Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Могут ли Иран и Сирия способствовать стабилизации в Ираке?


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Кирил Кобрин.



Александр Гостев: Победа демократов на недавних выборах в конгресс США поставила вопрос о возможной корректировке политики США в Ираке и на всем Ближнем и Среднем Востоке. Вчера президент Джордж Буш обсудил с членами специальной комиссии новую стратегию действий в Ираке. Активизировались и дискуссии вокруг политической роли соседей Ирака - Ирана и Сирии. Внимание к Тегерану возросло в последние дни еще и потому, что в Совете Безопасности ООН готовится резолюция по ядерной программе Тегерана - и эта резолюция вновь вызывает разногласия.



Кирилл Кобрин: В Ираке не прекращаются нападения, похищения и взрывы. Сегодня в Багдаде боевики захватили более ста сотрудников государственного исследовательского центра. Накануне жертвами насилия здесь стали около 20 человек. Почти каждый день сообщается о страшных находках: только вчера в пригородах иракской столицы полиция обнаружила 46 трупов со следами пыток. Почти ежедневно несут потери американские и британские военные. В этих условиях - и под давлениям демократов, победивших на выборах в конгресс - администрация Джорджа Буша заявляет о необходимости пересмотреть иракскую стратегию; было даже высказано мнение, что активную роль в стабилизации ситуации в Ираке должны сыграть Иран и Сирия. Однако американская позиция в отношении этих двух стран не смягчилась, о чем свидетельствуют заявления президента Буша, сделанные после встречи с израильским премьер-министром Эхудом Ольмертом. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Алан Давыдов.



Алан Давыдов: Президент Соединенных Штатов Джордж Буш и премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт в понедельник выступили с жесткими заявлениями по Ирану. Это произошло несмотря на оказываемое на Белый дом давление со стороны демократов и ряда стран-союзников в пользу начала переговоров с Тегераном о путях стабилизации обстановки в Ираке.


Выступая перед журналистами после переговоров с Ольмертом в Вашингтоне, Буш призвал к экономической изоляции Ирана, если тот, пренебрегая международным давлением, будет обогащать уран.



Джордж Буш : Думаю, для всего мира очень важно заявить в один голос иранцам следующее: если вы предпочтете продолжать разработку ядерной программы, то вы окажетесь в изоляции. Одной из ее форм станет экономическая изоляция.



Аллан Давыдов : Ожидалось, что в понедельник британский премьер Тони Блэр позвонит Бушу, и они обсудят возможность привлечения Ирана и Сирии к усилиям по прекращению насилия в Ираке.


Однако, после переговоров с Эхудом Ольмертом Буш не продемонстрировал желания обращаться к соседним с Ираком странам, которые Соединенные Штаты обвиняют в содействии иракским повстанцам.



Кирилл Кобрин: О том, что соседи Ирака могли бы сыграть позитивную роль в урегулировании иракского кризиса, заявил и премьер-министр Великобритании Тони Блэр. Он призвал к комплексному решению кризиса - в рамках ближневосточного урегулирования.



Тони Блэр: Большая часть ответов на проблемы Ирака лежит вне его. Следует рассматривать ближневосточный регион, как единой целое, где действуют одни и те же силы, где таятся корни глобального терроризма, где везде расцветает радикализм, где пропаганда, хоть и целиком лживая, находит отклик на арабских улицах. Вот что я имею в виду, говоря об общей стратегии на Ближнем Востоке.



Кирилл Кобрин: Действительно ли ситуация в Ираке столь зависима от позиции его соседей - Ирана и Сирии? Я спросил об этом Сергея Андреева, независимого эксперта по исламистским движениям Ближнего Востока и Центральной Азии из Оксфорда.



Сергей Андреев: Вряд ли можно утверждать, что главная причина продолжающегося насилия в этой стране заключается во вмешательстве Сирии и Ирана. Конечно, Иран парадоксальным образом достаточно выигрывает от американского присутствия и в Ираке, и в Афганистане, у своей западной и восточной границы, потому что именно благодаря тому, что усилиями американцев и их союзников был свергнут режим талибов в Афганистане и был оккупирован Ирак, Иран добился того, что основные его соседи-противники прекратили свое политическое и военное существование. И Иран, конечно же, заинтересован в том, чтобы поддерживать иракских шиитов. Но, насколько эта поддержка распространяется на военное сотрудничество с партизанскими отрядами иракских шиитов, сказать достаточно сложно, потому что подобного рода информацией владеют только специальные службы, и, как известно, Америка и ее ближайшие союзники в последнее время отметились целым рядом голословных утверждений по поводу Ближнего Востока. Вспомнить хотя бы то, что послужило предлогом для вторжения в Ирак, это совершенно необоснованное утверждение о том, что правительство Саддама Хусейна пытается создать оружие массового поражения. Вполне возможно, что, когда сейчас идут разговоры о том, что главная причина продолжающегося насилия в Ираке - это вмешательство соседей, это является утверждением точно такого же типа. Сирия вряд ли особо заинтересована в продолжении военного конфликта в Ираке. Не следует забывать, что сейчас основная причина и основные движущие силы гражданской войны в Ираке - это межрелигиозное насилие и межэтническое насилие. Сирия - совершенно светская страна, там у власти находится партия Баас, как и в Ираке во времена Саддама Хусейна. Это совершенно светская, националистическая, достаточно левая партия. Поэтому предположить, что Сирия была бы заинтересована в розыгрыше некой религиозной исламистской карты, это абсолютнейший абсурд в силу природы сирийского режима.



Кирилл Кобрин: Какие реально инструменты влияния на ситуацию в Ираке есть у Ирана?



Сергей Андреев: Это прежде всего шиитское большинство в Ираке. Иран пытается представить себя сейчас как своего рода духовного лидера всех шиитов. И то, что по соседству в Ираке находится шиитское большинство, конечно, оказывает определенную услугу Ирану. Иранская дипломатия весьма искусна, изощрена, и Иран во многом, может быть, заинтересован в том, чтобы создать впечатление, что его влияние на иракских шиитов намного сильнее, чем оно есть на самом деле. Иранцы всерьез опасаются военного противостояния с Соединенными Штатами, и единственный способ как-то предотвратить эту реальную или предполагаемую угрозу заключается в том, что иранцы пытаются угрожать, так сказать, несимметричным ответом. Единственная возможность этого несимметричного ответа - это активизация шиитского сопротивления в Афганистане и шиитского сопротивления в Ираке. Насколько реально Иран в состоянии контролировать и направлять иракских шиитов - это вопрос весьма сложный, и вряд ли в ближайшее время на него можно будет дать однозначный ответ.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG