Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Юбилей литовского художника и музыканта Микалоюса Константинаса Чюрлениса


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вильнюсе Ирина Петерс.



Надежда Перцева: Ценители творчества знаменитого литовского художника и музыканта Микалоюса Константинаса Чюрлениса только что отметили столетие первой выставки его картин, состоявшейся в Петербургской Академии художеств.



Ирина Петерс: В 1906 году в городе на Неве в Академии изобразительного искусства состоялась выставка воспитанников художественных школ Российской империи. В числе работ студентов Варшавской художественной школы впервые экспонировались живописные циклы Микалоюса Константинаса Чюрлёниса. Эта выставка стала творческим стартом тогда ещё никому неизвестного литовского художника. Критика обратила особое внимание на оригинальность его живописи и предсказала ему большое будущее.


Вот что писали «Санкт-Петербургские ведомости» в те дни: «Нельзя ни в коем случае обойти молчанием фантастические пастели Чюрлениса. Он, кроме прочего, и музыкант, окончивший две консерватории. Этой музыкальностью и объясняется, видимо, его мистическое творчество. Сразу видишь художника, привыкшего грезить звуками. Это пантеист чистейшей воды».


На днях в Государственном Академическом институте изобразительного искусства в Санкт-Петербурге специальным вечером было отмечено столетие первой выставки работ Чюрлениса. Выступили известные литовские музыканты, в том числе правнук Чюрлениса пианист Рокас Зубовас, он исполнил и прокомментировал произведения своего прадеда. Отметили дату и в Литве, в Вильнюсе и Каунасе, где существуют музеи имени Чюрлениса. Здешний искусствовед Скейстис Микулёнис не удивлен особым вниманием, традиционно уделяемым петербуржцами творчеству Чюрлениса.



Скейстис Микулёнис: Это символ Литвы. Все в Петербурге знают, и, наверное, в каждой интеллигентной семье, как я помню, дома были картины Чюрлениса – репродукции, конечно – и книги. Судьба Чюрлениса – это как бы отражение литовско-русских художественных связей. Связи были очень тесными, в начале XX века большая литовская колония жила в Петербурге. Все деятели культуры Литвы как-то связаны с Петербургом – и Жямайте, и Майронис, и Балис Сруога – ну, почти сто процентов учились, во всяком случае хотя бы были. Потом – революция, голод, кто мог – уехали. Связей практически не было. После войны первые студенты поехали учиться. Сейчас мне кажется, что опять начинается волна хороших проектов.



Ирина Петерс: В становлении этого художника, композитора – петербургское влияние?



Скейстис Микуленис: Наоборот, надо говорить больше про влияние Чюрлениса на русскую культуру. Это было очень актуально в 60-е годы, тогда в России началась оттепель, свободомыслие. Поиски чего-то нового. И именно в это время начали им массово интересоваться, приезжали художники, смотрели картины Чюрлениса. Это была актуальная личность для России. И, мне кажется, актуальна до сих пор.



Ирина Петерс: Вильнюсский искусствовед Скейстис Микулёнис образование получил именно в Санкт-Петербургской (тогда Ленинградской) Академии художеств, в стенах которой в свое время и выставлялся его знаменитый земляк. Что для моего собеседника значило учиться там?



Скейстис Микуленис: Конечно, это огромное влияние, лучшие годы. Всегда был один из центров мировой культуры. Принимали нас очень хорошо. И до сих пор мои лучшие друзья остались в Петербурге. Там было очень интересно учиться. Петербург - он все же дает чувство времени.


Нужны и массовые контакты. Интерес взаимный с обеих сторон. Как бы ни менялась наша история, на будущее я смотрю с оптимизмом. И мне кажется, что даты и Чюрлениса, и Добужинского мы будем отмечать вместе.



Ирина Петерс: Вернемся к судьбе Микалоюса Константинаса Чюрлёниса. В 1910 году Александр Бенуа называет его в числе талантливейших мастеров, а Мстислав Добужинский, тоже знаменитый вильнюсец и петербуржец, сравнивает Чюрлениса с Врубелем. Но, к сожалению, слава опаздывает, и Чюрленис после болезни умирает, не дожив и до 36 лет. После революции в России советское правительство национализировало картины Чюрлениса, причислив их к «творениям гениев человеческой мысли».


А вот как оценил уникальность творчества Чюрлениса Ромен Ролан: «Просто невозможно выразить, как я взволнован этим поистине магическим искусством. Оно обогатило не только живопись, но и расширило наше представление о музыкальной полифонии и ритмике. Это новый духовный континент, и его Колумбом, несомненно, останется Чюрленис».


XS
SM
MD
LG