Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роль экологического кино в современном мире


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гости студии - режиссер, оператор Никита Хохлов и руководитель Петербургского отделения "Зеленого креста" Юрий Шевчук.



Татьяна Валович: Вчера в Петербурге открылся XI международный фестиваль экологических фильмов «Зеленый взгляд». Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Фестиваль «Зеленый взгляд», кроме повышения интереса зрителей к документальному кино на экологические темы, имеет и еще одну важную цель - стимулирование создания отечественных экологических фильмов высокого качества, поскольку в последнее время в этой области из-за недостатка средств и опыта в российской кинематографии образовался пробел. XI «Зеленый взгляд» отличается особенно профессиональным составом жюри, говорит директор фестиваля Елена Титова.



Елена Титова : Возглавляет жюри фестиваля Михаил Литвяков, бессменный директор и организатор дружественного нам фестиваля "Послание к человеку". У нас в составе жюри Валентина Гуркаленко, художественный руководитель нашей студии "Леннаучфильма", коллеги-режиссеры из Германии, Болгарии, Польши.



Татьяна Вольтская : Документальное кино о природе переживает в России тяжелые времена, с экранов телевидения оно практически совсем ушло.



Елена Титова : Мы поставили перед собой задачу - показать лучшие мировые образцы экологических фильмов нашему зрителю с тем, чтобы как-то задеть струны души, показать, что мир, в котором мы живем, от которого мы зависим очень сильно, хрупок. Он зависит от того, как мы к нему относимся.



Татьяна Вольтская : Традиционно интересные фильмы присылает австрийское телевидение.



Елена Титова : Много очень хороших немецких работа. Немцы, с моей точки зрения, впереди планеты всей по части именно экологического кино. Завидно смотреть, какие чудные учебные программы для детей продолжают снимать немцы. К сожалению, практически утрачены традиции сегодня в России, хотя когда-то у нас тоже были очень хорошие учебные фильмы. Очень хороша эстонская анимация. Интересны фильмы индийских режиссеров. Обычно тема посвящена воде. В Индии вода - это сегодня, наверное, самое острая проблема. Мы стараемся привлечь на наш фестиваль фильмы о балтийском регионе.



Татьяна Вольтская : Белорусский режиссер Сергей Махов представил на фестиваль две работы - «Зоочные истории» и «Осторожно, лось!».



Сергей Махов : Лосям живется нелегко. Фильм показывает, как они живут зимой, какую опасность человек представляет для лося. В конце фильма лоси выходят на дороги. К сожалению, дорожно-транспортное происшествие с нашим героем случилось.



Татьяна Вольтская : В фойе кинотеатра «Родина» проходит фотовыставка - результат международного конкурса «На берегах Балтики». Мне запомнилась работа, где на берегу моря в воде лежат старые снаряды.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в студии участник фестиваля "Зеленый взгляд", режиссер, оператор, продюсер Никита Хохлов, и руководитель Петербургского отделения Международного Зеленого креста Юрий Шевчук.


Никита, вы в первый раз участвуете в этом фестивале?




Никита Хохлов

Никита Хохлов: В Петербурге - да, первый раз. Дело в том, что приглашение мне пришло от Анатолия Скачкова из Германии, который является членом жюри.



Татьяна Валович: Вот так - через Саратов на Пензу.



Никита Хохлов: Да.



Татьяна Валович: С каким фильмом?



Никита Хохлов: Я представил два фильма, но будет показываться один - это "Охотники студеных берегов" про охотников на морского зверя. Второй фильм "Табу. Последний шаман", но мы его, наверное, тут не увидим. Потому что он как бы немного уходит от экологической темы. Это больше этнографический фильм.



Татьяна Валович: Я знаю, что обращение к северной такой тематике - это не первое ваше обращение. Вы получали уже приз на фестивале "Салехард" (это северный кочующий фестиваль) за фильм "Срединный день" о современных ненцах-оленеводах. Такое обращение именно к Северу, такая особая любовь, чем вызвана?



Никита Хохлов: Дело в том, что мы снимаем уже очень долго, объездили практически весь мир. Северная тематика у нас практически не представлена. Она очень интересна во всем мире.



Татьяна Валович: Можно сказать, что непочатый край работы?



Никита Хохлов: Да, но довольно сложно туда добраться.



Татьяна Валович: У нас уже есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Добрый день. Вы житель огромного города. Как вы освещаете экологическую угрозу, исходящую со стороны искусственной перенаселенности среды обитания?



Никита Хохлов: Здесь трудно что-либо сказать, потому что большую часть времени я все же провожу в экспедициях. Конечно, когда приезжает в город и понимаешь, что и атмосфера, и загазованность города, и перенаселение города, и мусор - это очень сильно влияет на человека, и на его отношение ко всему.



Татьяна Валович: В связи с этим не возникает желания создать какой-то фильм, который бы как-то освещал именно эти проблемы?



Никита Хохлов: Фильм такой интересно создать. Но, к сожалению, думаю, что наше телевидение, скорее всего, этот фильм не покажет. Мы эти фильмы сможем увидеть только на кинофестивалях, но ни в коем случае не на каналах.



Татьяна Валович: Юрий, у меня к вам вопрос. Вы не участвуете в проходящем фестивале?




Юрий Шевчук

Юрий Шевчук: Ну, что вы. Я кино снимать не умею.



Татьяна Валович: Не как человек, который снимает кино, а как представитель той же экологической организации.



Юрий Шевчук: Я несколько раз участвовал в кинофестивалях в качестве зрителя, даже членом жюри был два раза, по-моему, только не на наших кинофестивалях. Но последнее время как-то то, что делается в экологическом и документально-экологическом кино, как-то меня мало стало привлекать. И вот почему. К сожалению, большая часть того, что я вижу, сводится к тому, что показывают красивую бабочку или тюленей, допустим, кого поймают.



Татьяна Валович: Красота спасет мир, с одной стороны.



Юрий Шевчук: Вы помните, кто это сказал у Достоевского-то? Это далеко не положительный герой был. Кого поймают, того и показывают. А потом в итоге, в результате получается, что все это сводится к такой сусальной пропаганде - давайте любить природу, потому что она красивая и так далее.



Татьяна Валович: Вам бы хотелось острее поставить вопрос?



Юрий Шевчук: Да, но при этом не показывать всякие ужасы, не показывать дымящиеся трубы или стоки в реки. Это другая крайность. Давайте подумаем вот над чем. Очень такой простой вопрос, который зададим его нескольким политикам нашим. А вот, как вы думаете, на сегодняшний день экологическая емкость Земли превышена в 4-5, в 10 раз, по разным подсчетам, но превышена точно. Если все будут жить на нашей Земле также как, допустим, жители развитых стран - потреблять столько же энергии, столько же полезных ископаемых и так далее, то нам понадобиться три, а то и четыре планеты, а у нас есть только одна. Что делать в этом плане? Что самое интересное, политики тут же начинают впадать в дикую ересь - пытаться отменить второй закон термодинамики, пытаться сказать, что все это не так, ученые что-то там придумают. Что придумать можно в этом плане? Ничего нельзя придумать, на самом-то деле. Приверженцы так называемой реальной политики, более циничные люди, будут говорить, что если люди естественным образом размножились, то, соответственно, естественным образом они и уменьшатся, и вспомнят кризисы, которые были в истории человечества, когда вымирало до 0,9 населения Земного шара.



Татьяна Валович: Никита, сейчас, я думаю, в связи с тем, что какой-то период документальное кино вообще уходило со сцены в России, очень сложное представление, наверное, у зрителей, в чем же заключается работа режиссера, сценариста именно документального фильма? Как вы подходите, как начинаете выбирать тему?



Никита Хохлов: Скорее всего, это книги или точка на карте, которую мы просто хотим исследовать, в которой мы еще не были еще. Соответственно, мы смотрим, читаем какую-то информацию о том, какие народы там живут, что они делают, культура их.



Татьяна Валович: Это ваше личное такое. А заказы какие-то поступают?



Никита Хохлов: Заказов в наше время найти очень сложно. Поэтому все наши поездки мы, в основном, делаем из собственного финансирования. На сегодняшний день финансирование найти практически невозможно. Будем говорить, что Федеральное агентство еще как-то помогает, но этот уровень финансирования очень низкий.



Татьяна Валович: Как же тогда выживаете? Вы говорили, что российские каналы не требуют те фильмы, которые вы снимаете.



Никита Хохлов: Дело в том, что когда мы им показываем, они говорят - все хорошо, но тот уровень оплаты, который мы бы хотели получить, будем говорить... Например, экспедиция на Чукотку 3 человека - это порядка 10-15 тысяч долларов, а выход фильма в эфир оплачивается тоже порядка 10 тысяч долларов. Поэтому вы понимаете, что тут работа студии должна быть, чтобы продолжать дальше поездки, чтобы делать какие-то определенные дальше работы. Поэтому приходится работать в основном на западные... Опять же та же Германия всплывает, о которой мы только что слышали.



Татьяна Валович: Интерес зарубежных представителей к российскому документальному кино гораздо больше, чем нежели внутри страны?



Никита Хохлов: Да, дело в том, что здесь в принципе более интересно. Потому что Европа практически вся исследована. А вот наш русский Север практически не исследован.



Юрий Шевчук: Мне кажется, что тут еще важно то, что у европейцев есть такие нишевые каналы специально для любителей природы. А у нас же нет такого специального канала, где, действительно, показывают такие фильмы. Хотя есть люди, которые смотрят канал "Дискавери", но он западный.



Татьяна Валович: Никита, а канал "Дискавери" интересовался вашими работами?



Никита Хохлов: Мы работаем для "Дискавери".



Юрий Шевчук: Но мне все-таки кажется, что это не экология. Это, действительно, документалистика о природе. Это все очень хорошо, красиво, но это...



Татьяна Валович: Но сейчас, по-моему, понятие "экология" в связи с тем, что этот термин настолько... не хочется говорить затаскан. К нему примыкают все время. Какие-то даже возникают политические интриги, используя экологию. В обществе это понятие как-то само по себе понятие размылось.



Юрий Шевчук: Это верно. Но я лично считаю, что экология или социальная экология, можно так сказать, что это наука о взаимодействии человека и окружающей среды. В данном случае как человек влияет на окружающую среду, так и окружающая среда влияет на этого самого человека. Мы можем показать средствами кинематографа, каким образом это взаимодействие сделать более спокойным, скажем так. Я бы лично очень хотел увидеть фильм к примеру такой. Показывают людей, которые защищают зеленые насаждения и не дают их вырубить. Вот борются против них, а они говорят, что являются хозяевами в своем городе. И тут же рядом показать людей, которые борются против незаконных мигрантов, которые тоже говорят, что хотим быть хозяевами в своем городе.



Татьяна Валович: Противопоставление.



Юрий Шевчук: Да, да.



Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Мы слушаем ваш вопрос, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте! Нина Павловна из Подмосковья. Я сама родом с Кубани, мне сейчас 80 лет. И вот в 1930 году через наш большой огород проходила копанка и ручеек. И вот в эти голодные времена мы ловили из этого ручейка устрицы и рыбу. Она шла просто одна за одной. Мы их варили. Было очень вкусно. Там еще мои родственники живут. Больше мы никогда не видели такого дива. Я не понимаю, почему.



Татьяна Валович: Вероятно, изменение экологической обстановки в том районе, где вы живете, настолько было велико, что исчезли те представители фауны, о которых вы говорите.



Юрий Шевчук: Если вы помните, химизация всей страны была.



Татьяна Валович: Да, когда на полях тоннами были удобрения.



Юрий Шевчук: Много чего исчезло, в том числе и пресноводных жемчужности.



Татьяна Валович: Никита, тот фильм, который вы представили на нынешний кинофестиваль "Охотники студеных берегов", кто главный герой? Это группа людей или все-таки?... Что в фокусе этого фильма? Я понимаю, что лучше прийти один раз посмотреть, но у тех, у кого нет такой возможности, может быть, некоторые сюжеты о том, как вы снимали?



Никита Хохлов: В фильме два главных героя - морской молодой охотник и морской охотник старый. Те традиции, которые были раньше у морских охотников, забыты. Сейчас молодые люди, которые там находятся, на Чукотке, пытаются возродить морской промысел кита. Не тот промысел, который был убойный, когда приходили корабли и били китов, которых просто увидели, а именно тот промысел, который нужен им для пропитания - это моржа, кита и тюлень. Вот об этом кино.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Здравствуйте! Георгий из Санкт-Петербурга. А каким образом экологи разных стран обмениваются своим опытом? Дают ли они друг другу какие-либо рекомендации?



Юрий Шевчук: Большая часть рекомендаций, которые дают экологи других стран, в наших условиях неприменимы. А если бы я стал давать рекомендации экологам Китая, или Грузии, или Индии, тоже бы, скорее всего, ничего хорошего из этого не получилось. Каждый сам должен набивать себе шишки. В кинематографии, я так думаю, что это не так, поскольку кинематография такой достаточно универсальный и космополитичный язык.



Татьяна Валович: Разве проведение такого фестиваля с международным участием не является обменом опыта даже для экологов, чтобы посмотреть, что делается там?



Юрий Шевчук: У них свои проблемы. Немцы привозят фильм по поводу канализации, который называется "Приключения какашки" или еще что-то такое, и показывают как эта самая какашка путешествует по канализационным трубам. Индийцы экономят воду - тоже замечательно, а у нас бьют китов. Все это не имеет друг к другу никакого отношения.



Татьяна Валович: А на ваш взгляд, Никита, каково международное общение даже в рамках нынешнего кинофестиваля? Что для вас было бы интересно? Первый день прошел, вы смотрели какие-то фильмы.



Никита Хохлов: Я на многих кинофестивалях был именно экологических. Было просто интересно смотреть общение людей. Но, на самом деле, люди общаются. Они друг другу подсказывают что-то. Например, та же самая Индия. Мы смотрим, как они добывают там воду. В какую-то деревню пришел военный, который отслужил. Он показал индусам... Мы вчера сидели и обсуждали - давайте в каждую деревню посадим по такому военному, который может вырыть этот колодец.



Юрий Шевчук: У нас нечто похожее делается, во всяком случае, на уровне представителей президента.



Татьяна Валович: В таком случае, насколько для вас интересны проблемы? С какой точки зрения они преподносятся именно европейскому кино?



Никита Хохлов: Для меня лично интересно просто смотреть это кино, действительно, интересные проблемы. Потому что ты не знаешь о некоторых проблемах, которые окружают, в данном случае, тебя. Ты знаешь свои проблемы в своем городе, в своем регионе, но интересно посмотреть на проблемы других людей, может быть, подсказать какие-то действия.



Юрий Шевчук: Основная проблема экологии - это то, что мы живем, убивая. Мы должны убивать, чтобы жить. Мы знаем, что это плохо. Мы знаем, что за это будем наказаны. Вот это основная проблема.



Никита Хохлов: Это - да.



Юрий Шевчук: Но это не только экология, это философия. Как соединить три несовместимые вещи - Бог добр, Бог всемогущ и в мире есть зло. Сколько людей думали над этим.



Татьяна Валович: Юрий, вы говорили о том, что хотели бы увидеть какие-то конкретные фильмы с определенной тематикой. Как вы оцениваете возможность российских экологических организаций прибегать к такой возможности, как экологическое кино в качестве просвещения? У вас есть такая возможность?



Юрий Шевчук: У нас есть два человека, которые снимают кино - один чисто экологическое, а другой говорит, что он снимает общее документальное кино, но, на самом деле, на экологические мотивы. Один - это Геннадий Шабаринк, а другой - это Петр Кожевников. Их фильмы по мере сил и возможностей, когда мы проводим какие-то мероприятия, мы стараемся использовать. Другое дело, что заказать фильм кому-то мы не можем по причине отсутствия средств. Максимум, что мы можем сделать - это телевизионный маленький сюжет, ролик. Конечно, если бы у нас были бы возможности, мы бы, конечно, организовали студию экологических документальных фильмов. Было бы что снимать. Мы бы сказали - что.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Доброе утро! Меня зовут Николай. Я живу в Москве. С удовольствием слушаю передачи Радио Свобода, в частности, естественно, передачу об экологии. Хотелось бы сказать следующее вещь. Всегда, когда идут передачи об экологии, как-то стыдливо уходят от основной проблемы, то есть проблемы, связанные с экологией, создает человек. Чем больше людей на земле, тем больше этих проблем.



Юрий Шевчук: А я о чем говорю.



Слушатель: Поэтому нужно думать, как сокращать, как оптимизировать население, которое живет на Земле, особенно в странах Африки, Индии, Китая и так далее и так далее. Это первое. Второе. Если мы будем рассуждать дальше, мы должны думать о том, как улучшать человеческую природу, а не просто размножаться, создавать миллионы проблем, а потом как-то их пытаться решать. Это не только экологические проблемы, это и политические, экономические, бытовые проблемы. Их миллионы.



Татьяна Валович: Николай, а вы представляете себе, а кто будет решать, как уменьшить население Западной Европы. Почему обязательно уменьшать? Нужно, наверное, просто не так подходить к этой проблеме. Юрий как раз и говорил об этом. На ваш взгляд, подход вообще человечества к теме перенаселения. Насколько он адекватен той ситуации, которая сейчас возникает на планете?



Юрий Шевчук: Во-первых, человечество уже несколько раз перенаселяло планету. Допустим, последний такой кризис случился во времена неолита, когда истребили люди всех крупных животных, а потом стало нечего есть, и 0,9 населения вымерло, а остальные перешли к земледелию и скотоводству. Я хотел бы сказать, что кризис был вызван не абсолютным количеством людей, а количеством относительным - относительно ресурсов. В данном случае у нас тоже количество людей не абсолютно перенаселению Земли, а именно относительно возможной добычи ресурсов и использования энергии. Будем использовать энергию больше, перегреется Земной шар.


Специально, когда пытаются люди говорить об улучшении породы человечества, обычно получается очень плохо. Потому что у человека (у ученых) нет таких знаний, чтобы мы могли сказать, что то или иное изменение в человеческой природе, приведет к положительным изменениям в личности. Мы даже не можем сказать, какие изменения физиологического типа приводят к благоприятным изменениям личности и наоборот. Мы знаем, что есть места, где цивилизация развивается. Мы знаем, что есть места, где тип определенный складывается, но в то же самое время мы знаем, что эти места меняются время от времени.



Татьяна Валович: Никита, что дает вам участие в фестивалях?



Никита Хохлов: Это, скорее всего, показать свою работу и понять, как ее оценят зрители. Если они оценят ее хорошо, это, сами понимаете, бальзам на душу. Если оценят плохо, значит, надо работать, надо пытаться сделать так, чтобы было интересно, чтобы люди смотрели это кино. Вот это, в основном, в общем, и прельщает.



Татьяна Валович: Каждый документальный фильм уникален, прежде всего, и по выстраиваемой в кадре атмосфере, какие струнки души задеваются, наверное. Когда начинаете снимать фильм, какие задачи вы перед собой ставите?



Никита Хохлов: Самое интересное, что все это происходит спонтанно. Задач мы не ставим. Мы ставим задачу - просто снять какой-то регион. Попасть туда, попытаться пообщаться с теми людьми, или снять ту природу, или тех животных, которые там находятся. Это единственная задача. А когда уже приезжаешь непосредственно в студию, из этого материала уже вырастает кино. Потому что нельзя написать сценарий документального кино, как я уже понял. Если ты пишешь что-то, то...



Юрий Шевчук: Это задача. А сверхзадача?



Никита Хохлов: Сверхзадач никогда не было. Не знаю.



Татьяна Валович: Возникает тогда такая возможность, что каждый сможет тогда снять документальное кино или экологическое кино. Насколько это не так? Насколько все-таки профессионализм, который должен присутствовать в любой работе?...



Никита Хохлов: Самое интересное, что опыт канадских документалистов... Они дали камеры местным жителям - канадским индейцам. Мы смотрели это кино. Оно интересно. Это новый взгляд. Это взгляд изнутри.



Татьяна Валович: Но это ведь все равно потом было обработано профессионалом, да?



Никита Хохлов: Нет, нет. Именно не обработано. Был такой фильм "Быстрый бегун". Это про эскимосов, которое было снять именно эскимосами. Она была просто интересна. Она была изнутри. Если бы снимал кто-то из европейцев или американцев, то они не пустили бы его настолько близко подойти к этой жизни.



Татьяна Валович: Как вообще вы стали заниматься документальным кино? Как пришли в него?



Никита Хохлов: Довольно сложно, потому что я снимал рекламы, клипы, художественное кино. Потом мне все это настолько надоело, потому что хотелось путешествовать, начал путешествовать и снимать кино. Хотелось показать, донести до своих близких, до своих друзей, что есть такой уголок мира, вот такие люди, у них такие обычаи, такие звери бегают. Например, мы снимали "По следам снежного барса". Была довольно большая программа. Мы сделали фильм. Это как раз проблема снежного барса на том же Алтае. Я первый раз в жизни увидел вживую кошку - того же снежного барса, хотя его практически невозможно увидеть.



Татьяна Валович: Где этот фильм вышел в прокат?



Никита Хохлов: Нигде. Потому что он не отвечает требованиям, например, сегодняшних наших каналов, которым в любом фильме нужна социальная какая-то проблема, или историческая справка, или кто-то кого-то убил, кто-то кого-то съел. Здесь этого нет.



Юрий Шевчук: Вы считаете, это каналам нужно или зрителю нужно?



Никита Хохлов: Сколько мы общались с людьми, люди хотят смотреть документальное кино, но его негде смотреть. У нас остался вот только 5 канал "Культура" - все. Больше практически мы не видим нигде кино.



Татьяна Валович: К сожалению, в сетке этого канала почему-то такие интересные фильмы стоят или настолько поздно, что невозможно посмотреть, или настолько рано, что тоже невозможно посмотреть, потому что это 6 часов утра. Никто этого не видит. Получается, что как бы формально они стоят в сетке вещания, а широкого охвата не получается. Хорошо если у кого-то есть "Дискавери" - можно смотреть, изучать как-то там. Но там русских фильмов достаточно мало представлено.



Никита Хохлов: Это политика канала, на самом деле. У нас было несколько таких интересных случаев, когда наше кино показывали на Западе, а потом оно возвращалось из Европы в Россию, и его уже показывали как европейское кино.



Татьяна Валович: В этом случае, авторские права соблюдались?



Никита Хохлов: Очень сложно тут с авторскими правами. Вы сами понимаете, что кино гуляет по миру. Кто его покажет... Тут довольно-таки сложно. Проблем очень много с этим.



Татьяна Валович: Юрий, скажите, пожалуйста, я знаю, что в конце ноября в Петербурге будет как раз обсуждаться программа "Формирование экокультуры в Петербурге до 2012 года". Приглашены ли к обсуждению этой программы общественные организации экологические, например, такие как ваша? Что, на ваш взгляд, прежде всего, необходимо в формировании этой экологической культуры?



Юрий Шевчук: Пока что ни нашу организацию, ни другие организации, которые входят в Общественный экологический совет Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Комитет по охране природы и природопользования не приглашал. Но если по поводу сути формирования экологической культуры, экологического мышления, я могу сказать, что это проблема неразрешимая в каком-то временном лаге. Это то дело, которым надо заниматься постоянно. Нельзя сказать, что к 2012 году мы сформируем это мышление.



Татьяна Валович: К сожалению, в России всегда возникает какое-то планирование. С одной стороны, это, может быть, оправдано - нужно выделение денег на перспективы, на программы и так далее. Понятно, что построение коммунизмы мы уже знаем, чем обернулось.



Юрий Шевчук: Если всерьез отвечать, то до тех пор, пока мы не разрешим философские вопросы, связанные с экологией, до тех пор никакого экологического мышления не будет. Иначе у человека, у которого есть такое экологическое мышление, все, что служит жизни будет хорошо, все, что прекращает жизнь - плохо. Если он будет так жить в реальной жизни, то у него начнется сшибка между повседневной практикой и своим экологическим мировоззрением. Рано или поздно он просто кончит жизнь в сумасшедшем доме. До тех пор, пока не будет решен главный и основной вопрос, а именно: каким образом можно совместить постоянную практику разрушения окружающей среды и с постоянной же практикой благоговения перед жизнью? - никакого экологического мышления не будет.



Татьяна Валович: Тогда получается замкнутый круг. Мы не придем вообще к пониманию того, что человек будет заботиться об окружающей среде.



Юрий Шевчук: Вы знаете, отменить второй закон термодинамики нельзя, и сделать так, чтобы у нас несколько земель было для всех, чтобы хватило, тоже нельзя сделать. А решить философский вопрос человечество научилось.



Татьяна Валович: Надо, чтобы параллельно как бы эти процессы шли. Потому что откладывать на какую-то перспективу невозможно, мы это видим по сегодняшней ситуации. С другой стороны, вы пока говорите, что не решены эти философские вопросы - ничего не будет.



Юрий Шевчук: Да, потому что ничего не делается даже на уровне коммунального хозяйства. Вот эти вечные вопросы не решены.



Татьяна Валович: Удобная позиция такая - не будем тогда и решать. Как из этого вырваться? Что нужно делать?



Юрий Шевчук: Почему я все-таки с таким интересом слежу за людьми искусства, за тем же самым экологическим кинематографом, за литературными произведениями, где раскрывается экологическая тема? Я надеюсь, что они дадут возможность именно понять, решить эту философскую проблему.



Татьяна Валович: То есть будет внутренний толчок.



Юрий Шевчук: Да.



Татьяна Валович: Говорилось, что сейчас отсутствуют в России как таковые образовательные программы для подрастающего поколения. Что делать в этом плане?



Юрий Шевчук: Сейчас такое новое веяние в экологическом образовании - это так называемое обучение на практике, когда человек не только теорию знает, но и знает, как сделать что-то хорошее, полезное в области экологии. Недавно (в воскресенье) закончился семинар, Федерация экологического образования его проводила, как раз на эту тему. Я заметил, что опять-таки и у учителей тоже возникает та же самая проблема. Невозможно научить детей любить природу, если дети рано или поздно понимают, что их жизнь зависит от того (лучше она будет или нет), сколько в этой самой природе они смогут взять себе, уничтожить, приватизировать, захватить и так далее.



Татьяна Валович: А совместить процесс, чтобы взять и уничтожить не на какой-то период времени, а заставить работать механизмы воспроизводства для нанесения меньшего ущерба?



Юрий Шевчук: Для этого необходима, во-первых, частная собственность, а, во-вторых, долгий и успешный опыт владения этой самой частной собственностью. Когда люди привыкнут, что эта земля их, и она будет передана в наследство будущим поколениям, тогда они и будут о ней заботиться, мне так кажется.



Татьяна Валович: Но это не сиюминутный процесс.



Юрий Шевчук: Да, а сейчас она ничья, во всяком случае, в нашей стране.



Татьяна Валович: Спасибо.




XS
SM
MD
LG