Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Великая трагическая актриса»


Марина Тимашева: «Роза Хайруллина — идеальное воплощение разных театральных стилей». [Фото — <a href="http://www.vis.ru/domino/samart.nsf" target="_blank">VIS.RU, «Самарт»</a>]

Марина Тимашева: «Роза Хайруллина — идеальное воплощение разных театральных стилей». [Фото — <a href="http://www.vis.ru/domino/samart.nsf" target="_blank">VIS.RU, «Самарт»</a>]

В Москве объявлены имена лауреатов премии Фонда Станиславского. Одним из них стала актриса самарского театра «Самарт» Роза Хайруллина. Роза Хайруллина родилась 12 сентября 1961 года в Казани, там же закончила театральное училище. В течение многих лет была ведущей актрисой Казанского Молодежного театра. В спектакле «Буря» в режиссуре Бориса Цейтлина, награжденном «Золотой Маской», играла роль Ариэля. На «Золотоую Маску» был номинирован и спектакль театра «Самарт» «Мамаша Кураж» в постановке Адольфа Шапиро, в котором Роза Хайруллина сыграла главную роль. Роза Хайруллина — ведущая актриса «Самарта», лауреат Государственной премии РСФСР (1992), Республиканского театрального фестиваля (1989), лауреат премии «Самарская муза».


«"Несущая конструкция" всего репертуара»


Роза не то, чтобы какая-то красотка. Но она — великая трагическая актриса, а потому через пять минут после ее появления на сцене женщины прекраснее представить себе нельзя. Она относится к тем актерам, которых называют умными и пытливыми. Читает книги, донимает режиссеров, требует от партнеров самоотдачи. Сама она, как говорится, «наматывает кишки на руку». Себя не щадит. Переживает чужую жизнь, как свою. Ей нельзя сказать «не верю». Нельзя, даже когда она играет вроде бы небольшую роль. Например, Красного Ариэля в «Буре» Шекспира и того же Цейтлина. Там Ариэлей было четверо. Ариэлей-актеров, равно любящих и ненавидящих своего режиссера — Просперо. Они выполняли все его прихоти, капризы и приказы. Но срывался только один: Красный Ариэль. Роза Хайруллина. Она говорила о свободе, как о счастье. Она молила хозяина отпустить ее на волю. Несколько секунд — и какой силы воспоминания.


Потом — в жизни, а не на сцене — случился пожар. Старинный купеческий особняк, в котором размещался Казанский молодежный, сгорел дотла. Красный Ариэль добивался свободы. Роза Хайруллина ее получила. Все, о чем она просила тогда: «Возьмите меня в какой-нибудь театр». Великая актриса просилась в театр, хотя, на мой взгляд, все имеющие глаза и уши режиссеры, должны были наперебой предлагать ей любые роли. Теперь она — «несущая конструкция» всего репертуара «Самарта», она играет в спектаклях очень хороших режиссеров, таких, как Адольф Шапиро и Александр Кузин. Роза Хайруллина не похожа ни на кого. Она характерна и эксцентрична, но надев маску, предельно заострив форму, внутри этой формы остается актрисой невероятной «нутряной» силы. Гротескная внешне, она совершенно естественна внутренне. У нее нет штампов. Она повторяется разве в том, какой эмоциональной отдачи добивается от публики. Как она это делает — я не знаю. Не вижу.


Пришло в голову странное сравнение. Скульптуры Эрзи — не в репродукциях, а в музее. Если смотреть на них анфас, видишь одно лицо, если в профиль — другое. Так и Роза: комедийная клоунская маска одновременно является маской трагической. Роза — идеальное воплощение разных театральных стилей. Актрис такого уровня в ее возрастной категории, на мой взгляд, нет ни в Москве, ни в Петербурге.


XS
SM
MD
LG