Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Священник как источник опасности": миссия, агрессия и антиклерикальный поворот


"Православные хоругвеносцы"

"Православные хоругвеносцы"

Отзвуки скандала на празднике "Серебряного дождя"

Как круги по воде, продолжают расходиться отклики на скандальный "визит" православных прихожан во главе со священником Дмитрием Смирновым на концерт по случаю юбилея "Серебряного дождя". И дело, конечно, не только в этом инциденте.

Колонка Валерия Панюшкина на "Снобе" называется "Отлучите меня". Панюшкин обращается к своим единоверцам-православным:

Я не видел, как протоиерей Дмитрий Смирнов вломился на концерт, посвященный празднованию дня рождения радиостанции «Серебряный дождь». Но, услыхав об этом святоотеческом подвиге и увидав фотографии его, я испытал острое чувство неловкости.

Когда был скандал с группой Pussy Riot (их выходка в храме Христа Спасителя, к слову сказать, тоже вызвала во мне чувство неловкости), когда вся прогрессивная общественность набросилась на православных, многие мои православные друзья писали в социальных сетях: «Вы нас не знаете! Мы не такие, какими вы нас себе напредставляли!»

Теперь нас знают. Мы показали себя. Мы вламываемся к соседям без спроса и портим им праздник. Мы не можем потерпеть, если у соседей играет громкая музыка, не в позднее вечернее время даже, а среди бела дня. Тогда как соседи с пониманием терпят, когда в пасхальную ночь, например, наши колокола трезвонят что есть духу и не дают спать всему атеистическому либо инославному околотку.

В общем, Панюшкину неловко, и выхода он не видит - разве что его "отлучат", тогда можно будет, наверное, вздохнуть с облегчением.

Главная беда в том, что от церкви, которая теперь замешана в отвратительном скандале, я не могу отстраниться. Вот не нравятся мне депутаты Государственной думы, принимающие идиотские законы о запрете кружевных трусов и густоте тонировки автомобильных стекол, вместо того чтобы принять множество наинужнейших законов, — ну, так я и не хожу к ним в Госдуму <...>

Но к Русской православной церкви я чувствую себя имманентно принадлежащим. Я не могу отказаться от того, что я православный человек. И стало быть, теперь я — один из людей, которые врываются к соседям, чтобы портить им праздники.

Это очень горько.

Обсуждение ведется - как и можно было предположить - по двум основным направлениям. Первое примерно такое:

Sergey Tortunov

Любая религиозная организация зло. РПЦ не исключение. Все просто.

Второе же такое:

Zhanna Tau

это ж какое надо иметь самомнение дабы брать на себя ответственность за весь православный мир и и каяться там, где тебя не просят. Все ответят за свои грехи. Вы - тоже. Подумайте над этим.

Или даже такое:

Pavel Nikonov

Панюшкин, чтобы отлучить человека от Церкви, он для начала должен там состоять. Но вы судя по неверному употреблению слова "святоотеческий", которое уместно только к Святым Отцам (Василий Великий, Иоанн Златоуст, Ефрем Сирин и прочие), которые были канонизированы, не являетесь православным. Незнание матчасти вас выдает. Может когда-то вы были крещены, но если вы на протяжении трех недель без уважительной причины не причащаетесь, то вы отлучаетесь АВТОМАТИЧЕСКИ (80 правило 6 Собора). Церковь это не клуб гуманистов по интересам, это собрание у Чаши, эклессия. Так что для вас лично как для внешнего по отношению к Церкви Христовой поясню, что священник не означает святой, как и само слово христианин не означает безгрешный.

В общем, знай себе греши, автоматически.

Есть, впрочем, и голоса, призывающие что-то делать со сложившейся ситуацией - как правило, речь идет о призывах или к выходу из РПЦ, или к расколу:

Игорь Корнилов

И что? Только неловкость в ощущениях? Раскол происходил и по меньшим поводам

Возможны, конечно, и менее радикальные, но не менее решительные шаги.

Михаил Рюмин
Я являюсь, то есть являлся, прихожанином храма Благовещения Богородицы, что в Петровском Парке. Всегда с огромным уважением относился к нашему настоятелю - отцу Димитрию Смирнову. После субботнего погрома на Дне Рождения Серебряного Дождя, оставаясь дитем Православной Церкви, которой принадлежали, как минимум, 12 поколений Рюминых, буду искать новый Храм. Может, че-нибудь изменится, и я вернусь, но вряд ли ... Очень жаль.

Над Смирновым и его прихожанами шутят.

Иван Давыдов
Кстати, выписать на корпоратив скандального попа - лучший способ поднять цитируемость. Идея для стартапа - профильное ивент-агентство

Olga Shakina

Знакомый по поводу этого случая предложил гениальную аналогию: "После истории с Pussy Riot многие говорили "А вот попробовали бы они в мечети станцевать, а? Кишка тонка". После приключения на ДР Серебряного Дождя было бы интересно посмотреть на аналогичную историю, но с небольшим нюансом — бесстрашные служители культа вламываются и переворачивают столы на кавказской свадьбе, хватают за грудки отца семейства и мешают друзьям жениха танцевать лезгинку".

Но большая часть комментариев - все же серьезные. В личности и поведении Дмитрия Смирнова некоторые комментаторы видят отражение многих проблем нынешней РПЦ.

Анна Наринская

отцу Дмитрию дали храм Митрофания Воронежского около дома моих родителей. Храм лежал в руинах и отец Дмитрий самозабвенно его поднимал, заказал знаменитому мозаичисту Корнаухову декор, вокруг храма появились службы, автомастерская, еще что то и все это было может быть немного более домовито и как-то слишком очевидно самоценно, чем в некоем «идеальном вокругцерковном мире», но, вероятно, это я брюзжу.
Прекрасно помню его в это время. Он был веселый (он говорил веселые, точные проповеди), он очень любил музыку (его брат известный джазовый гитарист) и он был невероятно уважителен к чужому образованному мнению. Мог часами слушать разговоры про поэзию.
Как говорится, шли годы. Приход отца Дмитрия расцветал, к нему прибавился огромный храм Благовещенья на Динамо.
Помню, уже настоятельствуя там, он как то стал – при разнообразных слушателях -- рассказывать, что он в деревне, где купил дом, построил маленькую деревянную церковь. И вот, зимой, когда отца Дм там не было туда забрались местные мальчишки и украли всякие вещи, в том числе из алтаря. Отец Дмирий обратился в милицию, их поймали и отправили в колонию. «А зря – сказал отец Дмитрий совершенно серьезно – таких надо сразу расстреливать: ясно же, что ничего путного из них не выйдет. А сколько еще вреда они принесут». <...>

Он был – разный. И кроме этой ужасной жестокости, которая, да, в нем всегда была и так явно проступила, отменив все остальное, сейчас, в нем было много действительно замечательного.
Это я к чему? К своему всегдашнему. Есть государственные устройства и такое – подбадриваемое властью – настроение в обществе, которое пробуждает в человеке все худшее, что в нем есть.

В комментариях спор о курице и яйце, а также о личной ответственности.

Varya Gornostaeva

В целом трудно с этим спорить, но я все равно не могу себе представить, что взрослый, более чем взрослый человек может дать такой крен просто потому, что сейчас такой запрос. Ну мы же все разные, во всех нас намешано бога и черта, но невозможно себе представить, что кто-то из наших с тобой общих знакомых, не друзей даже, так резко возьмет и скурвится. Значит, и был таким. А что был разным, ну да. Не знаю как еще сформулировать, но интуиция затем нам и дана, и она редко обманывает. Видишь и чувствуешь.

И все же.

Anna Narinskaya

Запрос это не просто. Это когда то, что ты сам, возможно, стал бы в себе подавлять, пестуют и восхваляют. А насчет наших друзей - ну не зна. Вон Максим Соколов у половины наших с тобой друзей ближайшим другом был, варя.

Не столько о самом Смирнове, сколько о том, что он воплощает - размышления Петра Боева.

Недавний случай в Москве, где известный проповедник отец Димитрий Смирнов с группой странных людей, называющих себя православными, ворвался на концерт, меня поверг в шок. Давно уже я наблюдаю за тем, с каким упоением люди смотрят его проповеди, ссылаются на него, цитируют. Несколько раз я смотрел и всё не мог понять, почему меня не вдохновляет. И вот совсем недавно как будто пронзила мысль: агрессивное христианство, сарказм над всем, что не православно, на его взгляд. Я видел фото той потасовки, и мне стало грустно. Так вот, оказывается, что православно это когда ты врываешься и пытаешься сорвать концерт… <...>
Во всём этом нет никакого отстаивания никаких божьих заповедей или предписаний. В этом, скорее, есть попрание Креста Господнего, который есть всякое отрицание агрессивного навязывания веры. Христос не случайно отказывается от власти мирской и идёт на Крест - мы часто забываем об этом.

О феномене "агрессивного миссионерства" - текст Андрея Десницкого на сайте "Православие и мир".

Когда миссия рифмуется с агрессией, она будит в человеке худшее. Она не его зовет к евангельским высотам, она опускается на его уровень и говорит: ничего, что ты полон злобы и ненависти, мы покажем тебе, на кого их направить. Не нужно от зла избавляться, нужно правильно выбирать мишени. <...>

Когда миссия рифмуется с агрессией, она лжет человеку и о Самом Боге. Она изображает Его обидчивым, мстительным, мелочным – а иначе как же ей оправдать те же самые чувства в людях? Такая миссия творит идола по образу и подобию своему и ставит его на место Бога.

Когда миссия рифмуется с агрессией, она отворачивается от Голгофы. На Голгофе для нее умер не Спаситель, смиривший Себя ради спасения каждого из нас, а просто лузер, который не смог постоять за себя и всем доказать свою крутизну.

На том же "Правмире" его главный редактор Анна Данилова пытается рассмотреть конфликт с позиции "не все так однозначно".

Если колонки направлены в сторону храма, то и правда мощный звук может перекрыть все слова и песнопения и с более далекого расстояния. Действительно, многие храмы находятся рядом с шумными местами, но шум за окнами и направленная звуковая волна – разные вещи. Так, священник из Коломенского рассказывает в фейсбуке, что все пикники Афиши проходили шумно, но не мешали богослужению в храме.

С другой стороны,

протесты верующих против шума идут на руку тем, кто противится строительству храмов в жилых районах. Один из главных аргументов против– колокольные звоны, которые мешают спать-работать-жить.

Что будет дальше? Предлагаются два сценария:

Один – совершенно фантастический – при котором стороны, например, встречаются, смотрят друг на друга спокойно и извиняются. За колонки и громкость, за резкость и срыв. И делают вместе что-то хорошее, что-то для умножения любви и спокойствия. Ну, например, обращаются к зрителям, желающим зрелищ, поп-корна и обращений в прокуратуру, что, дескать, давайте лучше вот этому больному мальчишке денег соберем на операцию. В храме объявим, на радиостанции расскажем, и вы подтягивайтесь, чем друг на друга свирепствовать. Вот это будет настоящий перформанс. Вот тут-то действительно все удивятся и ахнут…

И второй сценарий – при котором никто ни с кем говорить не будет, общество снова расколется на сторонников и противников, и будут нарастать децибеллы и гигабайты взаимных обвинений. Пока все идет по этому пути.

Basil Lourié
"И второй сценарий..." Ну, Anna Danilova, какой же он "второй": он уже единственный. не позднее Pussy Riot надо было подумать, что по-другому больше не будет. РПЦ МП угодила в информационную катастрофу ("катастрофу сборки"), и целой ей из нее не выбраться. она стала чужой для активной части общества, и с тех пор (с начала 2012 года) эта чуждость эволюционирует во все более осознаваемую обществом опасность; на отношения с госчиновниками это тоже влияет, т.к. (например, но не только) для них становится возможным отрывать от МП куски мяса, чтобы бросать толпе. но, если отбросить в сторону религиозный аспект, конструктивный подход изнутри РПЦ МП всё еще возможен. сейчас можно успеть заложить какие-то неформальные основы бытия РПЦ МП после коллапса.

Реакции текст Даниловой вообще вызвал противоречивые.

Елена Дорман

Аня, лучше бы Вы этого не писали, простите. <...> я вообще никакой позиции тут не увидела. Но увидела допущение того, что можно просто так, да еще и грубо, вторгаться в жизнь посторонних людей, и с какой это стати эти люди должны договариваться, да вообще иметь дело с отцом Дмитрием? И не надо только мне рассказывать, что ему шум мешал.

Xenia Loutchenko

Да. Милые детки, Вася с Петей пошалили, давайте-ка, детки, возьмемся мизинчиками и скажем "мирись-мирись-мирись и больше не дерись, а если будешь драться, я буду кусаться" (а как я кусаюсь, я тебе уже показал).

Есть и другое мнение:

Mik Severov

Злобу и ненависть может преодолеть только совместное созидание. Вполне внятная позиция.

Михаил Козырев в интервью тому же "Правмиру" предлагает РПЦ для начала извиниться. Или, по крайней мере, обозначить свою позицию.

Что можно сделать в сложившейся ситуации? Мне, конечно, очень сложно представить себе, как можно ворваться в дом к человеку, не задавая вопросов, стянуть у него со стола скатерть, разрушить застолье, оттоптаться на столах, потом выбежать на улицу и после этого призывать к нахождению компромисса и разумного решения. Но, тем не менее, первая вещь, которая, как мне кажется, абсолютно необходима, – это, чтобы Русская Православная Церковь дала свою «внутрипартийную» оценку поступка и донесла ее до общественности.

Я поражен, что Церковь до сих пор этого не сделала. Может быть, это будет оценка «действовали так и будем всегда действовать, и закон нам не писан», но я все-таки надеюсь на другую. До тех пор, пока не высказалась РПЦ, создается ощущение, что протоиерей Дмитрий Смирнов действовал так, как положено, и Церковь его поддерживает. До тех пор, пока оценка не дана, общество будет уверено именно в этом. <...>

Самое неприятное в этой истории – это реакция тех моих друзей, которые являются искренне верующими, настоящими православными людьми. Они в течение всех дней испытывают чувство обескураженности и неловкости. Им просто стыдно за то, что они находятся в таком учреждении, в котором могут твориться такие вещи. <...>.

Возможно, на них Русской Православной Церкви, в частности, протоиерею Дмитрию Смирнову наплевать, и, может быть, у него специально такая ярко выраженная реакция, – «вы нам не нужны». Люди, которые испытывают стыд, – вы нам не нужны. Люди образованные, разумные, живущие по заповедям, которые могут представлять настоящее православие, делать его интересным, необходимым для людей других конфессий или не нашедших Бога, может быть, они нынче не нужны.

Портал Кредо.ру публикует текст монахини Ксении (Митрениной):

В общем, отче Димитрие, выражаясь Вашим языком, в этот раз Вы попали. Настроили против себя не «какой-то Серебряный Дождь», а целый слой творческих людей, умеющих профессионально обращаться с аудиторией. Не одноразово рассердили, а внушили им очень глубоко: «Православие — это опасность».

Священник в епитрахили и поручах теперь будет восприниматься как источник опасности.

Дмитрий Коваленин считает, что проблема не в православии как таковом, а конкретно в РПЦ и нынешней политике ее руководства:

Ведь "попало"-то не православие как таковое - что ему сделается, Господи! А "попало" ООО "РПЦ", которое все меньше имеет отношения к вере. Потому и встает тень раскола. Потому и усиливаются позиции староверов. Потому же и столь высока была популярность фильма "Остров" - там как раз об этом... Лично я ношу крест, но в церковь по воскресеньям не тянет. Неохота глядеть на смирновых и их фанатичных бабок. Так что давайте разделять.

Зачем церковь будто нарочно портит свой "имидж"? Есть такое мнение:

Николай Эппле

Происходящий сейчас процесс над Ильей Горячевым, которому предъявляют организацию БОРНа, - очень интересная и важная история. В литературоведении это называется "обнажение приема". Спецслужбы многие годы использовали националистов, тех <...> также привлекало взаимодействие с властью, но в итоге, когда националистическая "повестка" оказывается основной, их жестко закрывают. <...>
И вот какой теперь вывод напрашивается, кого сейчас используют по полной и какая повестка сейчас оказывается основной? - Правильно, РПЦ, а повестка - консервативно-ваххабитская, очень важная, делиться которой властям хочется все меньше. Интересно, как и когда чаплиных-энтео-смирновых начнут отодвигать и закрывать?

Екатерина Шульман

В отличие от националистов, которые могут принести на алтарь отчества только свою удалую голову, РПЦ - жирная корова. Причем с точки зрения спецслужб это своя корова - они ее кормили, выгуливали, кадрово обеспечивали все позднесоветские времена. Так что резать на мясо будут с сознанием полного своего права.

Тему продолжает Яна Бражникова на сайте "Правая.ру". Бражникова, в частности, цитирует Бориса Гребенщикова:

Церковь объявила, что страдания пойдут на пользу народу. По-моему, они взбесились. Много денег плохо действует на мозг. -

и пишет о грядущемй "антиклерикальной революции", которая - по мнению Бражниковой - выгодна властям:

Пока все мы поражаемся наглости попов и думаем, что РПЦ МП впала в безнаказанный террор, «они взбесились» и т.д. — РПЦ меняет кожу. Эра «папоцезаристов» в РПЦ подходит к концу. Ей на смену, скорее всего, придет еще более государственная, «цезаропапистская» формула. Возможно, именно при новом патриархе мы увидим «симфонию» как она есть.

Впрочем, независимо от исхода политтехнологической игры – можно констатировать, что антиклерикальный поворот в сознании тех самых «85%-ти процентов» произошел: строительство храма и появление попов сегодня воспринимается не как «долгожданное возвращение» Благой вести в жизнь россиян, но как экспансия монополистов, приходящих в нашу повседневность со своей инфраструктурой, попрошайками и педофилами.

Антиклерикальный патриотизм, сочетающий чисто протестантсткое морализаторство с антиамериканизмом и гомофобией, официоз центральных телеканалов – с обсценностью культовых продуктов, — таковы парадоксы, на которых традиционно играет политтехнология.

А впрочем, тут есть нюанс.

Вместе с тем в этом движении по освобождению светских повседневных пространств я вижу возможность реального несфабрикованного протеста – чего не было в московских митингах 2012-го, и что, несомненно, было ключевым фактором, сделавшим возможной победу революции на Украине.

Рассуждения Натальи Холмогоровой чуть менее конспирологичны, но все о том же:

Уже довольно давно, по крайней мере, последние несколько лет идет... ну, скажем так: довольно заметное движение по дискредитации РПЦ изнутри самой РПЦ. Или по разжиганию вражды между русскими по этой линии: между людьми церковными - и неверующими или невоцерковленными.
Если раньше это были в основном чаплинские речи, и от них можно было отмахиваться, говоря: "ну, Чаплин клоун...", "...он такой один...", "...он это специально, для привлечения внимания..." и т.д. - то сейчас процесс явно активизировался. Скандальные заявления, странные или прямо оскорбительные для больших групп людей - уже не от Чаплина. Старательно раздуваемая истерия вокруг Торфянки. <...> Наконец, история с "Серебряным Дождем". Что дальше?
Почему я говорю "изнутри"? Потому что инициаторами конфликтов, в большом числе случаев, выступают сами представители РПЦ. <...>

Это на самом деле очень печально.
В ситуации "предчувствия гражданской войны", там, где Церковь, в идеале, должна бы стать островком гражданского мира, прибежищем для всех, кто не хочет "выбирать сторону" и вцепляться в горло своим братьям - кто-то превращает ее в орудие провокаций. В еще одну "болевую точку общества", очаг раздора, злобы и взаимной вражды.
Христианство не заслуживает такого отношения к себе и такого обращения с собой.
И наши православные верующие - в большинстве своем, достойные люди - совершенно его не заслуживают.
Но, наверное, никто не сможет этому воспротивиться, кроме них самих.

- по примеру того же Гребенщикова, который накануне вновь резко раскритиковал Всеволода Чаплина.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG