момент создания фильма была просто Дарья, и были энтузиасты, которые пошли за ней и за этой идеей.

Тамара Ляленкова: В Иваново нет, по-моему, специализированного учебного заведения кинематографического.

Ксения Воронина: Мы самоучки, и мы этим гордимся. У нас уже есть результаты, и мы свои знания улучшаем на практике. И фильм "По пути" стал как раз основой зарождения кинематографа. В нашем городе. Вокруг него мы сплотились и создали свою киностудию "Наследники".

Тамара Ляленкова: Но, помимо всего прочего, это же дорогое производство. Вы должны были найти деньги, аппаратуру… В качестве актером могут выступать знакомые, и вполне удачно, но технология есть технология.

Ксения Воронина: Как говорила Дарья, "я, чтобы снять этот фильм, работала на трех работах несколько лет, это была моя мечта". Конечно, помогали друзья и знакомые. Просто сложились и поехали снимать кино. Города съемок – Туапсе, Москва и Иваново. Фильм о том, что деньги, слава, общественное признание – это не самое главное, и в один прекрасный момент этого может не оказаться. В центре сюжета – молодой архитектор, у которого очень много амбиций, есть любимая девушка, проекты. Но когда у него случаются неудачи, соперник обходит его, он уже становится неинтересен ни своему руководству, ни своей любимой девушке. По воле судьбы после всех этих разочарований в жизни он случайно, без паспорта и без денег оказывается на берегу моря и там встречает свои истинное счастье, которое нужно ценить и хранить, потому что так получилось, что оно у него было недолгим.

Тамара Ляленкова: Хорошая, правильная тема для молодых людей. Другие фильмы по своему направлению похожи на этот? Или есть еще направления, которые ребята особенно любят показывать в игровом кино?

Наталья Акименко: На самом деле, очень разные направления! Поднимаются опросы как счастья, так и смерти, все актуальные темы, которые сейчас волнуют студентов.

Тамара Ляленкова: Ксения, а что вам запомнилось из того, что вы посмотрели? Какие картины вы для себя выделили?

Ксения Гладуш: Я хочу отметить все работы, которые участвовали в шорт-листе, потому что каждая из них была по-своему оригинальной и запоминающейся. Что мы, организаторы, что зрителя, что члены жюри отмечали каждую из участвующих работ и говорили, что каждая работа интересна и оригинальна. Я могу рассказать об одном документальном фильме, который снял Вениамин Лясов, "Лев и собачка". Главным героем является известный артист, он показывает нам этого артиста с совершенно другой стороны – его внутреннее состояние, его душевные качества, как он себя ведет и так далее. Вроде бы кажется со стороны, что это просто документальный фильм про человека, а на самом деле он рассказывает такие важные вещи, которые касаются всех нас: как ты должен самого себя определить, зачем, для чего, как нужно общаться, что важно вообще в жизни человека. Он это проговаривает с такой искренностью, с такой теплотой, что ты прислушиваешься и начинаешь задумываться: правильно ли я живу… Лично я еще хочу отметить, конечно, фильм "По пути", который мы обсуждали. Мне кажется, это одна из самых светлых работ на нашем фестивале.

Тамара Ляленкова: Работа, что ни говори, самодеятельная, что же сработало в этом случае?

Ксения Гладуш: О том, что эта работа самодеятельная, мы знали из заявки, там не был указан никакой вуз и так далее. Но когда мы включили и начали смотреть, это совершенно не просматривается! Мне кажется, если у человека есть талант и желание, то учись или не учись, но это у тебя получится лучше всего. И просто в этой работе чувствовалась искренность и желание донести, и все это было настолько точно и приятно, вкусно сделано, как любят говорить наши преподаватели в университете, действительно вкусно и здорово, весь этот сюжет, все эти повороты, что хотелось смотреть и смотреть.

Еще из тех работ, которые я хотела бы отметить, это, конечно, анимация. В этом году была замечательная анимация, очень сильная. Каждая из работ была действительно очень достойная. Мы смотрели во все глаза и понимали: как замечательно, что у нас есть такая номинация, что ребята могут показать свои способности, раскрыть себя. Одна из самых лучших работ – "Самый темный белый шум", на мой взгляд. Это фильм о том, что мы полностью сидим в телевидении, не глядя по сторонам, смотрим новости, какие-то шоу, заполняем себя ненужной информацией. А на самом деле нужно смотреть вокруг себя и помогать тем, кто вокруг тебя. Нужно раскрыть глаза и понять, что ты нужен кому-то другому, кроме того, чтобы сидеть на диване и смотреть телевизор.

Наталья Акименко: У нас еще есть замечательная номинация – "Телерепортаж". Он может не относиться к кино и фотографии, но это тоже очень важно! Она ввелась только в прошлом году по просьбе нашего члена жюри – Грамматикова. Оказывается, в телерепортаже можно раскрыть все свои и операторские способности, и много еще чего! Еще у нас есть номинация "Клип". Это было просто замечательно! Первое место занят клип нашего студента – Московский институт культуры. Мальчик на четвертом курсе учится, Алексей Малахов, и он снял вместе с Эльвирой Т клип. И это получилось очень замечательно, операторскую работу все отметили. И в игровом кино мне еще понравилась работа очень студента ВГИКа "Бритва". Она сделана по рассказу Бунина, и это была замечательная экранизация. Сейчас все снимают кино про то, что происходит сейчас. А это было единственное кино, снятое про прошлое. И это очень сильно выделялось, нужно было работать с тем временем, костюмами, декорациями. И это было замечательно!

Тамара Ляленкова: То есть ребята есть что сказать, и это важно. Наташа, вы тоже участвовали в конкурсе и не попали в шорт-лист. Как вы себя чувствовали? Вы подавали свою работу, как вы ее делали? Может быть, если смотреть на ивановских ребят, вредит взгляду?

Наталья Акименко: Я бы так не сказала. Может быть, образование в каком-то смысле ограничивает, но ограничение тоже дает возможность мыслить больше. Моя работы – это клип на песню группы "РадиоХэт", он был про любовь. Я его снимала в том году, находила ребят, которые снимались в моем клипе. Сюжет был незатейлив. Я снимала отдельно студию и снимала на улице, то есть у меня было две локации. Текст на английском языке, я его разобрала и попробовала составить свою историю. Я, конечно, переживала, когда подавала клип. И я понимаю, что на фоне ребят, которые победили в этом году, моя работа действительно в чем-то недотягивала, и в операторской работе, и как сценариста, и как режиссера, но это был удивительный опыт, и я рада, что тоже поучаствовала. Мне не было обидно, потому что я еще организатор фестиваля, и я знаю, что должны побеждать самые достойные.

Ксения Воронина: Хотела еще про образование добавить. Не хотелось бы выглядеть профанами, но, конечно, самые лучшие знания получаются из практики. Мы стараемся и сейчас посещать курсы, консультироваться с профессионалами, читать книги, это все происходит, только не в стенах вузах.

Наталья Акименко: Да, на самом деле, вуз – это тоже очень важно. У нас многие действующие преподаватели – действующие режиссеры, сценаристы, драматурги, операторы. Я очень поддерживаю желание самим учиться, работа у вас потрясающая, и ребята такие молодцы!

Тамара Ляленкова: Да, что касается кинематографа, можно смотреть фильмы мастеров, и этого иногда бывает практически достаточно, все остальное набирается опытом, если есть к тому возможности. И всегда, конечно, хорошо, если кто-то помогает. Салман, у вас номинация по художественной фотографии. Что за фотографии и какие у вас идеи?

Салман Джумагазиев: Я учусь в 11-м классе, я не фотограф, а сейчас я фотографию, чтобы пройти испытания в вузе, в который хочу поступить. У нас в Саратове нет таких профилирующих вузов – режиссура, операторство, и я собираюсь поступать в Москве. Я не надеялся, что моя фотография пройдет в шорт-лист, для меня это первый опыт и первый фестиваль, на который я прислал фотографии. Фотография, которая прошла на фестивале, была сделана в пещере в Туапсе, у нас была экскурсия. И я поймал очень интересный момент, когда женщина отставала от экскурсии, там был такой мост, и она побежала по нему. Этот кадр вышел очень интересным, и я его отправил.

Тамара Ляленкова: У вас специфическая гимназия. Вы пошли в нее, потому что хотели дальше поступать куда-то, или это был выбор семьи? Это татарская, я так понимаю, гимназия.

Салман Джумагазиев: В гимназии я с первого класса, она просто рядом с домом и просто хорошая гимназия. У нас там социально-экономический профиль, что, конечно, очень отдаленно ко мне относится. С детства мне родители привили любовь к театру, к искусству, отдали потом меня в театральный кружок. Я пока точно не определился, на какую профессию поступать, я ко всем специальностям равноценно хорошо отношусь. Я снимал видеоклипы, я снимал на конкурс, там было ограниченное время в 5 дней. И так как у меня нет знакомых, соратников, поэтому мне пришлось быть и сценаристом, и режиссером, и оператором, а потом и монтажером, и во всех этих профессиях я чувствую себя комфортно, во всех мне интересно работать. И тут уж куда я поступлю.

Тамара Ляленкова: Отрасль сложная, наверняка вам говорят, что придется пробиваться, и можно быть талантливым человеком и остаться не у дел… Такие вещи обычно родители проговаривают своему ребенку, когда он собирается в творческую профессию идти.

Салман Джумагазиев: Да, я все это слышал. Но мои родители, наверное, уже смирились, и они понимают, что они сами привили эту любовь к искусству, и поэтому деваться некуда. Что касается востребованности, того что нужно будет пробиваться… Пробьемся!

Тамара Ляленкова: А если вы приедет поступать в Москву, это будет бюджет или родители смогут за вас платить?

Салман Джумагазиев: У меня нет вариантов, это бюджет. Если я не поступлю, я буду пробоваться в Саратове, у нас есть театральный вуз, который тоже очень ценится и имеет высокую планку.

Тамара Ляленкова: Вот я знаю, что во ВГИКе все начинается и заканчивается Тарковским, а у вас есть фильмы, которые для вас как классика, которые надо обязательно посмотреть?

Салман Джумагазиев: Я смотрел, конечно, фильмы, но у меня нет такого, что я взял какой-то фильм как пример и попытался выжать из него все лучшее для себя.

Тамара Ляленкова: Ксения, были какие-то последние фильмы, которыми вы дружно были бы увлечены – как сделано, как выстроена тема…

Ксения Воронина: Да, есть такое, что ты ходишь в кино смотреть не на сюжет, а на то уже, как фильм снят. Последний раз мы ходили практически всей командой на "Кингсмен", но это мы ходили больше как зрители, чтобы развлечься, отвлечься. Наш режиссер старается смотреть много фильмов режиссеров разных стран, что-то черпать у них, учиться. Какого-то одного… ну, вот Ларс фон Триер, и мы разделяем. (смеется) Но сами хотим, конечно, снимать больше позитивного, светлого кино.

Тамара Ляленкова: Ну, Ларс фон Триер – прекрасный выбор, здорово! А в Институте культуры что рекомендуют и показывают?

Наталья Акименко: Я не думаю, что у нас программа сильно отличается от ВГИКовской. У нас многие преподаватели именно оттуда. Но у нас тоже есть большой блок советского кино, которое классикой является, и иностранного кино. Поддерживается и наше желание смотреть современное кино. Мы часто смотрим и "Американская красота", и вот из последних – "Бердмен" мы смотрели, а это нереальная операторская работа, режиссерская и актерская, просто что-то нереальное.

Ксения Гладуш: У нас даже есть специальные предметы, на которых мы смотрим определенные фильмы. На первом-втором курсе у нас была история кино, и мы смотрели все фильмы, начиная с создания кинематографа и кончая вот уже советскими фильмами.

Наталья Акименко: У нас один год было наше кино и один год иностранное кино, мы смотрим шедевры кинематографа. А потом уже на разных предметах, например, операторское мастерство – мы разбираем с операторской точки зрения фильмы. Недавно смотрели "Левиафан", разбирали его с операторской точки зрения. У нас есть предмет "мультикамерная съемка", и мы там разбирали тоже кино, но уже итальянское, Феллини разбираем, классиков кино смотрим.

Тамара Ляленкова: Вот "Левиафан" много обсуждали с идеологической точки зрения, а у вас это обсуждение происходит? Если фильм имеет общественный резонанс, вы его обсуждаете с преподавателями?

Ксения Гладуш: Да, у нас пара обычно начинается с обсуждения фильма. И чаще всего какие-то определенные мастера, преподаватели нас просят писать рецензии. Вначале писать, затрагивая отдельно операторскую работу, режиссерскую, сценарий и так далее, а потом – у нас была такая практика, написать одну рецензию на два фильма, между ними найти общее и различия.

Наталья Акименко: А я еще хотела сказать про наш фестиваль. Фестивалю уже 16 лет, и работы, которые в нем участвуют, добиваются каких-то успехов везде. У нас огромное количество участников из разных стран, у нас 12 стран-участников. И я хотела сказать огромное спасибо создателям нашего фестиваля! Это заведующая нашей кафедры киноискусства Мария Валерьевна Маслова и заведующая кафедры фотомастерства, которая помогала отбирать работы фотографические, это Бельская Светлана Александровна. Благодаря им, в принципе, мы тоже в какой-то степени оказались здесь и разговариваем с вами.

Тамара Ляленкова: Во второй части мы поговорим про другую номинацию – короткий фильм…

Наталья Акименко: Мне кажется, шорт-фильм – это очень актуальная номинация. Сейчас такой темп жизни, что чем меньше видео, тем больше его смотрят. И для нас, если честно, огромное удивление, что там мало работ прислали. Но я думаю, проблема в том, что очень тяжело в одну минуту рассказать какую-то историю. Поэтому, возможно, еще не все готовы что-то сказать за такое короткое время.

Тамара Ляленкова: Да, это требует отдельного навыка. И я по ходу дела будут представлять гостей второй части нашей программы. Артур, трудно было сделать такое кино?

Артур Афонсу душ Рамуш: Наверное, людям хотелось выразить чуть больше, им нужно было чуть больше времени, или направление их работы было другое. Нам очень хотелось выразить именно в этом формате себя, он нас заинтересовал. Но работ было прислано мало, и судить между малым количеством как-то нечестно. Мы увидели уровень фестиваля, уровень других работ и поучаствуем с удовольствием в следующем году, я думаю, в таком же формате.

Тамара Ляленкова: Да, на фестивале не было победителей в этой номинации, но был шорт-лист.

Артур Афонсу душ Рамуш: Наш фильм называется "Human.gtx"

Тамара Ляленкова: И давайте его посмотрим…

(Фильм)

Тамара Ляленкова: Михаил, вы соавтор или делили обязанности, кто-то оператор, кто-то режиссер?

Михаил Хархардин: На съемочной площадке я был оператором, потом я был монтажером. А во время съемки мы были сорежиссерами. Артур занимал позицию продюсера. Мы как-то сидели с моим другом и коллегой Артуром на паре у нашего лектора, и он нас заинтересовал одной мыслью… Он рассказывал, как гулял со своей собакой и говорил, что в каждом живом существе есть программа на подкорке, которая отвечает не только за действия, но и за мысли. Мы хотели показать, что, в отличие от животного, у человека эта программа пишется и развивается на протяжении всей жизни, для примера показать это на свидании двух молодых людей.

Тамара Ляленкова: А я подумала, что про любовь. (смеются)

Михаил Хархардин: Во многих голливудских фильмах на компьютерный код не зовут специалистов, это не разбирается. Мы с Артуром решили, что нам нужно найти человека, который сможет описать программным языком нашу идею. Это был очень интересный опыт, это была наша первая работа, и вместе со сценарием у нас был отдельный листок с кодом, и мы ставили актеров так, чтобы более выразительно показать этот код. Если вы, например, позовете программиста и покажете ему этот фильм, он спокойно сможет прочесть код и сказать, что на самом деле происходит у актера в голове.

Тамара Ляленкова: А что, у них происходит в голове не то, что они говорят?

Михаил Хархардин: Вначале, когда появляется код у молодого человека, у него появляется на примитивном уровне программа "заиметь потомство", потом включается класс, что нужно включить социальное человеческое взаимодействие, включаются команды компилирования человеческой речи, происходит включение каких-то феромонов и так далее. И он в конце выбирает именно такую фразу сказать, для того чтобы привлечь партнера к разговору. В конце там есть такой интимный момент, когда девушка дотронулась до парня, и до этого код был довольно логичен, но этот взрыв чувств невозможно было описать кодом, и мы хотели это показать, так сказать, во "взломе мозга" молодого человека и взрыве этого кода.

Тамара Ляленкова: Про парня, я так понимаю, вы сами все придумали, а за девушку кто вам рассказал? Или вы только за парня все описали?

Артур Афонсу душ Рамуш: Мы писали и за девушку, и за парня. Большую часть времени мы общались с девушками старались узнать, как проходили свидания, о чем думали, что чувствовали они, как можно больше набрать информации, чтобы создать это. С этим, кстати, было очень много работы.

Тамара Ляленкова: Да, обычно люди в эту сферу не очень охотно пускают, и даже подсознательно какие-то вещи не проговаривают. Как вы справлялись?

Артур Афонсу душ Рамуш: Доброжелательность только и юмор! (смеется) Если объяснить человеку, что мы не будем это рассказывать широкой общественности, люди довольно активно делятся, если знают, что ты не болтун и тебе интересно это. Люди не закрыты, они просто боятся, что их личная информация пойдет дальше, а так всем хочется поделиться. Нужно просто найти человека, который готов нас выслушать и не продать. И мы не продали, мы создали фильм. Я очень много общаюсь с разными людьми, и мне всегда интересно, что у человека на душе, как я могу помочь, что волнует. И, кстати, всем, у кого я брал информацию, я этот фильм показал, уточнил, никого я не оскорбил и не обидел. Это важный момент, потому что для меня важны отношения с людьми.

Тамара Ляленкова: Но, кстати, все эти программистские надписи не все могут прочесть. Михаил рассказал за молодого человека, а мы, может быть, расскажете за девушку?

Артур Афонсу душ Рамуш: Мы сделали большой упор на детали, как вы видите.

Михаил Хархардин: Мы вообще хотели показать, что это отдельные программы – у молодого человека и у женщины. Он с помощью этого кода как бы делает к ней запрос внешний: ты согласна? Она говорит: да, согласна. И с помощью этого кода придумывает ответ для наиболее положительного создания атмосферы, делает ему ответные комплименты.

Тамара Ляленкова: А что зашифровано перед тем, когда она кладет руку ему на руку, перед тем, как случается "взрыв мозга" у молодого человека?

Михаил Хархардин: Мы не стали все-таки показывать именно на этом моменте код, потому что мы тут хотели сделать упор на актерскую игру. Чтобы человек не смотрел все время на наш код, мы решили показать эмоции актеров. И во-вторых, чтобы код не мелькал, не надоел.

Тамара Ляленкова: Да, хорошо бы фильм теперь еще раз пересмотреть, но я думаю, что в интернете можно еще туда вернуться. Теперь к другому фильму. Игорь Богатырев нам расскажет, как называется фильм…

Игорь Богатырев: Фильм называется "The wall", "Стена". В отличие от ребят, мы просто решили не заморачиваться глубоким смыслом, а просто посмотреть по сторонам. И можно фильм показать…

(Фильм)

Тамара Ляленкова: Иван, вы выступили в качестве персонажа еще фильма.

Иван Усков: Да, я главный герой, и это мой дебют. Это метафора, как вы поняли, то есть стена представляет человека, который сидит передо мной, девочку. История простая. Я эту девочку не видел очень давно, мы были раньше друзьями, и я пытаюсь завязать какое-то общение, но перед собой я вижу стену. Я даю какие-то сигналы, что-то говорю, но все разбивается о стену непонимания, связанного с тем, что девочка занята просматриванием банальным стены ВКонтакте, и ей неинтересно то, что происходит вокруг нее, ей интересно то, что происходит там, в нереальном каком-то мире.

Игорь Богатырев: Я тоже поддерживаю, конечно, эту идею. Я стараюсь с людьми общаться вживую по мере возможности, но иногда это не выходит. Прогресс, конечно, играет свою роль, и люди на больших расстояниях просто иногда не могут видеться постоянно, и тогда интернет полезен. А живя в Москве, если, тем более, в соседних домах люди живут и предпочитают переписку живому общению, ну, мне это кажется неправильным. Заряд эмоций должен как-то идти при общении, а интернет этого не дает.

Тамара Ляленкова: Вы учитесь в разных вузах, каким образом вы соединились в этой работе?

Игорь Богатырев: Да, я учусь в Институте экономики и культуры, Иван учится в Московском государственном лингвистическом университета, а мы вместе учились в Первом московском кадетском корпусе некоторое время, там мы познакомились. Выпустились, год отучились и опять вместе сошлись, судьба свела. И решили заняться съемками видеороликов, нам это оказалось интересным.

Тамара Ляленкова: А по профилю вы на каких факультетах учитесь?

Игорь Богатырев: Я на факультете – реклама и связи с общественностью.

Иван Усков: А я переводчик-лингвист.

Тамара Ляленкова: То есть в вашем случае творчество – это такая дружба.

Игорь Богатырев: Это хобби, да, чем-то себя занять в жизни, интересным. Может быть, даже и перспективным в плане будущей профессии, все бывает.

Иван Усков: Я в будущем собираюсь быть переводчиком, я очень люблю испанский язык, очень красивый язык! Но мне кажется, что нужно по жизни накапливать разный опыт, и ты не знаешь, когда что может пригодиться, действительно. А если тебе нравится чем-то заниматься как хобби, я предпочитаю хобби не превращать в работу все-таки.

Игорь Богатырев: А я два курса уже отучился на своем факультете, примерно понимаю, во что я ввязался, и мне это начинает нравиться. Я сначала поступал на менеджмент, потом полгода проучился на менеджменте и перевелся на факультет пиара, потому что мне показалось более перспективным это направление, чем менеджмент.

Тамара Ляленкова: Вы же учитесь в том же вузе что и Игорь. А вы как поступали?

Михаил Хархардин: Закончив 11-ый класс и сдав ЕГЭ, я понял, что я хочу выбрать профессию, которая была бы "спасательной подушкой", была бы на стыке делового бизнеса и свободного творчества. Мониторя интернет, я подумал, что реклама был бы наиболее подходящим вариантом. Так я уже доучился до третьего курса на своем факультете.

Артур Афонсу душ Рамуш: А я еще успел отучиться в колледже до этого по специальности "менеджмент". Мой институт меня заинтересовал, мне понравилось, как там все устроено, мне понравились возможности, то что преподаватели всячески поддерживаю, поощряют творчество студентов. И тоже поступил на менеджмент. И, как Игорь, я перевелся, потому что я уже учился на менеджера, а мне хотелось познать новую какую-то специальность, получить новые знания, а реклама оказалась той самой возможностью. И мне она очень нравится, я проходил практику в разных местах, в Доме журналистики и так далее. Но тут появился этот фестиваль, я себя пробовал в новом качестве, и сейчас будем работать в обоих направлениях, искать себя.

Тамара Ляленкова: На фестивале вы, наверное, посмотрели и другие работы. Расскажите о ваших впечатлениях.

Иван Усков: Мне вот у ребят понравилось то, что их видеоролик каждый человек видит по-своему. Вы увидели там любовную историю, другие люди выражали другие мнения абсолютно. Я сам был некоторое время в замешательстве, честно говоря, пришлось подумать. Ты видишь код, видишь пару… Да, я, наверное, видел любовную историю, но меня вводили в ступор знаки, я не понимал, зачем они.

Игорь Богатырев: Мы снимали все в одной студии, которую нам выделил как раз институт, МГИК, большое спасибо им за это! И это тоже первый опыт. Мы сами настраивали свет, ракурсы.

Тамара Ляленкова: А на вашей специальности – реклама – учат чему-то подобное, какие-то фильмы показывают?

Артур Афонсу душ Рамуш: Да, мы смотрим фильм, изучаем, как продвигать продукт через радио, через медиа, печатную рекламу, баннеры. Смотрим примеры лоббирования. Например, сейчас у нас задание – взять производителя и посмотреть, как его лоббируют. На данный момент мы на большей части предметов анализируем, но есть и практические задания, в которых мы пытаемся себя реализовать. И это довольно интересно.

Михаил Хархардин: Мне кажется, реклама нам дала такую философию, что хорошую идею можно запихнуть в короткий формат. Поэтому мы изначально и выбрали для себя такой формат шорт-фильма. Мы где-то неделю обсуждали нашу идею и решили попробовать снять, учитывая, что фестиваль "Золотая пятерка" – хороший шанс себя показать. С этой философией мы и пошли снимать фильм.

Артур Афонсу душ Рамуш: Не знаю, как ребята, а мы узнали о фестивале довольно поздно, мы за неделю сделали фильм. И учитывая, что это была наша первая работа, нам еще есть куда расти, мы это понимаем. И мне очень понравилось, как ребята тоже в такие же примерно сроки очень быстро сделали, и они сделали такой лаконичный и приятный для взгляда фильм. Мне было интересно смотреть, я не отвлекался, я внимательно посмотрел, мне было легко, и я сразу принял идею. И я у них научился, если честно, тому, что идею нужно все-таки как-то адаптировать и не уходить настолько далеко от мира, понимать, чем живет человек, а не только я сам.

Михаил Хархардин: И хотелось бы в конце сказать спасибо Елене Владимировне, которая нам подсказала, что есть такой фестиваль. И спасибо фестивалю в целом за уровень, который он нам показал и к которому мы будем стремиться! И за то, что нас так тепло приняли.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG