Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фейковый некролог на Андрея Макаревича как апофеоз травли, устроенной музыканту за его гражданскую позицию. Месть Земфире за украинский флаг. Чем выше накал "патриотизма" – тем больше морального уродства. Об этом – журналист Акрам Муртазаев и музыкант Алексей Кортнев. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Мы обсуждаем некоторые безумные вещи, которые случились за последние дни – это травля певицы Земфиры всего лишь за то, что она на сцене подержала украинский флаг. Почему так, почему такая истерическая реакция в то время, как нет никакой войны у России с Украиной. Певице грозят, тем не менее, отменой гастролей и пр. Плюс сегодня случилась совсем чудовищная история – похоронили практически на сайте Грушинского фестиваля Андрея Макаревича, отвратительный фейк разместили там. До каких пределов может дойти безумие, охватившее общество. Акрам Муртазаев с нами в студии, журналист, и с нами на связи Алексей Кортнев, музыкант, лидер группы "Несчастный случай". Акрам, вы сегодня услышали обо всех этих ситуациях, они на самом деле не новые – это все продолжается. С Макаревичем история длится давно. До Земфиры была Диана Арбенина с такой же травлей. Вас эти вещи удивляют или они вписываются в какую-то общую картину ваших представлений, что происходит с обществом сейчас?

Полная видеоверсия программы

Акрам Муртазаев: Совершенно не удивляет. Мне кажется, что это вполне обычная картина для нашего дня, предсказуемая реакция людей. Это говорит о том, что общество находится в очень наэлектризованном состоянии, что из-за различных событий произошел раскол между людьми. Одна половина хоронит Макаревича, ненавидит Земфиру, а другая воспринимает их более-менее лояльно. То есть это обычная нормальная картина, увы.

Елена Рыковцева: Алексей, как вы считаете, почему такое озлобление вызывают поступки? Казалось бы, кто бы заметил два года назад, что какой-то исполнитель взял в руки флаг дружественной страны, братской, кричат же все время при этом все время – мы братья. Мотив не утихает, что братья.

Алексей Кортнев: Мне кажется, что вы немножечко лукавите, когда задаете этот вопрос, потому что вы знаете на него ответ не хуже, чем радиослушатели, чем я, Акрам и любой другой здравомыслящий человек. Сейчас люди наши подвергаются такой пропаганде массированной, ежедневному прессованию средств массовой информации, за редчайшими исключениями, что на самом деле, конечно, украинский флаг у 90% нашего населения ассоциируется с войной, со злом, с врагом и так далее. Хотя, вы абсолютно правы, это флаг суверенной страны, с которой мы официально не находимся ни в каких военных отношениях, никаких официальных конфликтов между нами нет – это не запрещенный символ в России, маши себе на здоровье, казалось бы, обернись и ходи по улице. Но наша идеология ведет совершенно очевидно двойную игру, вслух громко кричат, что мы братья и прочее, но при этом подспудно все время проводят мысль о том, что Украина – это наш враг. Вот результат: люди озлоблены, остервенены, готовы кидаться в несчастную Земфиру. Хотя она, конечно, не несчастная, ей, конечно, не наплевать, но она наверняка выше всей этой возни, которая вокруг нее поднялась, я в этом абсолютно уверен.

Елена Рыковцева: Я даже не о Земфире думаю в это время. Дело в том, что у вас есть свой цех, у нас свой цех, у нас журналистский, у вас музыкальный. Мы все время разбираемся и думаем, действительно такой мучительный вопрос: они это искренне, наши коллеги по цеху?

Алексей Кортнев: Я уверен, что очень многие люди из журналистов, из артистов, из музыкантов как люди артистичные способны уверовать в это во все, что делается. Среди них есть, конечно, прожженные циники, не верующие ни одному слову, самими ими же произносимому. Но я думаю, что есть очень большой процент совершенно искренне влюбленных в свою работу, в нашу партию и правительство, в ДНР и ЛНР, потому что так устроены души гуттаперчевых людей, имеющих отношение к журналистике и к актерству.

Елена Рыковцева: Акрам, гуттаперчевость души журналистской действительно такова, что ей проще любить?

Акрам Муртазаев: Есть люди, которые находятся на службе, которые находятся в интимных взаимоотношениях с властью. Они работают, отрабатывают свой хлеб. Это было всегда. Вспомните то время, когда пресса принадлежала олигархам, тогда были одни за одного, другие за другого, все служили своему начальнику. Тогда это дело не касалось межличностных отношений. Тогда в Домжуре встречались, мы сидели все за одним столом, мы не расходились. Сейчас сидеть за одним столом никто друг с другом не будет. Лагеря стали не просто на бумаге, они стали внутри разные.

Елена Рыковцева: Есть два объяснения, почему с людьми это произошло. Потому что совершенно неожиданный вал на них накатился, касающийся больной точки – попали на фашизм. Это раз. Во-вторых, люди отвыкли, что им врут. Боле менее 20 лет пресса держалась более-менее пристойно, и вдруг такая пропаганда. А что же с коллегами произошло? Они-то люди опытные, они-то как прониклись?

Акрам Муртазаев: Я не думаю, что люди опытные. Они просто люди зависимые, они отрабатывают свой хлеб. А многие от души. Патриотизм, даже национализм, он присутствует.

Елена Рыковцева: Алексей, зачем музыканту любить власть? Он зависим, но не так впрямую, как директор театра, который подписывает письмо за Крым.

Алексей Кортнев: На самом деле с властью связано большое количество коммерческих структур, государственные корпорации в огромном количестве, мощные банки. Это, собственно, и есть аккумулированные деньги, которые потом достаются артистам, которые выступают. Для того чтобы выступить в Кремлевском дворце и собрать аншлаг, чтобы отработать несколько новогодних корпоративов, надо, чтобы тебя любила власть, и конфликтовать с ней точно не надо. Это удобно, это спокойно. Поэтому есть довольно большое количество артистов, которые не только всех вокруг себя, но и себя самих, я думаю, убедили, что все, что у нас происходит, – это все правильно, добро и справедливость на стороне властей предержащих в нашей стране, им и надо прислуживать.

Елена Рыковцева: То есть с этой точки зрения поездки их коллег на ту же Украину с концертами или держание в руках украинского флага выглядят просто аномалией, они просто не понимают, зачем они это делают, когда очевидно, что вы за это лишитесь того, пятого и двадцатого?

Алексей Кортнев: Совершенно верно. Я думаю, что такое озлобление у моих товарищей по профессии поступок Земфиры или какие-то выступления Андрея вызывают именно потому, что сами они в глубине души все понимают, но смелое поведение товарищей просто оскорбляет до глубины души.

Елена Рыковцева: Вы очень точно сказали, потому что цитата Иосифа Пригожина, сказанная на канале "Лайфньюс", идеально сюда ложится. Он говорит: "Это все пиар, который она, Земфира, делает на таком мнимом протесте. Вроде как она одна такая особенная, а мы, все россияне, серая масса, которая не внушает доверия. Поэтому она, будучи гражданкой России, может себе позволить на концерте в Грузии выступать с украинским флагом, и ей ничего не будет за это. Это явный черный людоедский пиар и общественная позиция", – сказал продюсер. Примерно правильная иллюстрация к тому, что вы говорите?

Алексей Кортнев: Я думаю, чистейшая иллюстрация. Он говорит правду в результате. Он, волей-неволей, открыв рот, говорит истину: она особенная, она ничего не боится. Иосиф Пригожин с толпой сотоварищей боится.

Елена Рыковцева: И его это злит.

Алексей Кортнев: Конечно. Любое превосходство другого человека злит. Вообще, это фантастика – слова про пиар. Пиар среди кого? Если у нас 89% населения голосует за Путина. То есть пиар среди оставшихся 11%, он считает, что это можно назвать пиаром?

Елена Рыковцева: Я поняла, что в этом контексте пиар себя среди таких, как Пригожин, это она пиарит свою независимость от Пригожина.

Алексей Кортнев: Наверное. Можно долго пытаться разобраться в логике этих высказываний, но бессмысленно абсолютно.

Елена Рыковцева: Конечно, самое грустное и печальное в таких ситуациях, что коллеги принимают участие в таких травлях. Выходит продюсер под камеры того же канала "Лайфньюс" и говорит, что она лишится гастролей там, там и там, – это он отрабатывает заказ, борется за свои деньги. Но зачем же перед той же камерой выходят коллеги друг за другом, музыкальные критики, музыканты и говорят: что ж ты такое делаешь, ты не патриотка. Вот это мне совершенно непонятно. Их же никто не тянет за язык. Или, Алексей, они тоже получают какие-то дивиденды за то, что выходят и говорят, что она поступила некрасиво?

Алексей Кортнев: Таким образом люди просто подтверждают свою принадлежность к этому некоему кремлевскому пулу: мы по-прежнему с вами, мы здесь, мы всегда готовы сыграть концертик, сделать новый концерт под Новый год или на День милиции, возьмите нас. Просто лишний раз это подтверждают.

Елена Рыковцева: Акрам, всякий раз, когда мы будем с вами видеть выступающего условного Пригожина, мы будем знать, что это он просит место в концерте милиции для Валерии, например, и он его получит.

Акрам Муртазаев: Любовь к родине конвертируется.

Елена Рыковцева: Алексей, я хотела спросить вас об одной истории, которая произойдет вот-вот: связано ли продолжение съемок фильма "День выборов" с тем, что Государственная дума перенесла дату выборов? (Смеются.)

Алексей Кортнев: Конечно, нет, потому что перенос состоялся относительно недавно, а съемки большого художественного кино, как вы понимаете, планируются за год, наверное, составляется расписание, выбираются объекты и так далее. Поэтому впрямую это никак не связано. Идея снять продолжение возникла, когда были возвращены губернаторские выборы. Какое-то время, как мы помним, они были отменены. Ребята написали очень смешной, на мой взгляд, сценарий. Я прекрасно понимаю, что от сценария до кино дистанция огромная, из любого самого хорошего сценария можно сделать неуспешный фильм, к сожалению. Но я очень надеюсь, что ребята из "Квартета И", которые сняли уже несколько очень хороших фильмов, они уже настолько профессиональны и опытны, что смогут адекватно воплотить. Сценарий очень смешной, повествует о выборах губернатора, который, как вы помните, в исполнении Васи Уткина был избран в конце прошлого кино. Прошло два срока, как он сидит, сейчас он переизбирается, и происходят разные забавные коллизии.

Елена Рыковцева: Вы сказали, что адекватно ребята могут написать, а адекватно воспринять Дума сегодняшняя может этот фильм? Вам не кажется, что время изменилось настолько, что если раньше вы могли спокойно и весело снимать фильмы про губернаторов, сейчас это может вызвать некоторые проблемы?

Акрам Муртазаев: Я думаю, что, наоборот, сегодня эта картина стала более выпуклой. Мы когда говорим, что 90% голосуют за, мы знаем, что это за 90% и как их опрашивают. И мы знаем, что внутри человек, особенно живущий в глубинке, знает, кто такой губернатор, он знает, как все взаимосвязано. Сегодня все стало гораздо рельефнее и отвратительнее. Мне кажется, что фильм назрел. Я думаю, что вот эта чуйка не подвела авторов, потому что к переносу выборов все и произойдет. Мне кажется, что эта ситуация, которая складывается в стране и в связи с чем выборы переносятся, к декабрю, когда должны быть выборы, ситуация экономическая может измениться и люди могут по-другому проголосовать, поэтому вот эти всякие движения, новые законы о полиции направлены как раз на подготовку к ухудшению ситуации.

Елена Рыковцева: Я перед тем, как начался эфир, сняла пресс-релиз со своей служебной почты, который прислал нам "Антимайдан". "Антимайдан" проводит в Новосибирске мероприятие, которое называется "Наша улица не для Майдана, а для...". Продолжить эту фразу будет предложено всем участникам праздника "Любовь в Сибири расцветает летом", который проводит движение "Антимайдан" в Новосибирске. Как бы вы продолжили эту фразу? Вот вы можете выиграть этот конкурс.

Акрам Муртазаев: Пожалуй, я не выиграю среди этого жюри. Для того, чтобы жить, гулять, дышать свободно.

Елена Рыковцева: Вы типичный антимайдановец. "С самого утра в воскресенье по городскому маршруту общественного транспорта будет курсировать свадебный кортеж. На остановках женихи и невесты будут раздавать горожанам ромашки и пригласительные билеты на праздник. В программе мероприятия разнообразные мастер-классы, специально из Алтая на праздник приедет кузнец Анна, с помощью которой можно будет выковать подкову на счастье. Мужчинам предоставляется возможность посостязаться в лазании по канату. Новосибирцев ждет дефиле русских сарафанов, выступление ансамбля "Дружина", дегустация выпечки "Семейная хозяюшка" и море призов. Секретом семейного счастья поделятся супруги со стажем, прибывшие на праздник". Но самое главное, чем завершается это приглашение: "Во имя своих детей и любимых мы не допустим революции в России". Это прямо в фильм ложится "День выборов 2". Дальше сопредседатель движения "Антимайдан" Николай Стариков заявляет: "Антимайдан" хочет привлечь внимание к семье и ее роли в обществе. Именно из семьи у каждого члена общества должно рождаться понимание, что наши улицы, парки, скверы не для Майдана и революций, а для любви, семейных пар и детишек и таких замечательных праздников". То есть специально проводится праздник с кузнецами, с сарафанами, и все это только для того, чтобы показать, что нам не нужны Майданы. То есть просто так провести праздник нельзя. Русский человек не поймет праздника, если он не противопоставлен Майдану.

Акрам Муртазаев: Все дело в том, что мы придумываем праздники в противовес, мы не хотим порадовать людей, мы хотим настроить против кого-то. Идея "против" разрушает все, в ней нет ничего созидательного, она разрушительная. Все мысли и чувства людей на сегодняшний момент носят разрушительный характер. Тем более что они будут проводить праздник на улице, на которой стоят дома, а коммунальные услуги резко возросли, будут платить за капремонт. И с какими лицами они будут выходить на этот праздник? Но им говорят, что существует угроза, они выступают против этой угрозы.

Елена Рыковцева: Алексей, вы услышали, что в Новосибирске "Антимайдан" проведет праздник любви, верности, счастья, кузнецов и сарафанов для того, чтобы показать людям, что для этого наши улицы. Вам предложат фразу продолжить "Наша улица не для Майдана, а для..." – будет проведен конкурс среди новосибирцев, для чего наши улицы, если не для Майдана. Вы как такой праздник оцениваете?

Алексей Кортнев: Это грустно, конечно. Все вполне укладывается в русло того, что происходит. Ничего нового мы не услышали. Жалко, конечно, что все праздники приобретают идеологическую подоплеку. Скоро, я думаю, и Новый год будет как-то идеологизирован, что наши кухни не для Майдана, а для елочки и хоровода. Что делать?

Елена Рыковцева: И снова на этот праздник поедут музыканты.

Алексей Кортнев: Вот-вот, те самые музыканты, которые сказали: это я, возьмите меня. Они поедут.

Елена Рыковцева: Действительно, что ни концерт по телевидению, то он с Красной площади, в годовщину присоединения или дня независимости, каждый праздник – это идеология. Музыканты без идеи уже не поют. Если вы видите Валерию, она поет на каком-то празднике, посвященном патриотической дате.

Акрам Муртазаев: Надо учесть, что вся эта ситуация, конкурсы "Пни Обаму", нападки на Земфиру, которая, на мой взгляд, не совершила ничего такого ни уголовно наказуемого, ни морально наказуемого, подбежал какой-то человек, дал ей флаг в руки, она подняла, помахала, завязала на микрофоне, ничего не произнесла, не сказала.

Елена Рыковцева: Не лукавьте, если бы ей какой попало флаг поднесли, всякие же флаги бывают, не каждый бы взяла, а украинский взяла. Она осмысленно его взяла.

Акрам Муртазаев: Мы можем гадать, осмысленно или неосмысленно. Тут следует еще говорить о некоем культурном уровне общества, который понижается. Вот это понижение культурного уровня и уровня экономического, конечно, очень тревожная ситуация, она вызывает ярость и гнев. Я говорю про это событие, а если будет другое событие, то это будет бомба заложена под общество. Мы учим людей ненавидеть, государство вовлекает людей во внешнюю политику. Посмотрите, что творится с назначением Саакашвили. Какое нам дело до того, кто является губернатором Одесской области, региона Украины? Теперь нельзя назначать секретаря райкома партии без одобрения масс в России?

Елена Рыковцева: Вся концепция этой войны и участия в ней России строятся на том, что это наша страна, это наша Одесская область, поэтому нельзя без нас назначить губернатора.

Акрам Муртазаев: И Грузия наша.

Елена Рыковцева: Грузия, может быть, и не так, а Украина – она наша.

Акрам Муртазаев: Навсегда?

Елена Рыковцева: Я боюсь, что надолго. Алексей, вы когда в аудитории – вот Акрам говорит, что есть некое падение культурного уровня из-за того, что мозги затуманены, – вы выходите на свою аудиторию, у вас есть ощущение, что они начинают вас оценивать по вашей позиции, они начинают понимать, что вы носитель какой-то идеи – либо той, которая им близка, либо той, которую они ненавидят? К вам подход как к художнику уже становится политизированным? Вы это чувствуете в зале или пока нет?

Алексей Кортнев: В зале нет. Дело в том, что когда ты играешь концерт, то слушать тебя приходят твои слушатели, те люди, которые разделяют твою позицию.

Елена Рыковцева: Целиком, и музыкальную, и политическую?

Алексей Кортнев: Вы знаете, бывают, конечно, ситуации, когда ты выходишь с новой достаточно острой мыслью, ее пропеваешь, то публика не сразу ее принимает. Я могу привести яркий пример. Буквально два дня назад мы выступали на фестивале "Нашествие", на поле стояли тысяч 80 человек, мы спели песню "Я офигеваю, мама" почти в конце, песня, которая не находится в ротации ни на одной радиостанции, ни на одной телестанции. Могу сказать, что несколько десятков тысяч человек ее хором с нами пели от начала до конца, хотя песня, как вы понимаете, направлена резко против войны, против милитаризации общества. Плюс еще на этом фестивале в качестве какой-то поддержки присутствуют пушки, ведется патриотическая работа среди молодежи, рядом с фестивальным полем раскинулся огромный музей военной техники, что входит в противоречие с идеей рок-фестиваля впрямую. Очень большая часть аудитории понимает и разделяет мое, например, возмущение этой ситуацией. Наверное, не все, но очень многие.

Елена Рыковцева: Получается интересная вещь, что, с одной стороны, этот фестиваль политизируется, патриотизируется за счет танков, пушек, самолетов, из-за чего Макаревич отказался там выступать, ему это не нравится. С другой стороны, это все-таки сверху, это не внутренний порыв фестиваля милитаризироваться, это для "верха" галочка ставится, чтобы фестиваль существовал, а публика остается нормальной и не травит вас за то, что вы там поддержали Земфиру.

Алексей Кортнев: Публика и, я вас уверяю, музыканты практически все, которые выступали там, все что-то сказали по этому поводу, все открестились от поддержки со стороны Министерства обороны. Одно дело Андрей Вадимович, который человек очень резонансный, все, что он делает, любой его поступок сразу же освещается средствами массовой информации, доводят до людей, очень многие музыканты не столь знаменитые, как он, если бы отказались от участия в фестивале, этого бы просто никто не заметил. Поэтому, конечно, надо было именно приехать и выступить со сцены. Очень многие так и поступили.

Елена Рыковцева: Все-таки интернет играет роль в распространении информации, даже музыкальной, при всем влиянии телевидения.

Алексей Кортнев: Молодежь оболванить сейчас гораздо труднее, чем взрослых. Потому что те, кто пользуется исключительно традиционными средствами информирования, они просто заложники, они обречены выслушивать каждый день эту ахинею, и она так или иначе разъедает голову. Молодые в этом смысле гораздо независимее.

Елена Рыковцева: Вы тоже так считаете, Аркам?

Акрам Муртазаев: Она имеет разные источники информации и может добывать информацию.

Елена Рыковцева: Я неслучайно спросила. Когда начиналась Украина, мы проводили опросы на журфаке МГУ, никто ничего не знал про эту Украину, никакой поддержки студенчества московского студентов, тех, которые на Майдан вышли, не было. Мы проводили опросы, от которых волосы дыбом вставали. Совершенно равнодушна была молодежь ко всему тому, что там происходит, и знать ничего не хотела. "Флаг Украины – символ сопротивления путинскому режиму, причем успешного. Те, кто горланил "танки на Киев", прекрасно это понимают, отсюда и злоба", – пишет Серж из Москвы. Я тоже видела такую полемику в социальных сетях сторонников Земфиры, один из которых для того, чтобы ее спасти, обезопасить, говорил: она взяла флаг просто подержать. А второй человек говорил, что это позиция и поэтому такая острая реакция.

Акрам Муртазаев: В любом случае, с какой бы целью она ни взяла флаг, высказала свою позицию или случайно, самое важное – реакция. Наша реакция на это, эти Пригожины и эти Пушковы – она просто удивительна. Кто бы заметил, что она это сделала, прошло бы и проскочило. А сконцентрировать на этом внимание и вызвать волну ненависти, ненависть ведь не конструктивное чувство. Вы заметили, что с ростом патриотизма не растет уровень труда в России. А как это может быть не взаимосвязано? Мы же говорили: догнать и перегнать Америку, мы выполняли три пятилетки за одну, что-то делали, была иная идеология, подталкивающая людей не к ненависти, а к какому-то производству. Сейчас же этого нет. Ты ненавидишь – ты свой, ты ненавидишь – тебе флаг в руки, товарищ Пригожин, ты выступаешь везде, тебе зеленый свет во всех концертных залах.

Елена Рыковцева: Раньше была такая патриотическая жизнеутверждающая музыка советская. Интересно, вы сейчас видите такую музыку в современной российской эстраде, в поп, в рок, поднимающую дух? Вы кого-то считаете певцом-патриотом в сегодняшнем представлении, в сегодняшней повестке?

Акрам Муртазаев: Такого уровня "Вставай, страна огромная" сегодня не пишется.

Елена Рыковцева: Алексей, мы правильно считаем, что такого нет?

Алексей Кортнев: Некоторые попытки делаются. Для того чтобы подобную музыку начать писать, нужна школа, нужно возрождать традиции. В советские времена качество агитационной песни было невероятно высоко. Нельзя забывать, что эти кадры ковались, начиная с 1920 годов прошлого столетия.

Елена Рыковцева: Может быть, это и есть увязанные вещи: качество патриотической песни было высоко, потому что было высоко качество патриотизма, притом что мы знаем методы, которыми оно достигалось.

Алексей Кортнев: Конечно. И потом еще нельзя забывать, что патриотическая песня прошла через горнило войны Великой Отечественной, где действительно были созданы истинные шедевры, которые подымали людей в бой, бросали их под танки и так далее. Просто уровень был невероятно высок. Сейчас это все растеряно. Мне жаль, что это растеряно, потому что хорошая патриотическая песня нам бы сейчас очень пригодилась.

Елена Рыковцева: Может быть здесь обратная зависимость, что если нет реального, не фальшивого, не дутого, не истерически сделанного патриотизма на какой-то там аннексии, если нет реального патриотизма, то и песни не получается.

Алексей Кортнев: Абсолютно верно, конечно. Вы же помните, совсем недавно были какие-то попытки, я помню, хор Краснознаменный записывал песню "Вежливые люди", например. Мне тоже звонили, спрашивали экспертное мнение, это было очень смешно.

Акрам Муртазаев (смеется): Вежливые люди, зеленые человечки...

Елена Рыковцева: ...Шагают дружно в ряд!

Полную версию эфира смотрите на видео и слушайте в звуке.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG