Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сэр Роберт Оуэн, председатель открытого разбирательства по делу скончавшегося в Лондоне в ноябре 2006 года гражданина Великобритании Александра Литвиненко, предоставил статус "ключевого участника" слушаний Дмитрию Ковтуну. И судья, и новый "ключевой участник" выразили взаимное удовлетворение. Как ожидается, Ковтун изложит свою позицию вначале следующей недели.

Замечу, что в течение многих лет ни Великобритания, ни Россия не признавали участия "предпринимателя" Ковтуна в операции против Литвиненко. В мае 2007 года в заявлении Королевской прокурорской службы по поводу гибели Литвиненко, сделанного на основании тщательнейшего расследования, имя Ковтуна даже не упоминалось. В России его "заслуги" в этом деле тоже никаким образом отмечены не были, в то время как напарник Ковтуна Андрей Луговой пожал все лавры: стал знаменитой личностью, депутатом Государственной Думы и заместителем председателя одного из ее комитетов. Ему дали чин полковника ФСО в действующем резерве, а недавно президент России наградил Лугового орденом "За заслуги перед Отечеством". Видно, заслужил...

Вдруг ни с того ни с сего, когда следствие в Лондоне уже закончено, а германские следователи заявили, что не имеют к Ковтуну претензий в связи с найденными во всех местах его пребывания в Гамбурге следами полония-210, этот человек становится обвиняемым и получает статус "ключевого участника" слушаний. Ковтун тут же собирает пресс-конференцию в Москве, где заявляет, что его британские адвокаты "в клочья разорвут" все доводы обвинения. При этом сообщается, что сэр Роберт Оуэн "остался удовлетворен" документами и гарантиями, предоставленными Ковтуном. Одной из таких гарантий является неразглашение материалов следствия, с которыми Ковтун теперь будет ознакомлен. Секретную часть ему не дадут, но все же кое-что дадут.

Совершенно наивно полагать, что Ковтун, который играл в операции по ликвидации Литвиненко роль слепой наживки, что-то там не разгласит своим кураторам из ФСО/ФСБ. Иначе зачем его в это дело снова всунули? В операции против Литвиненко в Лондоне роль Ковтуна была предельно проста. 16 октября 2006 года он выступил в роли "случайного знакомого", которого Луговой представил Литвиненко как своего делового партнера по частному охранному бизнесу. При этом Ковтун никогда не служил в разведке или органах госбезопасности. Он нужен был для того, чтобы проверить реакцию Литвиненко на незнакомого человека, которого представит ему Луговой. Реакция оказалась плановой – у Саши не возникло никаких подозрений (в свое время, когда Александр Гольдфарб представил меня Саше, тот тоже воспринял это совершенно спокойно и сразу вступил в контакт). Это ключевой момент.

Следующая встреча Ковтуна и Литвиненко произошла 1 ноября 2006 года в баре лондонского отеля Millenium. Луговой и Ковтун только что провели встречу-прикрытие в одной из компаний, специализирующейся на оценках рисков в менеджменте, и спокойно отдыхали в баре, ожидая прихода Литвиненко, который сам попросил о встрече. Ковтун был нужен для того, чтобы отвлечь внимание Литвиненко от Лугового, который заметно нервничал.

Понятно, какой именно диалог должен состояться в конце июля во время опроса "ключевого участника" открытого разбирательства по делу о смерти Литвиненко по видеоканалу из Москвы Дмитрия Ковтуна. Стоит ли тратить время и деньги, если и так все предсказуемо?

В один из моментов Луговой извинился и поспешно удалился в свой номер в той же гостинице, чтобы перед возвращением семьи проверить, все ли там в порядке. Семья Лугового целый день гуляла по Лондону под бдительным присмотром Вячеслава Соколенко, бывшего коллеги Лугового по ФСО, выпускника того же командного училища, в котором некогда учились Луговой и Ковтун. Вечером 1 ноября 2006 года Луговому показалось, что его номер идеально "зачищен". Через некоторое время он будет потрясен – узнав, что его семья подверглась довольно сильному, хотя и не очень опасному заражению полонием, что именно в его гостиничном номере будут обнаружены первичные, а не вторичные следы применения этого препарата.

Бизнес-партнер и бывший однокурсник Лугового Ковтун отлично знает, что он не имеет к отравлению Литвиненко ни малейшего отношения. Поэтому он совершенно спокоен и готов давать показания, которые будут выглядеть приблизительно так.

Вопрос: Были ли вы знакомы с Александром Литвиненко до 16 октября 2006 года?

Ответ: Нет.

Вопрос: Как вы познакомились?

Ответ: Мы прилетели в Лондон с моим деловым партнером Андреем Луговым, поскольку у нас здесь были серьезные бизнес-интересы. В какой-то момент появился Литвиненко, и Андрей нас представил. Мы предложили пойти перекусить. Литвиненко порекомендовал азиатский суши-бар Итсу на улице Пикадилли, но сам есть не стал, сославшись на плохое самочувствие и возможное отравление (позднее, на том столике, за которым они перекусывали, были обнаружены следы полония, но к попытке отравления это не имеет отношения).

Вопрос: Что было дальше в этот день?

Ответ: Литвиненко уехал, а мы погуляли по Лондону и вернулись к себе в отель (везде, где они "гуляли", обнаружены следы полония).

Вопрос: Почему вы неожиданно утром выселились из отеля в Сохо, хотя номер был зарезервирован на несколько дней, и переселились в другой отель?

Ответ: Нам показалось, что это не очень удобный отель. К тому же Сохо – не самый спокойный район, особенно ночью. Мы переселились в более комфортабельный отель в другой части города (они неожиданно переселись из весьма комфортабельного Shaftsbury Hotel Soho в очень дорогой Parkes Hotel в Найтсбридже, недалеко от знаменитого магазина Harrods. Тут же рядом, буквально в нескольких шагах, находится отель, в бар которого частенько любил заглядывать Борис Березовский, Lanesborough Hotel. Позднее и в Shaftsbury Hotel Soho, и в Parkes Hotel обнаружены следы полония).

Вопрос: Где и как вы провели 31 октября и 1 ноября 2006 года?

Ответ: 31 октября я провел в Гамбурге со своей бывшей семьей и тещей. Утром она повезла меня в аэропорт, на авиарейс в Лондон. В Лондоне я отправился в отель Millenium, в котором, как я знал, остановились Луговой с семьей и Соколенко – они, как и я, приехали на футбольный матч. Соколенко как раз отправлялся с семьей Лугового на экскурсию по городу и предоставил мне свой номер – поскольку у меня не было забронировано места в этом отеле – для отдыха. Поздно днем меня разбудил Андрей Луговой, и мы отправились на деловую встречу. (все адреса и названия фирм, с которыми контактировали Луговой и Ковтун, известны. Везде прошли обыски, везде были обнаружены следы полония). Затем мы вернулись в отель, расположились в баре, немного выпили и стали ждать Литвиненко, который попросил о встрече. Алкоголя он не употреблял, поэтому заказал чай. Естественно, его в баре никто не травил – это легко можно проверить по камерам видеонаблюдения и по тому факту, что уже в тот момент Литвиненко оставлял радиоактивные следы, которые впоследствии были найдены в туалете. А ведь воздействие полония проявляется как минимум через три часа после отравления. Кроме того, как вы себе это представляете – полоний из пробирки мы ему в чай сыплем в баре? Когда после нашей встречи Литвиненко отправился домой на машине Ахмеда Закаева, он уже оставлял следы отравления – это тоже было бы невозможным, если бы он был отравлен в баре. Я абсолютно уверен: это был несчастный случай, Литвиненко сам где-то вляпался в этот полоний.

Приблизительно такой диалог должен состояться в конце июля во время опроса "ключевого участника" открытого разбирательства по делу о смерти Литвиненко по видеоканалу из Москвы. Стоит ли тратить время и деньги, если и так все предсказуемо? Между тем, по непонятным причинам, суд не вызвал в качестве свидетеля кинорежиссера Андрея Некрасова, который много общался с Сашей накануне смерти и даже снял про него документальный фильм. Съемки проходили как раз в то время, когда Литвиненко встречался с Луговым, предполагая, что это – его друг и потенциальный партнер по бизнесу. Суд также не вызвал в свидетели Давида Кудыкова, ближайшего друга Саши, который был в курсе переговоров Литвиненко с Луговым и Ковтуном. Кудыков считает, что предлагаемый этими людьми бизнес – полная туфта и они в том, что предлагали, совершенно не разбирались (речь шла о доставке сжиженного природного газа из России за границу по бросовым ценам). Наконец, и я встречался с Сашей Литвиненко, его женой Мариной, Александром Гольдфарбом, Ахмедом Закаевым и Борисом Березовским. Я консультировал Скотленд-ярд во время расследования гибели Литвиненко, я написал вышедшую в Великобритании и США книгу The KGB’s Poison Factory: From Lenin to Litvinenko, на страницах которой подробно описал всю операцию убийства Литвиненко и ее причинно-следственные связи. Ни одного из нас суд не посчитал нужным вызвать в качестве свидетелей. Ладно, Березовского больше нет, но остаются также Олег Гордиевский и Владимир Буковский (он, к сожалению, тяжело болен), с которыми Саша постоянно общался. Всех нас просто необходимо допросить.

После успешной и широко разрекламированной победы над полиграфом Луговой отказался участвовать в слушаньях. Что ж, его консультируют умные и знающие люди: вся затея с полиграфом – безусловно, правильный ход. И вот теперь у судьи появилась возможность вынести вердикт (точнее говоря, поскольку – согласно особенностям британской юридической процедуры – это не суд, а слушания, то выносится не вердикт, а заключение). Сейчас уже невозможно установить, была ли смерть Литвиненко результатом отравления или несчастного случая. Понятное дело, у Лугового и Ковтуна никаких мотивов не было да и полоний они достать никак не могли! Марина в итоге получит 3000 фунтов пожизненной пенсии в месяц, а Роберт Дадли сможет снова ездить в Москву...

Борис Володарский – историк спецслужб, научный сотрудник Лондонской школы экономики и политических наук

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG