Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Землетрясение в Средней Азии 1946 года




Владимир Тольц: 60 лет назад, в начале ноября 1946 года, произошло событие, затронувшее массу людей. Но о нем сейчас мало кто помнит. В ночь на 3 ноября случилось сильное землетрясение в Средней Азии, в Узбекской и Киргизской ССР.


Ольга Эдельман: Не путать с Ашхабадским землетрясением, то было двумя годами позже, в начале октября 48 г.



Владимир Тольц: Вот и давайте сегодня расскажем о том, малоизвестном, 46-го года.



Министр внутренних дел СССР Круглов - Сталину, Берии, Жданову, Вознесенскому, 3 ноября 1946. Совершенно секретно.


МВД Узбекской ССР сообщило, что 3 ноября 1946 года в 0 часов 30 минут 7 секунд по местному времени в Узбекистане произошло землетрясение. В гор. Ташкенте землетрясение, силой в 8 баллов, продолжалось 56 секунд. В результате незначительных обвалов в отдельных постройках местного типа убит один человек и легко ранено 16 человек, в том числе один человек, боясь обвала, выпрыгнул со второго этажа и сломал себе ногу. Среди населения отмечены растерянность и испуг. На почве испуга имели место 4 случая преждевременных родов. Пострадавшим была оказана немедленная медицинская помощь.


Серьезных разрушений в городе нет. В отдельных зданиях стены дали трещины и повреждения, и обвалилась штукатурка. Зарегистрировано 4 случая замыканий электропроводов. Пожаров не было.


По данным Ташкентской сейсмологической станции, в городе в 7 часов 12 минут по местному времени был повторный толчок, силой в 2-3 балла.


Во время землетрясения для поддержания порядка на улицы города было направлено 700 работников милиции и 400 военнослужащих войск МВД. Никаких эксцессов и уголовных проявлений в связи с землетрясением не было.


Для уточнения размеров материальных убытков и принятия необходимых мер по ликвидации последствий землетрясения, создана городская комиссия.


По Наманганской области в результате землетрясения убито 108, ранено 93 человека, разрушено построек 1192, в том числе: 5 школ, 2 детских дома, одна больница, одно здание райотделения МВД. Задавлено 691 голова крупного и мелкого скота.


По Андижанской области убито 18, ранено 8 человек, разрушено построек 72, задавлено 27 лошадей.


По 6 районам Ферганской области убито 11, ранено 13 человек. Разрушено 50 строений местного типа и 4 колхозных сарая.


В Ташкентской, Самаркандской, Бухарской, Сурхан-Дарьинской, Кашка-Дарьинской, Хорезмской областях и Каракалпакской АССР землетрясение было незначительное. Жертв и разрушений не было.


Для организации работы по оказанию на месте помощи населению и выявления материального ущерба, в наиболее пострадавшие области вылетает республиканская правительственная комиссия.


По сообщения Ташкентской сейсмологической станции, центр землетрясения находится в районе Ура-Тюбе Таджикской ССР в 150 км от гор. Ташкента. Сила землетрясения в Алма-Ата 5 баллов, в Сталинабаде 4 и Самаркандской области 6,5 баллов.



Ольга Эдельман: На следующий день, 4 ноября, выяснилось, что от этого же землетрясения пострадала и другая советская республика - Киргизия. Вернее, 4 ноября об этом доложили Сталину, на сутки позже, чем о событиях в Узбекистане.



Владимир Тольц: Ну, Оля, я думаю, ничего особенного в том, что сообщение из Киргизии задержалось, в общем-то не было. Скорее всего, это из-за особенностей ситуации, задержавших движение бумаг. Ведь, прежде чем доложить Сталину, министр Сергей Круглов должен был получить докладную записку от министра внутренних дел Киргизской ССР. А тот - уяснить, хотя бы в общих чертах, положение дел.



Круглов - Сталину, Берии, Жданову, Вознесенскому, 4 ноября 1946. Совершенно секретно.


МВД Киргизской ССР сообщило, что 3 ноября в 0 часов 29 минут 12 секунд по местному времени сейсмической станцией гор. Фрунзе зарегистрировано сильное землетрясение, продолжавшееся 8 часов. При 12 повторных толчках землетрясение достигло 6-7 баллов. В гор. Фрунзе и в районах Фрунзенской области землетрясением не причинено никаких разрушений.


В Токтогульском районе Джалал-Абадской области разрушено большое количество административных и жилых зданий. По предварительным данным, из-под развалин извлечено 400 трупов. Большие разрушения имеются также в Караванском районе Джалал-Абадской области.


Для оказания помощи пострадавшим в Джалал-Абадскую область направлена специальная комиссия. ...



Ольга Эдельман: Да, действительно, власти Киргизской ССР не сразу смогли собрать сведения о разрушениях от землетрясения. Во-первых, там оно продолжалось целых 8 часов, а в Узбекистане отметили только 59 секунд после полуночи и несильный повторный толчок в 7 утра. Во-вторых, разрушения в Киргизии оказались сильнее, связь прервана.



Круглов - Сталину, Берии, Жданову, Вознесенскому, 5 ноября 1946. Совершенно секретно.


В дополнение к нашему сообщению от 4 ноября 1946 года о землетрясении в Киргизской ССР, МВД СССР докладывает уточненные данные о причиненном ущербе и человеческих жертвах в отдельных районах Джалал-Абадской области.


В Токтогульском районе убито 400 и ранено 400 человек. Разрушено 1500 административных и жилых построек.


В Караванском районе убито 450 и ранено 530 человек. Разрушено 1200 административных и жилых построек. Погибло 2500 голов мелкого скота, 150 лошадей и 180 голов крупного рогатого скота.


В Джанги-Джольском районе убито 50 и ранено 38 человек. Разрушено 232 строения.


В Учитеракском районе убито 25 и ранено 53 человека. Разрушен ряд построек.


В Сузакском районе ранено 7 человек, разрушено несколько построек.


В г. Джалал-Абад ранено 2 человека, разрушено 8 построек.


Из-за завала дорог и реки Парык связь с Ала-Букинским и Ачкинским районами прервана, размеры разрушений не установлены.



Ольга Эдельман: Через два дня после Узбекистана и Киргизии, землетрясение случилось и в Туркмении.



Круглов - Сталину, Берии, Жданову, Вознесенскому, 6 ноября 1946. Совершенно секретно.


МВД Туркменской ССР сообщило, что 5 ноября в 4 часа 55 минут по московскому времени в Туркменской республике произошло землетрясение. В гор. Казанджик Красноводской области разрушены почти все административные и жилые здания. Из-под развали извлечено 35 трупов и 28 тяжело раненых. Осталось без крова 2731 человек.


Железнодорожные станции между гор. Казанджик и Небит-Дагом сильно пострадали, их основные сооружения разрушены. На станциях Ахча-Куйма и Перевал убито 8 и ранено 10 человек.


В гор. Красноводск в результате толчков в некоторых зданиях имеются трещины.


Данные о разрушениях в аулах Казанджикского района уточняются.


Для оказания помощи пострадавшим на место выехала специальная комиссия. Отправлено самолетом 15 врачей, 20 медсестер с медикаментами и 100 солдат из воинских частей.


Партийными и советскими органами приняты меры к размещению жителей, оставшихся без крова.



Владимир Тольц: Обратите внимание, кому адресованы все эти докладные записки. Сталин - понятно, Берия осенью 46 года был заместителем председателя Совета Министров СССР, Вознесенский - тоже зампредсовмина и заодно председатель Госплана, Жданов - председатель Совета Союза Верховного Совета СССР. Ну, и все - члены Политбюро ЦК, кроме Вознесенского - тот был ЛИШЬ кандидатом в члены Политбюро. То есть это та верхушка, которой землетрясение касалось по должностям и кругу обязанностей. И вот еще что. Заметьте: все докладные записки о жертвах землетрясения - под грифом "Совершенно секретно".



Ольга Эдельман: Вы знаете, я даже решила проверить, не засекретили ли землетрясение все целиком, как таковое. При советской власти ведь не любили сообщать о катастрофах. Хотя, казалось бы, - при чем тут советская власть и ее реноме. Так вот, об Узбекском землетрясении было сообщено в газетах. В "Правде" и "Известиях", 6 ноября. Ну и, наверное, в местной прессе тоже - если она в те дни выходила. Заметка в "Правде" нашлась на последней полосе, в самой последней колонке, сразу после объявления о порядке работы городского транспорта в Москве 7 и 8 ноября, в праздничные дни.



Землетрясение в районах Средней Азии.


В ночь на 3 ноября в ряде районов Узбекской и Киргизской ССР произошло землетрясение значительной силы. Максимальная сила землетрясения в отдельных пунктах доходила до 9 баллов.


В результате землетрясения в районах Намангана, Андижана, Ферганы (Узбекской ССР), в районах Джалал-Абадской области (Киргизской ССР) имеются серьезные разрушения зданий и человеческие жертвы.


Правительствами Узбекской и Киргизской ССР оказывается пострадавшим от землетрясения необходимая помощь.


правительство СССР решило оказать помощь пострадавшим.



Ольга Эдельман: Дни-то были предпраздничные, в газетах вовсю уже не первый день шли материалы о подготовке к 7 ноября, о достижениях каждой республики, об успехах в восстановлении хозяйства после войны, там завод пустили, тут сдали жилье для фронтовиков. Заметки о возвращении домой фронтовиков. В Ленинграде - идет реставрация Зимнего дворца, открылся Русский музей. Со всех сторон рапортуют о выполнении к празднику годового плана. Да вот, на 1 полосе того же номера от 6 ноября:



Туркменская ССР выполнила план заготовок хлопка


Ашхабад, 5 ноября (Корр. "Правды") 29-ю годовщину Великого Октября Туркменская ССР встречает замечательной победой: республика полностью выполнила план заготовок хлопка. 19 районов республики сдают хлопок сверх плана.



Ольга Эдельман: Сегодня мы говорим о землетрясении в Средней Азии в ноябре 1946 года. В ночь 3 ноября сильное землетрясение случилось в Узбекской и Киргизской ССР, через два дня - в Туркменской ССР. Министр внутренних дел Союза ССР Круглов несколько раз докладывал о масштабе разрушений руководству страны, причем все докладные записки шли под грифом "Совершенно секретно". Хотя краткое газетное сообщение о землетрясении было.



Круглов - Сталину, Берии, Жданову, Вознесенскому, 6 ноября 1946. Совершенно секретно.


В дополнение к нашему сообщению от 5 ноября с.г. о землетрясении в Киргизской ССР, МВД СССР докладывает уточненные данные о размерах разрушений и человеческих жертвах в Джалал-Абадской области.


Всего в районах Джалал-Абадской области в результате землетрясения убито 1294 и ранено 858 человек. Полностью разрушено 3402 административных и жилых здания. Кроме того, разрушено 44 школы, 177 колхозных складов, 9 складов Заготзерно и других заготовительных организаций. Погибло 4746 голов скота. Осталось без крова 3185 хозяйств. ...


Пострадавшим от землетрясения оказывается помощь продовольствием, одеждой и жильем.



В дополнение к нашему сообщению от 4 ноября с.г. МВД СССР докладывает уточненные данные о причиненном ущербе и человеческих жертвах в результате землетрясения в Узбекской ССР.


В гор. Ташкенте убито 3 и ранено 19 человек. Разрушено 165 квартир и приведено в аварийное состояние 800 квартир, 10 больниц, 5 детских садов и ясель, 37 школ.


В Ташкентской области убито 4 человека, разрушено 150 построек, погибла 21 голова скота.


В Наманганской области убито 157 и ранено 178 человек. Разрушено 4019 построек, погибло 716 голов крупного и мелкого скота.


В Андижанской области убито 26 и ранено 47 человек. Разрушено 250 построек, погибло 58 голов скота.


В Ферганской области убито 12 и ранено 36 человек. Разрушено 122 постройки, погибло 26 голов скота.



Владимир Тольц: Вот мы подходим к самому существенному вопросу: о ликвидации последствий землетрясения. За последние полтора десятилетия, да уж больше, мы привыкли к существованию специализированных спасательных служб, МЧС. Но при советской власти никакого МЧС не было. При любых чрезвычайных обстоятельствах организационно действовали так: создавали комиссию из глав или представителей (смотря по масштабу проблемы) «заинтересованных», так сказать, ведомств.



Ольга Эдельман: Ага, помню, меня в детстве восхищали эти названия - Комиссия по борьбе со стихийным бедствием во главе с товарищем таким-то. Советские чиновники были нечувствительны к языку, и не улавливали, видимо, игры слов. Или не придавали ей значения. И возглавляли себе стихийные бедствия, наводнения, ураганы.



Владимир Тольц: Ну, от названия комиссии смысл ее деятельности сильно не менялся. А проблема-то была в межведомственной неразберихе. В задачах, которые ни одно ведомство не считало своими. И так далее.



Ольга Эдельман: Сегодня гость нашей передачи Александр Савичев. Во время армянского землетрясения он в качестве председателя туристического клуба МГУ участвовал в спасательных работах в Спитаке. И я хочу обсудить с ним, как в СССР происходила ликвидация последствий стихийных бедствий, катастроф? Как это на деле выглядело "в эпоху до создания МЧС"?



Александр Савичев: Для меня Спитак начался не в 88 году, а значительно раньше – в 67-м. Так произошло, что тогда, я был совсем младшим школьником, руководство турклуба МГУ, тогда самой сильный туристской команды может быть вообще в стране, попало в Центральном Саяне под лавину. Погибла почти вся группа, выжили только двое. И тогда актив московского турклуба полетел туда на спасательную операцию. Это люди, которые там были, наверное, на всю последующую жизнь для меня были кумирами, за которыми я стремился. В 88 году, когда произошло землетрясение, в Москве туристский актив быстро созвонился, и вопросов, лететь или не лететь, не возникало. Автобус, аэропорт Кубинка, откуда на военном самолете вылетали в Армению. Самолет наш приземлился не в Ереване, а в Тбилиси, потому что вся полоса аэропорта в Ереване была забита гуманитарными грузами. И вот мы там - в Спитаке. Рядом приземлились французы. Очень хорошо запомнилась та дружба, которая у нас завязалась. Они, конечно, были очень здорово экипированы, а мы готовились не к тому, что там было. Наверное, более логично было, если бы мы поехали в села, где были бы наши туристские навыки более востребованы. Сказать, что принесли большую пользу - навряд ли, потому что каких-то скальных работ, скалолазания не понадобилось. Покойников много извлекли, живых очень мало – двух.


Отвечая, Ольга, на ваш вопрос, как это было без МЧС, как это было в позднее советское время. Конечно, беспорядок был страшный. Совершенно непонятно, кто за что отвечает. Была такая обстановка растерянности. Мы старались не обращать внимания, а пытаться как-то брать инициативу, пытаться проходить большое количество зданий. Мы зацепились за французских пожарных из Марселя, которые там были, и вместе с ними, у них была техника хорошая. Наверное, самый большой беспорядок был связан с тем, что не было тех квалифицированных организаторов, которые могли бы это сделать.



Владимир Тольц: Наверное, для всех поворотным моментом стало землетрясение в Армении, в Спитаке в 1988 году. Тогда о бедствии широко говорили по телевидению, писали в газетах. Многие, наверное, помнят, как председатель Совета Министров СССР Рыжков в телекамеры просил всех, кто может, слать в Армению технику, оборудование. Но до этого было еще в апреле 1966 года знаменитое Ташкентское землетрясение, эпицентр которого пришелся прямо на центральные районы города. – Скрыть ничего нельзя было. О нем писали. Восстанавливали город всем миром, люди съехались со всего Союза. А библиофилы во всем мире и сейчас помнят и особо ценят безгонорарный третий номер журнала ташкентского журнала "Звезда Востока" за 1967 г., составленный из произведений московских и ленинградских писателей, подаренных Ташкенту в помощь жертвам землетрясения 1966 г. Там впервые в СССР были опубликованы рассказы Исаака Бабеля "Мой первый гонорар" и "Колывушка", а так же "Записки на манжетах" Михаила Булгакова. Ну, а если вернуться к землетрясению в Армении, то выступление Николая Ивановича Рыжкова, тоже все, кто видел его и в Союзе, и за рубежом, запомнили….



Ольга Эдельман: Вы знаете, меня тогда больше всего поразило лицо Рыжкова, с дрожащими губами. Это был явно потрясенный увиденной бедой человек. Его призывы, в сущности, катастрофичные с точки зрения здравого менеджмента (ну представьте, все шлют что ни попадя из техники, а что должно твориться хотя бы на железных дорогах?). Но важно, очень важно было увидеть человеческое выражение лица у высокого начальника. Это был для меня один из моментов, означавших конец советского строя. С его отполированным лицемерием, когда твердо казалось: в советских вождях ничего человеческого нет, и быть не может. Знаете, возможно, для меня советская власть закончилась именно тогда, ее морок разрушился как раз при виде дрожащего лица и срывающегося голоса Николая Ивановича Рыжкова.



Владимир Тольц: Давайте вернемся к 46 году. Что тогда было сделано, как велась ликвидация последствий землетрясения?



Ольга Эдельман: В наших документах упоминается какая-то помощь пострадавшим продовольствием, одеждой и жильем. На самом деле, тут ведь какая возникает сложность. Архивы же следуют ведомственному принципу, повторяют структуру, организацию существовавших ведомств, организаций, учреждений. А если нет специального ведомства, занимавшегося ликвидацией последствий землетрясений - где искать информацию? В каком архивном фонде? Министерства внутренних дел - там, кроме этих докладных записок (ну и, естественно, полученных Кругловым докладов из республик), ничего не нашлось. Видимо, МВД СССР узбекским землетрясением не занималось. А какое ведомство занималось? Несомненно, какие-то решения должен был принять Совет Министров СССР. Действительно, существует постановление, принято 8 ноября 46 года и было опубликовано, то есть открытое, не секретное постановление "Об оказании помощи пострадавшему от землетрясения населению Узбекской ССР и Киргизской ССР". Подписано председателем Совета министров СССР Сталиным и управляющим делами Чадаевым.



Владимир Тольц: И что там? Какие меры?



Ольга Эдельман: В первом пункте перечислены ведомства, которые должны быть задействованы. Перечислю. Союзные министерства: промышленности строительных материалов; торговли; заготовок; резиновой промышленности; пищевой промышленности; черной металлургии; промышленности средств связи; автомобильной промышленности; сельскохозяйственного машиностроения; Главнефтеснаб при СМ СССР - это 10 ведомств.



Владимир Тольц: Ну, из названий уже можно догадаться, что должно было делать министерство промышленности стройматериалов; Главнефтеснаб - это, видимо, дополнительное горючее, бензин; а, например, - резиновой промышленности? Так вот, оно должно были поставить автомобильную резину. Давайте, Оля, пожалуй, расскажем поподробнее. Кто что должен был делать и в чем состояла помощь?



Ольга Эдельман: Названные ведомства обязывались "отгрузить Совету Министров Узбекской ССР и Совету Министров Киргизской ССР материалы, продовольственные и промышленные товары" согласно перечню в приложении к постановлению. О перечне чуть позже. Кроме того, задействовались еще два ведомства - это уже 12. Главснаблес при СМ СССР должен был в течение ноября дополнительно отгрузить в Узбекистан 10 тыс. кубометров строительного леса с сибирских лесозаводов (Красноярского края, Томской области, со ст. Зима Восточно-Сибирской железной дороги), а Министерство путей сообщения - обеспечить перевозку этого леса. "В 5-дневный срок подать целевым назначением с присвоением специальных номеров транспортов под погрузку леса 10 маршрутов, в том числе: по Томской дороге - 4 маршрута ..., по Красноярской дороге - 5 маршрутов ... и по Восточно-Сибирской дороге - 1 маршрут ... обеспечив ускоренное продвижение указанных маршрутов по назначению в Среднюю Азию". Маршрут - как я понимаю, это состав.



Владимир Тольц: Кроме леса, что еще? Что там перечислялось в приложении?



Ольга Эдельман: Все поступало в распоряжение республиканских советов министров. В Узбекистан - почему-то только оконное стекло, причем "за счет перевыполнения плана с Ашхабадского завода", это было в сфере ответственности Министерства промышленности стройматериалов. В Киргизию также шло оконное стекло с Гусевского завода, и тоже за счет перевыполнения плана. Но кроме того: 200 тонн зерна, по 20 тонн растительного масла и риса, 15 тысяч штук овчин и тысяча "крупных кож", 25 тонн шерсти, по 5 тонн чая и сахара, 100 тыс. метров хлопчатобумажных тканей, 3 тысячи пар обуви. Хозяйство в СССР плановое, значит, надо указать, откуда это все брать: "за счет остатков промышленности", "за счет резерва рыночного фонда". Наконец, " За счет сокращения другим потребителям" (ткани, обувь). Отвечали министерства пищевой промышленности, заготовок. Кроме того, Киргизская ССР получала 20 автомашин ЗИС-5, десять - ГАЗ-67, правда, "за счет фондов СМ Киргизской ССР", то есть рано или поздно они все равно должны были их получить. Дополнительные комплекты автомобильной резины, 100 тонн бензина из запасов Главнефтеснаба, 4 радиостанции - их должны были изготовить сверх плана. Ну, еще листовое железо (30 тонн) и "взрывчатые вещества в комплекте со средствами взрывания" - 200 тонн, "за счет других потребителей".



Владимир Тольц: А, - что там по списку было? - Министерство сельскохозяйственного машиностроения-то что поставляло?



Ольга Эдельман: Как раз взрывчатку.



Владимир Тольц: Итак. Из этого списка видно, что тут две категории предметов: для строительства и непосредственная помощь населению продуктами, обувью, материей для одежды. Основной объем и затрат, и работ по ликвидации последствий землетрясения был, очевидно, оставлен за самими республиками. Центр только выделил кое-какие из вечно в стране советов дефицитных товаров. Впрочем, мы еще не упомянули важные пункты постановления Совета Министров, касавшиеся денег.



Из Постановления Совета Министров СССР № 2436 от 8 ноября 1946 г.


Об оказании помощи пострадавшему от землетрясения населению Узбекской ССР и Киргизской ССР.


4. Обязать Сельхозбанк (т. Кравцова) выделить в ноябре с.г. 20 млн. рублей Совету Министров Узбекской ССР и 10 млн. рублей Совету Министров Киргизской ССР ... для выдачи ссуд пострадавшим от землетрясения крестьянским хозяйствам на восстановление разрушенных жилых домов и хозяйственных построек в размере до 5 тыс. рублей на хозяйство со сроком погашения до 7 лет.


5. Обязать Министерство финансов СССР выдать Совету Министров Киргизской ССР из резервного фонда Совета Министров СССР 5 млн. рублей для оказания первоочередной помощи пострадавшему от землетрясения населению.


6. Разрешить Совету Министров Узбекской ССР и Совету Министров Киргизской ССР приостановить взимание сельскохозяйственного налога с крестьянских хозяйств, дома которых полностью разрушены от землетрясения.


Обязать Советы Министров Узбекской ССР и Киргизской ССР в месячный срок представить в Совет Министров СССР конкретные предложения о налоговых льготах крестьянским хозяйствам, пострадавшим от землетрясения.



Владимир Тольц: Надо вспомнить о весьма своеобразной советской денежной системе, которая в полном смысле денежной не была. О постоянной нехватке решительно всего. О том, что сельское население было задушено налогами, поэтому налоговые льготы пострадавшим от землетрясения были вещью очень существенной. Наконец, о том, что шел послевоенный 1946 год. Западные районы страны еще не восстановлены. И неурожай, советское руководство уже, видимо, понимало, что надвигается голод.



Ольга Эдельман: Я посмотрела, о чем осенью 46 года главным образом докладывали Сталину по линии МВД. О проблемах с зерном. Насчет неурожая и голода они не говорили, их той осенью стали чрезвычайно волновать вопросы хищения и разбазаривания зерна, проведения хлебозаготовок. Быть может, им казалось, что проблемы с хлебом можно списать, объяснить хищениями. Докладывали о продолжающейся борьбе с повстанческим движением на Украине и в Прибалтике, "ликвидации бандформирований". Об иностранных военнопленных в СССР: какие-то партии больных и слабых отправляют на родину, доносят об их настроении, подслушанных мнениях.



Владимир Тольц: И, вы знаете, что касается землетрясения 46 года. По сегодняшним нашим представлениям, число жертв было огромно. Но тогда, в 46-м, жили еще масштабами Второй Мировой войны. Ну что такое на ее фоне тысяча погибших? Мы с вами недавно рассказывали о подвиге Подольских курсантов в боях под Москвой - их погибло три тысячи, а это ведь только один, не самый крупный эпизод. Да и на фоне докладов о борьбе с бандитизмом - там о двух-трех тысячах убитых повстанцев докладывали пару раз в месяц. Неудивительно, что землетрясение в Средней Азии не показалось тогда той бедой, о которой надо думать в первую очередь.



  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG