Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек пера и сабли


Ахмед-Заки Валиди. Ретушированное фото 1919-1920 гг.

Ахмед-Заки Валиди. Ретушированное фото 1919-1920 гг.

"Русские патриоты" выступили против появления в Уфе памятника идеологу башкирского национального движения

Члены исполнительного комитета "Собора русских Башкортостана" обратились к властям республики с требованием не допустить появления в Уфе памятника ученому и политическому деятелю Ахмету-Заки Валиди (Валидову). Мотивация такова: Валиди был плохим патриотом и не любил русский народ. Башкирская интеллигенция считает Валиди отцом движения за национальную эмансипацию.

Выходец из семьи религиозных деятелей, Ахмет-Заки Валиди получил разностороннее образование и в годы Гражданской войны на какое-то время оказался во главе правительства вновь учрежденной территориальной автономии Башкурдистан (вначале Башкирского областного шуро, а затем Башревкома). В зависимости от политических обстоятельств Валиди вступал в тактические союзы то с белыми, то с большевиками, командовал башкирским войском, разрабатывал эскиз башкирского флага. После окончательного установления советской власти в Приуралье Валиди, разочаровавшись в сотрудничестве с большевиками, принимал участие в антисоветских мятежах, а затем – в организации басмаческого движения в Средней Азии. Затем почти полвека он провел в эмиграции – в Турции, Австрии и Германии, где, оставаясь сторонником башкирского национального самоопределения, преимущественно занимался лингвистическими и этнографическими исследованиями.

Бюст Ахмета-Заки Валиди в Петербурге

Бюст Ахмета-Заки Валиди в Петербурге

Востоковедческие и философские работы Валиди принесли ему широкое признание в научном мире, он считается историком и языковедом мирового уровня. Хотя сталинские власти, как отмечают биографы Валиди, зондировали возможность его возвращения в Башкирию, в советское время имя этого ученого и политика фактически оставалось под запретом. После распада СССР именем Валиди в Уфе названа Национальная библиотека, в разных городах (в том числе в Стамбуле и Петербурге) установлены его бюсты; в его честь учреждены премия и памятная медаль. И вот теперь возникла идея установить в Уфе памятник Валиди. Окончательное решение не принято: в администрации главы республики Рустэма Хамитова сообщают, что вопрос пока "прорабатывается".

В "Соборе", однако, сильно обеспокоены: "Мы считаем, что гражданское почитание Валиди в нашем полиэтничном регионе является вредным явлением, которое негативно сказывается на межэтнической стабильности, а установка памятника данному историческому персонажу недопустима, – считают авторы обращения. – Нет никаких данных, свидетельствующих о том, что Ахмет-Заки Валиди был патриотом России. Напротив, его активная политическая деятельность была достаточно последовательно направлена на принципиальную борьбу против российского государства во всех его исторических формах. В целом Ахмет-Заки Валиди открыто признавал себя противником России, русского народа, придерживался о нем отрицательного мнения и считал необходимым как минимум радикальное ослабление позиций русского народа и российского государства в Башкортостане и других тюркских регионах. В таких условиях его почитание в республике выглядит как минимум нетактично по отношению к русским региона… Гражданское почитание Валиди являет собой опасность для дальнейшей устойчивости российского государства".

Вот что рассказал в интервью Радио Свобода один из авторов обращения, преподаватель Башкирского государственного университета, организатор "Русских маршей" Евгений Беляев:

– Ахмет-Заки Валиди был заметной политической фигурой. Это признавали большевики и их руководители, включая Ленина и Сталина, которые считали Валиди едва ли не самым сильным политиком среди представителей национальных меньшинств. Однако вопрос в том, какую роль эта самая сильная личность сыграла в истории, в чем заключался политический идеал Валиди. Этим идеалом было создание независимого Туркестана, который состоял бы, в частности, из среднеазиатских республик и Башкирии, что нарушало бы территориальную целостность России. В любом ее виде – хоть Советского Союза, хоть Российской Федерации, ведь и сейчас мы видим попытки создания "неовалидовского" движения. Плюс ко всему прочему Валидов воспринимал русских как колонизаторов, которые угнетают тюркские народы, причем речь шла об отношении к представителям всей русской нации, а не только к русской администрации. Исходя из этого, нам ясно: в России и в Башкортостане как субъекте Российской Федерации фигура Валиди не должна быть окружена гражданским почитанием.

– Кажется, что Валиди – это отчасти романтизированная фигура современного башкирского исторического эпоса, символ тяги башкирского народа к государственности. Эта государственность оформилась в рамках Советского Союза, продолжилась в рамках Российской Федерации. Памятники Валиди, крупному ученому-востоковеду, стоят в разных городах, улицы названы его именем. Почему вы выступаете против памятника Валиди в Уфе?

В Уфе Валиди может стать мифологическим героем, притягивающим протестную часть башкирского населения – стать ее знаменем и символом

– Востоковеды могут устанавливать Валиди бюст, если считают его действительно выдающимся востоковедом. Почему нет? Мы не влезаем в их компетенцию. Но применительно к Республике Башкортостан... По той же логике на Украине ставят памятники Бандере, там точно такие же мотивы: деятельность Бандеры отражала некие чаяния населения западных областей этой страны. И что мы видим дальше? А дальше мы видим гражданскую войну! В отличие от Петербурга, в Уфе Валиди может стать мифологическим героем, притягивающим протестную часть башкирского населения – стать ее знаменем и символом. Обязательно появятся политические фигуры, которые на этом захотят сыграть. И мы получим здесь очаг нестабильности.

– В Уфе есть и библиотека имени Валиди, и улица есть, и памятная медаль, и премия имени Валиди – и пока никаких сепаратистских тенденций не замечено.

– Библиотека – это отдельная история, переименование библиотеки напрямую связано с "парадом суверенитетов" начала 1990-х годов под разговоры о том, что Уфа должна заключить федеративный договор с Россией. Я далек от механического подхода: восстановится памятник – и на следующий день сразу усилится сепаратистское движение. Конечно, не на следующий день, но постепенно символ будет укрепляться в сознании людей. В Башкирии сейчас многие еще не знают, кто такой Ахмет-Заки Валиди. Когда я на лекциях спрашиваю, кто это такой, мне отвечают: наверное, какой-то писатель, раз в его честь названа библиотека. Сами башкиры зачастую не знают, кто это такой! Но вот группа местных "свидомых" пытается всеми способами продвигать эту фигуру в общественном сознании, и это ничем хорошим, на наш взгляд, не завершится. Нам нужно согласие этнических общин, которые проживают на территории Башкирии, а тут все-таки три основные группы населения – русские, татары и башкиры, – уверен Евгений Беляев.

Фигуру Валиди по-иному оценивают в кругах башкирской интеллигенции. Доктор исторических наук, профессор Башкирского университета Марат Кульшарипов не считает Валиди русофобом и противником российской государственности:

Нигде, ни в каких документах, принятых башкирскими курултаями в 1917 году (а их состоялось три), нет ни слова о выходе из состава России

– В начале минувшего века Ахмет-Заки Валиди возглавил башкирское национальное движение, фактически он был лидером и главным идеологом движения за самоопределение. При этом Валиди придерживался социал-демократических взглядов и выступал за федеративное устройство России, Башкортостан он видел территориальной автономией с широкими полномочиями, даже со своими армейскими формированиями. В 1917 году, после Февральской революции, в Москве состоялся Первый Всероссийский мусульманский конгресс, на котором развернулась острая дискуссия о будущем государственном устройстве страны. Вот там Валиди как раз и выступал за федерализм на политических началах социализма (он был членом партии социалистов-революционеров), за создание в Башкортостане государственности. Башкиры одними из первых в России, уже 15 ноября 1917 года, объявили о создании своей территориальной автономии. Произошло это в Оренбурге, занятом в ту пору полками атамана Дутова.

Нигде, ни в каких документах, принятых башкирскими курултаями в 1917 году (а их состоялось три), нет ни слова о выходе из состава России. Вопрос о полной самостоятельности, о башкирском сепаратизме не стоял. В начале июня 1918 года, когда началась полномасштабная гражданская война, башкирское движение оказалось в лагере белых. Тут и местные большевики потрудились: они считали башкир националистами, буржуазными деятелями, тем более что те сотрудничали с атаманом Дутовым. Члены башкирского правительства в феврале 1918 года были арестованы и оказались в оренбургской тюрьме, хотя затем смогли бежать.

Башкирское национальное движение заключило союз с белыми, потому что большевики адекватно не воспринимали идею башкирской территориальной автономии. Но ее, к сожалению, не воспринимали ни белые генералы, ни адмирал Колчак, выступавшие за единую и неделимую Россию. Адмирал отдал приказ о расформировании и Башкирского белого корпуса, и башкирского правительства. Лидеры башкирского движения, в их числе и Валиди, были вынуждены начать переговоры с большевиками. В итоге было подписано соглашение центральной советской власти с башкирским правительством – о советской автономной Башкирии, созданной на основе идеи самоопределения.

Красные башкирские всадники. Фото 1919 года

Красные башкирские всадники. Фото 1919 года

Башкирские войска перешли на сторону красных. Полки и бригады отдельной башкирской дивизии сражались и на Южном фронте, и против белополяков, и в обороне Петрограда в 1919 году принимали участие. Когда в 1920 году стало ясно, что большевики одерживают победу, все эти части были фактически расформированы. В том же году принят декрет о государственном устройстве башкирской автономии, при этом основные пожелания сторонников Валиди были проигнорированы, башкиры потеряли ряд политических, экономических и других прав. Вот Валиди со своими соратниками и перебрался в Среднюю Азию, где участвовал в басмаческом движении.

– В башкирском коллективом сознании фигура Валиди по понятным причинам отчасти романтизирована, его поэтически называют "человеком пера и сабли". Получается, он был одновременно и практическим политиком, и полководцем, и национально ориентированным мыслителем?

– Он был прежде всего идеологом. В силу обстоятельств Валиди стал командиром Башкирской дивизии, хотя не имел военного образования. А вот наука интересовала его с ранней молодости, уже в 1912 году, в возрасте 22 лет, он выпустил книгу по тюркской истории, отдельные статьи у него выходили по истории башкир.

– Понятно, что в советское время Валиди не жаловали, но вот в 1990-е годы начался процесс восстановления исторической правды, даже в Петербурге ему установили небольшой памятник. Почему, как вы думаете, "Собор русских Башкортостана" вдруг выступает против установки памятника?

– Недоброжелателей у Валиди сколько угодно. Когда улицу в Уфе называли его именем, начались измышления о том, что он якобы сотрудничал с фашистами. В 1930-е годы Валиди действительно находился на Западе, поскольку вынужден был из-за конфликта с Мустафой Кемалем Ататюрком по поводу истории тюркских народов покинуть Стамбул, защитил докторскую диссертацию в Венском университете, а в середине 1930-х годов преподавал в Германии, в Бонне и Геттингене. Перед самой войной он вернулся в Стамбул. Никаких документов и доказательств того, что Валиди каким-то образом сотрудничал с нацистами, нет. Люди, которые против него выступают, оперируют высосанными из пальца теориями.

Беда в том, что у нас хватает людей, поверхностно представляющих себе историю. Им не нравится ни сама Башкирская автономия, ни наши выдающиеся личности

Валиди действительно был противником советской власти. Он не смог договориться с большевиками, он действительно выступал за башкирские национальные интересы. Однако пишут, что он состоял якобы в партии Гитлера. Ну подумайте: как башкир, представитель "неарийской" нации, мог стать членом НСДАП! Более того, в 1951 году – еще Сталин был жив – из Москвы в Стамбул был направлен кремлевский агент, который уговаривал Валиди вернуться на родину, продолжать научную деятельность. Если бы он сотрудничал с фашистами, как бы его пригласили? Важно еще вот что: он - ученый с мировым именем, крупнейший востоковед, а наш народ знает его как лидера башкирского движения, отца-основателя Башкирской автономии. Контакты Валиди с русскими учеными не прекращались даже во время его эмиграции. Несмотря на гонения в Советском Союзе – ведь целая кампания была против "валидовщины" развязана, дескать, антисоветчик, враг башкирского народа – Валиди в Стамбуле посещали крупные советские ученые-востоковеды.

– Вы рискнете предположить, чем завершится эта история? Власти Башкортостана, судя по обтекаемости формулировок, пытаются погасить конфликт, не нагнетать страсти. Поставят памятник или нет, как думаете?

– Конечно, памятник Валиди должен в Уфе быть, раз уж в Петербурге поставили его бюст, перед зданием Восточного факультета университета. В Ташкенте его именем названа крупная улица, в Турции ему есть небольшой памятник, там парк назван его именем. Шах Ирана Пехлеви в свое время наградил Валиди золотой медалью за заслуги в изучении персидской истории. Беда в том, что у нас хватает людей, поверхностно представляющих себе историю. Им не нравится ни сама Башкирская автономия, ни наши выдающиеся личности. Эти люди – шовинисты по существу – пытаются облить нас грязью, – считает башкирский историк Марат Кульшарипов.

В "Соборе русских Башкортостана" от интервью Радио Свобода уклонились, подчеркнув, впрочем, что требование отказаться от установления памятника Валиди в Уфе – частная инициатива пятерых членов Исполнительного комитета организации. Это подтвердил и Евгений Беляев, который, однако, убежден в том, что повсюду в "русской патриотической среде" фигуру Валиди оценивают резко негативно: "Официально наше письмо не является обращением "Собора русских Башкортостана". Но я с трудом себе представляю представителей русского движения, которые могли бы позитивно отнестись к памятнику Валиди, даже если они вам этого и не скажут в силу, например, того, что занимают какие-то должности в системе власти". Реакции на обращение "русских патриотов" в администрацию главы Башкортостана по поводу памятника Ахмету-Заки Валиди пока не последовало.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG