Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдума рекомендовала поправки в Градостроительный кодекс


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Ольга Вахоничева.



Кирилл Кобрин: Профильный комитет Государственной Думы России рекомендовал ко второму чтению поправки в Градостроительный кодекс. Согласно нововведениям, жители крупных городов получают право обсуждать строительство новых зданий, в том числе так называемых небоскребов.


В Москве в этом году приступят к строительству самого высокого в Европе небоскреба - башни "Россия". Здание высотой 600 метров будет состоять из 16 этажей. У этого проекта есть немало противников.



Ольга Вахоничева: Стандарты небоскребов в каждой стране свои. В тех, где строительство зданий большой высотности распространено давно и серьезно, как, например, в Америке, небоскребом считаются высотки, имеющие более чем 60 этажей. Для России пока это экзотика и словом "небоскреб" здесь принято называть 25-этажные дома и выше. Все что уровнем ниже, на языке специалистом, "здание повышенной этажности".


Однако высотные дома пугают россиян. Согласно научной теории геофизиков, земной покров весь в титанических трещинах и одна из них проходит по Москве. Исходя из этой глобальной опасности, любое серьезное и тем более высотное строительство для столицы крайне нежелательно. Эта теория радикальная и вряд ли жизненная, считает заместитель председателя экспертного совета при главном архитекторе Москвы Виктор Шередега. Куда более реальную угрозу представляет некачественное строительство, которое может привести к постепенному разрушению дома.



Виктор Шередега: Выгодность любого практически строительства в Москве такова, что у всех голова идет кругом, начиная от тех людей, которые дают деньги, и, кончая теми людьми, которые за эти деньги строят. Такие колоссальные деньги требуют сроков быстрых очень, все хотят быстрее, быстрее, пока этот бум продолжается. Отсюда стремление ускорить процесс рассмотрения документации, согласования, получения научных данных по почве, по всему этому. Отсюда давление на экспертизу, на все согласовательные структуры. Сейчас это в связи с огромной стоимостью и выгодностью строительства в Москве достигло критического уровня.



Ольга Вахоничева: Строители и разнорабочие чаще нелегалы. Куда более серьезная проблема - непрофессиональное строительство.


Есть и третья причина народной нелюбви к высоткам - торопливый выбор места под застройку, считает Виктор Шередега.



Виктор Шередега: Здесь торопливости не должно быть никакой. Давления не должно быть никакого. Прежде всего, на тех геофизиков и строительных инженеров, которые дают заключение. Да, здесь можно строить при соблюдении таких-то условий. А когда давление развивается, то люди, конечно, прогибаются, я бы этот фактор назвал бы человеческим фактором, который роднит все рисковые дела, от вождения самолетов до строительства.



Ольга Вахоничева: Впрочем, при соблюдении современных технологий многоэтажки строить можно везде, уровень их позволяет преодолеть любые природные сложности. Дома возводят в сейсмоопасных зонах, на болотах, в сложных геологических условиях и даже в океане. Другой вопрос, что в России нет особых норм и техники для обслуживания таких домов. К примеру, как потушить огонь в загоревшейся 60-этажке?


Экономическая целесообразность - вот главная карта в колоде, которая бьет все вышеперечисленные сложности. Говорит вице-президент Союза архитекторов России, архитектор Алексей Воронцов.



Алексей Воронцов: Раньше у нас была идеологическая, политическая и коммунистическая целесообразность. В 1991 году дружно выбрали демократический путь развития по западной модели, и теперь во главе всего стоит экономическая целесообразность. Такова тенденция мировая. Знаете, как в XVIII веке говорили, "силою вещей вот мы пришли к этому" - строить высокие дома.



Ольга Вахоничева: Что касается эстетического вида громоздких зданий, то это вопрос вкуса автора небоскреба и того, кто этот монументализм будет лицезреть. Решение этой проблемы не грозит жителям регионов, говорит Виктор Шередега.



Виктор Шередега: Им не грозит высотное строительство. Никакой, даже глупый инвестор не будет строить высокие дома просто так, из каких-то предпочтений. Это всегда функция от высокой и очень высокой стоимости земли. Высотные дома - это как раз совершенно не выход из положения для жилого строительства. Для того чтобы разместить офисные центры, чтобы эти офисы, банки и сопутствующие им многочисленные структуры не расползались как гангрена по городу, вот их хорошо бы выстроить, так сказать, в небоскреб.



Ольга Вахоничева: Сохранение исторического облика Москвы - веская причина против высоток, приводимая москвичами. Строить на наиболее ценных и посещаемых площадях и улицах столицы нельзя. В этом вопросе Виктор Шередега радикален, хотя категоричного отношения к возведению небоскребов у директора Центра историко-градостроительных исследований Москвы нет.



Виктор Шередега: Москва не тот город, который надо хранить в консервной банке. У нее слишком много проблем и слишком много как бы запросов, которые надо, так или иначе, удовлетворять. Но эти места должны выбираться, должны выбираться на самом высоком уровне, количество мест, где можно строить здания повышенной этажности, должно быть лимитировано. Лучше всего их располагать такими кустами. Это мировая практика. Но ведь не по всей же территории города, как бог на душу послал или где инвестор больше заплатил. Вот этого нельзя допускать.



Ольга Вахоничева: Впрочем, Москва уже понесла исторические утраты своего традиционного облика. Самый крупный инвестиционный строительный проект Москва-Сити отбрасывает грозную тень на главную достопримечательность столицы - Кремль. По заявлению Виктора Шередеги, возведенный Московский международный центр будет накладываться на силуэт неповторимого архитектурно-художественного ансамбля столицы.


Какой же будет Москва через 10-20 лет? Говорит архитектор Алексей Воронцов.



Алексей Воронцов: Силуэты станут более разнообразными, более сложными. И вот как раз искусство градостроителей и архитекторов состоит в том, чтобы сформировать какой-то, не просто механический, как на Манхэттене, нарезали на равные части, продали и кто, сколько хочет, тот столько и строит, а чтобы это все-таки подчинялось каким-то правилам застройки и градостроительным регламентам. Чтобы помимо решения утилитарных задач, решались социальные задачи, композиционно-архитектурные задачи. Это уже в отношении граждан, в отношении профессионалов к этому вопросу будет найдено какое-то решение, оптимальное в каждом конкретном случае. Я думаю, что в крупных городах, в промышленных центрах вполне естественно будет подрастать этажность строящихся зданий и будут строиться дома выше 25 этажей обязательно.


Что касается городов малых и средних, то, может быть, экономика подскажет несколько иные решения, потому что высотные здания имеют очень сложную систему обслуживания инженерного.



Ольга Вахоничева: Есть у жителей российских городов, стремительно растущих ввысь, маленькая надежда: на парламентских чтениях обсуждается новая редакция Градостроительного кодекса. Есть в поправках в этот документ обнадеживающая статья "Обсуждение с гражданами каждого населенного пункта всех строительных проектов и получение народного согласия на их возведение".



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG