Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фонд защиты гласности издал «Карту свободы печатной и электронной прессы в России»


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Александр Гостев: Фонд защиты гласности издал «Карту свободы печатной и электронной прессы в России». Главный вывод этого исследования - в стране нет места, где средства массовой информации полностью свободны. Об этом на пресс-конференции заявил руководитель фонда защиты гласности Алексей Симонов.



Максим Ярошевский: 40 экспертов Фонда защиты гласности в период с марта по август работали над «Картой гласности». В конце исследования определились с критериями оценки, их оказалось пять. Свободные СМИ - таких вовсе не обнаружилось, относительно свободные (то есть характеристики свободной прессы заметны) - насчитали в 21 регионе, относительно несвободные (характеристики едва просматриваются) - таких обнаружили в 43 регионах, вообще несвободны - в 17, и сведений о деятельности прессы нет - в 8 регионах России. О критериях, которыми руководствовались разработчики карты, рассказывает руководитель фонда гласности Алексей Симонов...



Алексей Симонов: Относительно свободна - это там, где пресса имеет возможность, по крайней мере, пускай хрипло, но выкрикивать то, что она считает правдой. Относительно несвободна - это та пресса, которая тем не менее хрипит, но ее уже совсем неслышно. Она хрипеть-то хрипит, но ее не слышно. А что сказать - свободна, не свободна, тут пояснений, наверное, не требуется. А несвободна - не хрипит.



Максим Ярошевский: Эксперты Фонда защиты гласности, работая над картой, проводили мониторинг региональной прессы, задавали вопросы региональным экспертам, редакторам газет, журналистам.



Алексей Симонов: Мы ведем мониторинг конфликтов, случающихся в средствах массовой информации. Фонд защиты гласности собирает сведения о конфликтах, которые, так или иначе, происходят в этой сфере по всей территории. Кроме того, у нас есть достаточное количество своих корреспондентов, людей, постоянно сотрудничающих с «Дайджестом Фонда защиты гласности», людей, заинтересованных в проблемах реальной, а не виртуальной свободы средств массовой информации.



Максим Ярошевский: По словам Алексея Симонова, их исследование не имеет никакого отношения к проблеме свободы слова в России. Ее просто нет, - считает руководитель фонда. И тем более это не связано с работой правозащитной организации "Репортеры без границ", эксперты которой именно свободу слова в стране искали. И именно они по итогам своих исследований поставили Россию на 147-ю позицию из 166-ти в рейтинге свободы слова



Алексей Симонов: Мы не занимались свободой слова, то есть на самом деле в этом смысле мы расходимся с "Репортерами без границ", потому что они определили, что по свободе слова мы занимаем 147-е место. Мы свободой слова не занимаемся, потому что в фонде существует абсолютно твердое убеждение: никакой свободы слова в России не было и нет. Потому что свобода слова - это общественный или социальный договор, опирающийся на законы, традиции и навыки. Законов у нас для этого, безусловно, недостаточно, потому что достаточно вспомнить, что у нас есть закон о средствах массовой информации и нет закона о праве на доступ к информации. У нас, естественно, нет и не могло возникнуть реальных традиций этой свободы слова, просто потому что некогда было их выработать. И, наконец, традиции и навыки возникают у журналистов, и у людей, которые воспринимают эту свободу, возникают эти навыки к свободе слова, эти навыки не нажиты.



Максим Ярошевский: По словам разработчиков "Карты гласности", самая печальная ситуация со свободой прессы сегодня сложилась в республиках - Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Дагестане, Калмыкии, Башкортостане, Татарстане. Алексей Симонов находит этому свое объяснение.



Алексей Симонов: Единственная закономерность, которая, безусловно, здесь просматривается, - это то, что труднее всего в автономных республиках. Это по абсолютному большинству совершенно очевидно и понятно почему. Существует двойная цензура. Одна цензура, скажем, социальная, условно говоря, а вторая - национальная.



Максим Ярошевский: Помимо распределения территории России на относительно свободную и несвободную вовсе, разработчики карты отметили на ней регионы, в которых журналисты погибали. Их пять: Алтай, Саратовская, Ростовская, Московская область, Чувашия. По словам руководителя службы мониторинга Фонда защиты гласности Бориса Тимошенко, впервые они сталкиваются с реальными расследованиями Генпрокуратуры в отношении погибших журналистов.



Борис Тимошенко: Впервые мы столкнулись с расследованиями фактически всех случаев убийства за ближайшие полгода. Освежая в памяти этот список, я заглянул в справку прокуратуры и был просто поражен, потому что такого еще никогда не было. Как правило, ответы: следствие продолжается, следствие ведется, проводятся все мероприятия. А здесь, пожалуйста, есть уже даже приговоры, которые после августа последовали, в частности, в Саратове. Хотелось бы надеяться, что и в дальнейшем Генпрокуратура будет также с нами сотрудничать, как и сейчас. Это здорово помогает. Может быть, именно их обращение на места как-то стимулирует быстрое расследование подобных дел. Потому что если вспоминать то, что было 10 лет назад, - сплошные отписки, просто единичные случаи, когда были ответы по существу.



Максим Ярошевский: В ходе исследования определились регионы, где полной свободы прессы, конечно, нет, но ситуация, на фоне других регионов сложилась более-менее нормальная.



Алексей Симонов: Как-то более или менее в Томске, как-то более или менее в Новосибирске. Вообще, Сибирь в этом смысле все-таки относительно свободнее. Ну, во-первых, ссылать некуда, это тоже правда. С другой стороны, и там есть различения, потому что, скажем, есть Кемерово, в котором все зажато, и уже мы в Москве, извините, остатки кемеровской журналистики пристраиваем на работу. Но тем не менее Томск, Новосибирск... Очень тревожное, на мой взгляд, положение в Красноярске, потому что у господина Хлопонина очень большие амбиции, и как раз представление о собственной компетентности сильно завышены, поэтому он достаточно жестко относится к тому, как о нем пишут, он очень этим взволнован, и это всегда оборачивается проблемами для средств массовой информации.



Максим Ярошевский: Вместе с этим определились и наиболее неблагоприятные области и города.



Алексей Симонов: На мой взгляд, самый неблагополучный, как ни странно, это Башкортостан, где больше всего газет, где многолетним секретарем Союза журналистов является редактор юмористического журнала, который смотрит с большой иронией на все происходящее. Марий-Эл - ох-ох-ох, это просто отдельная песня, просто стало невозможно дышать, потому что там количество криминального насилия по отношению к средствам массовой информации зашкаливает, количество газет, которые печатались за пределами региона, зашкаливает. Два кировских города выросли на деньгах, которые платили средства массовой информации Марий-Эл за печатание их в Яранске, там построили новую типографию на эти средства.



Максим Ярошевский: Рассказывал руководитель Фонда защиты гласности Алексей Симонов.


XS
SM
MD
LG