Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кубинская символика Обамы


Президенты США и КУбы Барак Обама и Рауль Кастро пожимают друг другу руки на встрече в Панаме. 11 апреля 2015 года

Президенты США и КУбы Барак Обама и Рауль Кастро пожимают друг другу руки на встрече в Панаме. 11 апреля 2015 года

Решение президента США обменяться посольствами с Кубой подвергается довольно серьезной критике со многих сторон

Соединенные Штаты и Куба объявили об открытии через несколько недель посольств в столицах друг друга, что представляет собой важный шаг в сторону восстановления полномасштабных дипломатических отношений, разорванных в 1961 году. Смена курса США в отношении Кубы, несмотря на энтузиазм исполнительной власти, не имеет, однако, единодушной поддержки ни в политическом истеблишменте, ни в экспертном сообществе Вашингтона.

Президент США Барак Обама вечером в среду, 1 июля, вышел к журналистам, собравшимся у центрального входа в Белый дом, и зачитал короткое заявление. Главную мысль президент облек в термины почти научные: "Пришло время проверить альтернативную гипотезу, – сказал он, – что отказ от конфронтации в отношениях с идеологическим соперником есть оптимальный способ побудить его реформироваться и стать ответственным игроком на международной арене".

"Порой мы становимся жертвами стереотипов и инерционности мышления. Пятьдесят четыре года назад, когда Америка закрыла свое посольство в Гаване, никто не предполагал, что разрыв продлится столь долго. Я не хочу преуменьшать разногласия между нами, но политика, ориентированная на экономическую и политическую блокаду Кубы, явно не принесла желаемого результата. Нужно пробовать новые подходы. Восстанавливая дипломатические контакты, мы расширяем возможности влияния на кубинский народ, на социально-экономическое развитие Кубы – чего мы были лишены, пока, к неудовольствию наших соседей в Латинской Америке, держали Кубу в изоляции. Нынешний шаг есть еще один весомый довод в пользу того, что не следует быть рабом прошлого".

Барак Обама объявляет о решении обменяться посольствами с Кубой. 1 июля 2015 года

Барак Обама объявляет о решении обменяться посольствами с Кубой. 1 июля 2015 года

Теодор Пиккон, ведущий сотрудник Института Брукингса, главного мозгового центра Демократической партии, целиком поддерживает "кубинскую политику" администрации Обамы:

– В запуске диалога с Кубой я вижу одни плюсы. Администрация Обамы своим смелым маневром устранила серьезный источник раздражения в отношениях США и Латинской Америки, которая давно настаивала на снятии дипломатической и экономической блокады с острова. Увеличивается американский туризм на Кубу; нашим бизнесменам не надо более опасаться привлечения к суду за попытки наладить деловое сотрудничество с южным соседом через посредство третьих стран, поскольку теперь Гавана официально исключена из списка спонсоров международного терроризма. Но прямые деловые связи с Кубой и ее одиннадцатью миллионами потенциальных потребителей американских товаров и услуг по-прежнему тормозит действующее эмбарго, которое может отменить только Конгресс.

Со времени победы США в Испано-американской войне 1898 года, приведшей к тому, что Куба попала в сферу влияния Вашингтона, все администрации, демократические и республиканские, ревниво следили за тем, чтобы южный сосед "не сходил с заданной орбиты". Поэтому Соединенные Штаты столь болезненно отнеслись к потере Кубы в 1961 году и ее превращению в сателлита СССР, ибо тот, кто контролирует Кубу, в состоянии активно воздействовать в случае кризиса или войны на движения американских кораблей в Европу через Атлантику или, наоборот, их перемещение через Панамский канал в направлении Азии. Геостратегические соображения с окончанием холодной войны стали менее актуальными, но геополитика, как ни странно, фигурирует не столько в аргументации сторонников сближения с Кубой, сколько в рассуждениях критиков Барака Обамы.

Именно они обращают внимание на идейную и политическую близость Гаваны к антиамериканским силам в Латинской Америке: Венесуэле, Эквадору, Боливии, а также к Ирану и альянсу Россия – Китай, из чего делают вывод, что Куба вполне может вернуться к прежней своей роли в нарождающейся "холодной войне 2.0". Об этом, в частности, говорит в интервью Радио Свобода бывший заместитель государственного секретаря в администрации Буша-младшего и бывший постпред США в Организации американских государств Роджер Норьега:

Пара кубинских пенсионеров в Гаване слушает заявление Барака Обамы. 1 июля 2015 года

Пара кубинских пенсионеров в Гаване слушает заявление Барака Обамы. 1 июля 2015 года

​– Вся эта эпопея с открытием посольств есть в большой мере самореклама. Замечательный информационный повод для президента напомнить согражданам о том, что они не должны быть рабами прошлого. Согласен, но нам, по крайней мере, следует придерживаться истинной, а не вымышленной картины прошлого. Обама утверждает, что США закрыли свое посольство в Гаване. Это неверно: нас оттуда выдворили! Президент вскользь упомянул, без всякой конкретики, о разногласиях с Кубой, ничего не сказав о том, какой большой урон нанесла нам Куба после 1962 года – и сама по себе, и в тандеме с Советским Союзом. Я уверен, что американские бизнесмены быстро разочаруются в деловых перспективах на Кубе, как только вплотную столкнутся с засильем в экономике острова спецслужб и военных. И какое разочарование ждет гражданское общество, если Вашингтон уступит требованиям братьев Кастро и прекратит радио- и телевещание на Кубу или поддержку диссидентов посредством реальных дипломатических и экономических мер, а не только на словах.

По мнению Роджера Норьеги, Барак Обама не добился никаких уступок от Гаваны в обмен на односторонний отказ от политики прессинга, которую на протяжении более чем полувека проводили десять американских администраций. Хотя объективно Куба заинтересована в разрядке намного больше, чем Вашингтон, особенно сейчас, в период смены власти, являющийся ахиллесовой пятой тоталитарных режимов, включая кубинский. В такой момент гарантировать благорасположение еще вчера враждебно настроенной сверхдержавы, от которой тебя отделяет всего 90 морских миль, крайне важно:

– Я не вижу вообще никаких уступок со стороны Гаваны. Освобождение из тюрем горстки заключенных, обвиненных в шпионаже в пользу США, или диссидентов ничего не значит: эти шаги могут быть легко обращены вспять. Как и частичная либерализация порядка выезда из страны. Под уступками я имею в виду сущностные реформы механизма принятия решений в области политики или экономики, на которых мы вполне могли настаивать. Или обещание, пусть только формальное, но гласное, придерживаться нейтралитета во внешней политике. Прекращение давления на Кубу, которое должно было заставить ее разделить судьбу коммунистического режима СССР и его колоний в Восточной Европе, есть неприкрытая идеологическая капитуляция Америки.

"Конструктивное сотрудничество" хорошо только тогда, когда партнер готов к реформам

Мы даже не смогли добиться отмены требования Кубы, чтобы в будущем, как и сейчас, все передвижения американских дипломатов по стране визировались не позднее чем за двадцать четыре часа до назначенной даты поездки. Насколько я знаю, нет также никаких перемен в вопросе экстрадиции на родину уголовных преступников-американцев, нашедших приют на острове. Наивно надеяться, что посредством так называемого "конструктивного сотрудничества" мы добьемся большего от тоталитарного кубинского режима, чем посредством его прессования. "Конструктивное сотрудничество" хорошо только тогда, когда партнер готов к реформам, признаков чего я у Гаваны не наблюдаю. Теперь же мы фактически согласились с тем, что режим легитимен и что критиковать его по-настоящему мы отныне не будем.

– Если, как вы утверждаете, сегодня отсутствуют объективные факторы, обусловливающие потепление отношений с Кубой, то смену курса, объявленную администрацией Обамы, остается объяснять только причинами субъективного свойства?

– Да, главная из которых — неуемное желание левого крыла Демократической партии, которую представляет Обама, уйти от идеологической конфронтации с антиамериканскими режимами, в частности, кубинским, возложив основную вину за конфронтацию именно на американскую политику. Отсюда звучащая рефреном тема в заявлениях президента, что Соединенным Штатам необходимо освободиться от якобы отживших стереотипов мышления. Мы закроем тюрьму в Гуантанамо, ликвидируем там базу ВМС. И при этом ни единого намека на замшелое сознание самих кубинских руководителей. Или их репрессии в отношении собственного народа, которых в последние два года, несмотря на переговоры Вашингтона и Гаваны, было предостаточно.

Здание "Секции интересов США на Кубе", десятилетиями действовавшее при посольстве Швейцарии в Гаване

Здание "Секции интересов США на Кубе", десятилетиями действовавшее при посольстве Швейцарии в Гаване

Многие задаются вопросом: почему Обама добился прорыва в отношениях с Кубой, которого не смогли добиться его многочисленные предшественники? Ответ прост: и они могли бы в этом преуспеть, если бы отбросили большинство требований к Кубе, которые десятилетия назад подавляющим большинством голосов утвердил Конгресс! И этот консенсус в Конгрессе по-прежнему незыблем, а потому ни верхняя, ни нижняя палаты ни за что не проголосуют за отмену эмбарго на торговлю с Кубой. Или за предоставление средств на модернизацию нашего посольства. Все страны Западного полушария способны удовлетворить одно или более из упомянутых требований – за исключением Кубы. Однако сущностные достижения, по-моему, для Обамы в оставшийся ему президентский срок менее важны, чем символические, такие как перспектива приехать в Гавану в качестве великого миротворца, пожать руку Фиделю Кастро и сняться вместе с ним в протокольной фотосъемке, – считает заместитель государственного секретаря в администрации Буша-младшего и бывший постоянный представитель США в Организации американских государств Роджер Норьега.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG