Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Министерстве финансов, не щадя животов своих, верстают бюджет на ближайшие три года, а бюджет, как водится, в рамки "приличного" дефицита укладываться не хочет. Ситуация, в последние годы ставшая привычной, и не стоила бы особого внимания, если бы не несколько обстоятельств. Во-первых, "приличного" бюджетного дефицита в 2,4% ВВП не получается уже в следующем году даже при условии, что практически весь Резервный фонд будет потрачен. Это значит, что правительству придется сокращать какие-то расходы. Во-вторых, Минфин предлагает основной статьей сокращения расходов сделать пенсии.

Собственно пенсионные выплаты гражданам сокращать, конечно, никто не намеревается, но индексировать социальные и страховые пенсии предлагается, исходя не из реального уровня инфляции, а основываясь на вытащенных из прежних, докризисных "трехлеток" цифрах. Эта несложная манипуляция, а заодно и несколько других операций с пенсиями более мелкого масштаба позволили бы Минфину сэкономить за три года более 2 триллионов рублей. Сумма солидная, есть за что побороться. Обсуждаться бюджетные инициативы финансового ведомства будут на заседании правительства 25 июня, однако они уже прозвучали на совещании у главы кабинета министров Медведева во вторник.

Ситуация, особенно если предложения Минфина "пройдут" через правительство, сложится уникальная. Если с деньгами будущих пенсионеров – индивидуальными пенсионными накоплениями – правительство уже давно забавляется, как ему заблагорассудится, то вышедших на пенсию граждан прежде старались лишний раз не обижать. Скорее наоборот: ускоренная индексация и валоризация пенсий были частью программы борьбы с кризисом 2008–2009 годов. Тогда, кстати, это выглядело куда как менее оправданным и эффективным, чем было бы сейчас. В 2009 году выросшие пенсии поддержали платежеспособный потребительский спрос, однако удовлетворялся он в значительной степени импортом, поскольку экономика оставалась открытой, а "плавную девальвацию" рубля ЦБ в 2009 году остановил гораздо раньше, чем теперь.

В правительстве почему-то считают, что дать деньги госкомпании, которая приобретет на эти средства немецкие локомотивы или пустит их на бонусы топ-менеджерам, с точки зрения экономики эффективнее, чем дать их пенсионеру, чтобы тот купил себе лишний кусок сыра у какого-нибудь костромского фермера

Все нынешние разговоры об импортозамещении так и остаются разговорами, несмотря на "антисанкции" и рухнувший рубль, по двум основным причинам. Во-первых, из-за недоступности кредитных и инвестиционных ресурсов для развития производства в России, а во-вторых, из-за серьезно пострадавшего потребительского спроса. У российских граждан попросту не осталось денег, чтобы поддерживать потребление на прежнем уровне, а самые малообеспеченные начали экономить даже на самом необходимом. Для поддержания спроса в экономике лучшего инструмента, чем пенсии и социальные пособия, не существует. Каждый выданный пенсионеру рубль мгновенно возвращается в экономику, а не превращается в доллар и не оседает на офшорных счетах вороватых чиновников или топ-менеджеров госкомпаний.

Поэтому поддержка сполна уплативших "инфляционный налог" пенсионеров – мера не только гуманная, но и экономически оправданная, при условии что эта поддержка не упирается в необходимость повышения налогового бремени на экономику. Но в Минфине именно так и ставят вопрос: либо экономить на пенсиях, либо повышать налоги, поскольку другие государственные расходы сокращать нет возможности. При этом о возможности сокращения непомерно раздутых расходов на оборону в финансовом ведомстве и заикнуться боятся, хотя в любой цивилизованной стране борьба с дефицитом начинается с урезания именно этих статей бюджета. Отход от этого принципа – цена, которую заплатят за аннексию Крыма российские пенсионеры, как нынешние, так и будущие.

В аргументах Минфина показательно еще одно обстоятельство. Рассуждая о неподъемности взятых на себя государством социальных обязательств, чиновники ведомства даже не рассматривают возможности использовать средства специально созданного для стабилизации пенсионной системы Фонда национального благосостояния. Что о нем вспоминать, если за деньгами Фонда выстроилась очередь Сечиных-Якуниных, которым деньги, безусловно, нужнее, чем пенсионерам. В правительстве почему-то считают, что отпустить деньги госкомпании, которая приобретет на эти средства немецкие локомотивы или пустит их на бонусы топ-менеджерам, с точки зрения экономики эффективнее, чем дать их пенсионеру, чтобы тот купил себе лишний кусок сыра у какого-нибудь костромского фермера. Подобные взгляды правительства – цена, которую платят российские пенсионеры за ту систему ценностей и приоритетов, которая формируется в путинской России.

Максим Блант – экономический обозреватель

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG