Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Член Совета Федерации России Константин Добрынин призывает к толерантности и диалогу о правах меньшинств

Решение Верховного суда США о легализации однополых браков неожиданно отразилось на ходе дискуссии о правах ЛГБТ-сообщества в России. Член Совета Федерации от Архангельской области Константин Добрынин, заместитель председателя Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству, 38-летний юрист из Петербурга, выступил с резкой критикой "квазиполитиков, спекулирующих на гееборчестве".

Допуская возможность признания в России в будущем однополых браков или введения других правовых норм для легализации таких союзов, Добрынин призвал к толерантности и начкалу диалога между разными общественными группами. В качестве примера промежуточного решения проблемы Добрынин привел действовавшее в течение двух десятилетий в американской армии правило "не спрашивай – не говори". Добрынин и прежде критиковал депутатов парламента, выдвигавших агрессивные законопроекты, направленные, в том числе, на подавление гражданской активности. В интервью Радио Свобода член Совета Федерации подробнее разъяснил свою позицию:

– Поводом для дискуссии послужило резонансное решение Верховного суда США. Мне кажется, это решение показывает лишь одно: каждая страна, независимо от того, насколько она консервативна (а Америка все-таки достаточно консервативна во всем, что касается меньшинств), идет своим путем к определенному правовому регулированию сложной проблематики и сложных отношений. Америка, например, шла к такому регулированию порядка 50 лет, там были различные этапы. Другие страны также эту проблему каким-то образом решают: они ищут и находят механизмы, которые защищают права одних граждан, не ущемляя при этом права других.

Самое последнее, что должно делать государство, – отворачиваться и делать вид, что острого вопроса не существует, что все благополучно, что меньшинство всем удовлетворено, что никаких вопросов во взаимоотношениях большинства и меньшинства нет

Я считаю, что России рано или поздно придется эту проблему решать. Самое последнее, что должно делать государство – отворачиваться и делать вид, что острого вопроса не существует, что все благополучно, что меньшинство всем удовлетворено, что никаких вопросов во взаимоотношениях большинства и меньшинства нет. Стоит заранее задумываться о таких вопросах, начинать какие-то адекватные правовые дискуссии. Но у нас происходит совсем другое: уровень агрессии вотношениях между меньшинством и большинством по этому вопросу зашкаливает, спокойный разговор невозможен. Сейчас, мне кажется, наступил тот самый момент, когда тон становится даже более важным, чем содержание. Чем спокойнее мы начинаем обсуждать спорную проблематику, тем более оптимальное решение можно найти.

В какой форме это будет, я не готов сказать сейчас, у меня нет ответа на этот вопрос - какая норма будет, будут ли гомосексуальные отношения легализованы в виде брака. Брак – это не единственная правовая форма, которая может регулировать эти отношения. Поиски решений и подходов – вопрос юридической техники. Но самое главное – понимание того, готовы ли в обществе пойти навстречу друг другу. Любое большинство состоит из разных меньшинств со своими интересами и принципами, поэтому если общество внутри себя начнет нормальный диалог, то рано или поздно вопрос будет каким-то образом решен к обоюдному согласию различных групп. Сколько это займет времени – я не знаю, но нельзя отворачиваться от проблемы, надо ее по крайней мере начинать обсуждать.

– Складывается впечатление, однако, что политический класс в России, одним из представителей которого вы тоже являетесь, в подавляющем большинстве своем не готов к такой дискуссии. Свидетельство этому – некоторые отклики на ваше заявление, я не говорю уже о постоянных заявлениях депутата петербургского Законодательного собрания Виталия Милонова, которого вы, кстати, открыто критиковали. Но в общем, ясно, что вы в данном случае оказываетесь в меньшинстве. Почему?

Константин Добрынин

Константин Добрынин

– Ну, гееборца Милонова я бы вообще не относил к политическому классу. Он все-таки квазиполитик, давайте это признаем. Его деятельность – циничная спекуляция на острых темах с целью заработать на них очки и попытаться каким-то образом получить известность. Так что давайте это отложим в сторону. Я не готов давать характеристику всему политическому классу, но надо признать: Россия достаточно консервативная страна, может быть, более консервативная, чем Америка или какие-то другие страны. Но это не значит, что диалог не надо вести, что проблему не надо обсуждать. Сейчас у большинства вот такая позиция, но пройдет время – и люди начнут прислушиваться к дискуссии, начнут видеть какие-то вещи более отчетливо или по-другому.

Вообще-то я не заявлял ничего сверхъестественного, я сказал очень простую вещь: если проблема есть и есть общественный запрос на решение этой проблемы, пусть исходящий от меньшей части общества – это не повод отворачиваться и игнорировать интересы меньшинства. Государство обязано начинать об этом думать, в том числе с точки зрения законодательства. А вот сколь велика дистанция от начала размышлений до принятия решения – здесь сложно быть пророком. Время покажет.

– Вы упомянули в качестве одного из примеров правило "не спрашивай – не говори", которое действовало в свое время в американской армии и определяло особенности службы в ее рядах гомосексуалов. Почему вы считаете, что оно подходит для России?

Агрессия препятствует нормальному развитию нашего общества

– Я привел в пример американскую армейскую норму не в качестве идеального решения, я скорее ориентировался на дух закона. Эта норма появилась в 1993 году, когда проблема меньшинств применительно к армии в США стояла очень остро. Вводя это правило, американцы попытались найти взаимоприемлемое решение, которое позволит геям и лесбиянкам служить в армии – тем, кто не хочет становиться ЛГБТ-активистами, но хочет служить своей родине в рядах ее вооруженных сил. Насколько я понимаю, и в США существовала достаточно дискриминационная правоприменительная практика, тем не менее огромное количество людей смогли достойно служить родине без боязни быть разоблаченными, без боязни тайных доносов, презрения, утаивания каких-то секретов. Принцип – найти правило, которое будет взаимообязывающим для обеих частей общества, вот что я имел в виду.

– Это ваше мнение, как и некоторые предыдущие, выделяется на фоне многих заявлений ваших коллег по Государственной думе и Совету Федерации. Вы призываете к разумному диалогу, а не к тому, чтобы постоянно наказывать, запрещать, ограничивать. Вы уже обсуждали комплекс проблем, о котором мы с вами говорим, со своими коллегами, депутатами нижней палаты парламента или сенаторами? Может быть, вы готовы внести какую-то законодательную инициативу по этому вопросу?

– Поверьте, и в Государственной думе, и в Совете Федерации достаточно людей с умеренными взглядами, думающих людей, поэтому я не в одиночестве. Конечно, я еще ни с кем это не обсуждал, мое заявление было отчасти спонтанным. Но в какой-то момент надо высказаться, потому что проблема становится слишком острой. Общественная агрессия вызывает серьезные опасения, она препятствует нормальному развитию страны. Любая агрессия – сначала вербальная и виртуальная, но потом она приходит в реальную жизнь, она влечет за собой реальные последствия. Основная задача сейчас, в моем понимании – даже не законодательную норму немедленно найти (на это, может быть, потребуется немало лет, учитывая консерватизм России), но немедленно остановить агрессивный тренд – дикое "гееборчество", которое популяризируется в России, чтобы, не дай Бог, не произошли какие-то ужасные последствия. Мы все разные, но мы все равные, независимо от наших взглядов.

На недавнем ежегодном ЛГБТ-марше в Торонто была сформирована единая украино-российская колонна​

– Я согласен с вами в оценке опасности повышенного уровня агрессии в российском обществе. Она распространяется не только на проблему сексуальных меньшинств, но и на многие другие аспекты общественно-политической жизни. Как раз депутаты парламента, на мой взгляд, часто выступают закоперщиками этой агрессии, в частности, квазипатриотических, гееборческих настроений. Вы можете как-то работать с этими людьми внутри парламента?

– Безусловно. Но прежде всего надо снизить тон дискуссии. Во-вторых, каждый политик, каждый человек выбирает сам свой путь. Я считаю, что надо делать и говорить вот так и так, а коллеги сами должны решать, что делать и как говорить, их нельзя принуждать. Я все-таки думаю, что они искренне делают многие свои заявления, вопрос в том, согласен ли я с этими заявлениями или нет. Если не согласен, то в рамках своих возможностей пытаюсь изменить ситуацию. Ну и что, что я в меньшинстве: сегодня в меньшинстве, а завтра – в большинстве… – сказал в интервью Радио Свобода член Совета Федерации от Архангельской области Константин Добрынин.

Его заявления не остались без ответа: "борец за нравственность" Виталий Милонов назвал позицию сенатора "предательством страны" и заявил, что человек с такими убеждениями не может считать себя россиянином.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG