Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москва снова пошла на особые отношения с Казанью


Казанский белый барс рассчитывает получить свое от единороссовского медведя

Казанский белый барс рассчитывает получить свое от единороссовского медведя

Договор о разграничении полномочий между федеральным центром и республикой Татарстан еще до рассмотрения в Думе вызвал споры среди депутатов. Избирательная политика Кремля в отношениях с регионами не вызывает одобрения даже в стане прокремлевской «Единой России». Представитель самой многочисленной думской фракции Валерий Гребенников убежден, что к практике заключения договоров с регионами лучше не возвращаться.


«В 90-е годы мы убедились, что договоры между федеральным центром и регионами часто используются субъектами федерации в одностороннем порядке для расширения своих полномочий и для сужения полномочий центра, особенно в бюджетной и налоговой сферах, - говорит депутат. - Мы на это шли, поскольку не было разработано бюджетное и налоговое законодательство. Сегодня мы, слава богу, этот этап уже прошли, имеем хорошо проработанные законы».


В официальную базу документов Государственной думы текст договора уже занесен. На документе стоит подпись Владимира Путина, но нет печати президентской канцелярии. Рядом - подпись президента Татарстана Минтимера Шаймиева, заверенная его официальным штампом.


Вице-спикер Госдумы от фракции «Единая Россия» Олег Морозов, которого называют одним из участников процесса согласования договора, со своим однопартийцем Валерием Гребенниковым не согласен. Он говорит, что новый договор Москвы и Казани не ущемляют интересы федерального центра ни в чем: «В течение последних трех лет шла работа над текстом этого договора. После того, как совместные полномочия были разграничены законодательно, понятно, что этот договор уже не предполагает возможность через договорные отношения брать на себя полномочия федерального центра, как это было в прошлом. Скорее, этот текст можно рассматривать как уточнение совместных и исключительных полномочий».


Договор действительно сильно отличается от аналогичного документа 1994 года, он почти вдвое короче, в нем нет помпезной преамбулы и расписанных по пунктам предметов ведения каждой из сторон. Авторы нового документа с татарской стороны говорят, что договор был готов еще в мае, но почти полгода ушло на согласование в 25 министерствах и ведомствах. Наконец, его одобрили правительство, прокуратура и Главное правовое управление президента России.


Политологи объясняют появление нового договора между Москвой и Казанью тем, что политический вес президента Татарстана Минтимера Шаймиева достаточно велик для того, чтобы просить и получать от Кремля знаки уважения в обмен на лояльность.


«Татарстан - это особый очень случай, - убежден эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров. - Год назад на праздновании 1000-летия Казани Москвой был сделан выбор в пользу всемерной поддержки действующей региональной власти. Мне кажется, что, встав перед дилеммой, продолжать дальше конфликт с действующей региональной властью и рисковать политическими сложностями, в том числе и несколькими миллионами голосов, которые контролирует президент Шаймиев, Москва выбрала вариант компромисса и - слава богу».


Уже понятно, кто в Государственной думе будет выступать против нового договора с Татарстаном. Это фракция Владимира Жириновского, который в интервью Радио Свобода заявил, что все субъекты Федерации в России должны быть одинаково равны: «Никаких договоров с субъектами Федерации. Все равны и везде должен действовать устав региона, никакой Конституции отдельной, никакого государственного языка отдельного, никаких названий вроде Государственное собрание, Государственный совет и так далее. Все субъекты Российской Федерации должны иметь одинаковый правовой статус и одинаковое наименование: край или губерния».


Жириновский говорит, что договор Москвы и Казани опасен еще и тем, что может подвигнуть остальные регионы на требование такого же порядка отношений. Олег Морозов на эти опасения отвечает, что такое вряд ли произойдет: «У Татарстана здесь была проблема, связанная с тем, что в свое время он не ратифицировал (а фактически не подписал) федеративный договор. И, я так понимаю, только два субъекта Федерации формально со ссылкой на эту причину могут претендовать на договорные отношения - это Татарстан и Чеченская республика».


По словам Олега Морозова, следующий подобный договор может быть заключен с Чечней - и только с ней. Но пока неясен порядок того, как такие договоры теперь заключаются. В Казани говорят, что договор сначала одобряет Государственная дума, потом его подписывают Путин и Шаймиев. В Москве же ходят слухи, что документ уже подписан, а никто об этом не знает потому, что шаг, рассматриваемый сторонниками жесткой вертикали власти как уступка региональному лидеру, решили не афишировать.
XS
SM
MD
LG