Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Госдуме России обсуждали рост политического экстремизма в стране


Программу ведет Кирилл Кобрин . Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович и Марьяна Торочешникова.



Кирилл Кобрин : В Госдуме России сегодня обсуждали рост политического экстремизма в стране. Перед депутатами выступил министр внутренних дел Рашид Нургалиев и Генеральный прокурор Юрий Чайка. По словам Нургалиева, в России, по официальным данным, насчитывается около 150 экстремистских молодежных группировок. В Думе работает наш корреспондент Данила Гальперович. Сейчас он по телефону в прямом эфире.


Данила, здравствуйте! Так о чем же подробно говорили министр и Генпрокурор?



Данила Гальперович : Здравствуйте, Кирилл! Действительно, очень много было цифр. Говорилось о количестве экстремистских группировок, о количестве уголовных дел, которые были заведены по самым различным обвинениям, связанным с экстремизмом. Генпрокурор Юрий Чайка говорил, что, вообще, конечно, в российском законодательстве много всего есть того, что способствует противодействию экстремизма, но, тем не менее, и в самом законодательстве не все достаточно для этого. Во всяком случае, Чайка требовал введение уголовной ответственности за распространение экстремистской литературы. Он говорил о том, что нужно контролировать Интернет-сайты, на которых размещаются призывы к насильственным действиям по расовому и национальному признаку. Он говорил, что нужно наказывать всех, включая провайдеров, которые предоставляют возможность для создания таких сайтов. Фактически и Рашид Нургалиев и Юрий Чайка предложили регулировать в этом смысле Интернет. В частности, Рашид Нургалиев сказал, что уже давно сложилась практика (он сослался на другие страны, но не сказал в каких странах), что Интернет является средством массовой информации. Соответственно, к нему можно применять законодательство, касающееся средств массовой информации.


Кроме того, Юрий Чайка, Генеральный прокурор России, говорил о том, что даже если законы какие-то и приняты, даже если все флаконы в российском законодательстве в борьбе с экстремизмом будут заполнены, еще нужно очень много сделать для того, чтобы российская власть, как на местах, так и в центре умела и хотела эти законы применять. Он привел примеры Воронежской области, где были довольно серьезно активные экстремистские молодежные организации, на активность которых общественность обращала внимание руководителей Воронежской области. А те не реагировали никак до тех пор, пока их не встряхнула Генеральная прокуратура.


Можно сказать, что вся эта достаточно откровенная риторика по поводу националистического экстремизма, скорее всего, появилась, по мнению многих думских наблюдателей, в связи с последними высказываниями Владимира Путина, где он сказал, что не надо употреблять эвфемизмы всяческие, надо прямо наказывать людей, которые обвиняют, скажем, по экстремистским статьям, не по "хулиганке", а именно по экстремистским статьям. Прокурорам здесь досталось.


Если говорить об Анне Политковской, о трагедии с Анной Политковской, то Юрий Иванов, коммунист, задал прямой вопрос Юрию Чайке - не считает ли он (в смысле разговоров об экстремизме), что Анну Политковскую убили люди, действующие в интересах российской власти из-за ее критических статей о Северном Кавказе? Этот вопрос вызвал буквально панику, во-первых, у Любови Слиски, которая от "Единой России" вела заседание Госдумы. Юрий Чайка не особо нашелся, что ответить на этот вопрос.



Кирилл Кобрин : Российские правозащитники скептически отнеслись к сегодняшнему заявлению Генерального прокурора России Юрия Чайки по вопросу о противодействии экстремизму в России. По их словам, он лишь констатировал факты, не предложив конкретных способов решения проблемы. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова : Председатель Комитета "Гражданское содействие", член Совета при президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Светлана Ганнушкина согласна с Генеральным прокурором в том, что подоплекой распространения экстремистских и ксенофобских настроений в российском обществе является социальное и экономическое неравенство. Однако, считает Светлана Ганнушкина, при правильном применении существующего законодательства правоохранительные органы могли бы куда более эффективно бороться с такими последствиями социальных проблем, как экстремизм.



Светлана Ганнушкина : Мне кажется, что у нас в законодательстве достаточно статей и даже поправки к Закону "Об экстремистской деятельности" дают такие широкие возможности правоохранительным органам, что каждый из нас может быть объявлен экстремистом. Кстати говоря, фактически это и делается. Потому что Московская прокуратура направила предостережение обществу "Мемориал" за наш сайт в Интернете, где мы разместили заключение специалиста теолога по поводу нескольких мусульманских текстов. В заключение эти тексты не цитировались, а только констатировался факт, что тексты не призывают и не могут вызвать насильственные действия. И вот мы получили предостережение, и автор тоже. Мы оспаривали это предостережение в суде - проиграли. Собираемся продолжать оспаривать. Потому что мы не считаем, что мы проявили себя как экстремисты. Вот, пожалуйста, нам было сделано предостережение. А при этом оказывается почему-то, что та же самая прокуратура абсолютно бессильна, когда речь идет о настоящих, реальных экстремистах, кто предлагает людей, действительно, реально убивать, отравлять и так далее, кто на сайтах публикует информацию о том, как сделать яд или взрывное устройство и организовывать террористические акты уличные. К ним оказывает c я почему-то наше законодательство не применимо, потому что оно недостаточно. У меня это вызывает большое удивление. Мне кажется, что все зависит от правоприменительной практики и от желания бороться с тем, что у нас сейчас происходит. А происходят страшные вещи. У нас происходит реальная фашизация общества. К сожалению, среда оказывается благоприятной для распространения этих идей.



Марьяна Торочешникова : Директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, чуть менее критичен в оценках деятельности правоохранительных органов, в том числе и прокуратуры.



Александр Брод : По сравнению с прошедшим 10-летием, безусловно, прокуратура стала заниматься этими видами преступлений намного активнее. Стали возбуждаться дела и выноситься обвинительные приговоры, связанные с разжиганием розни, национальной религиозной нетерпимостью. Но эта статистика крайне мала и неадекватна реальному количеству подобных преступлений. Только за десять месяцев этого года мы зафиксировали по данным нашего регионального мониторинга только порядка 300 нападений на почве национальной нетерпимости. Количество возбужденных дел и приговоров явно отстает от этого реального количества инцидентов. Люди, пострадавшие от скинхедов или других национал-радикальных группировок, иногда просто боятся сообщать в правоохранительные органы об этих преступлениях, потому что не верят в эффективность расследования и в эффективность наказаний. Очень часто эти подобные инциденты квалифицируются либо как хулиганство, либо вообще не возбуждаются дела. Безусловно, прокурор ничего не сказал о том, как же прокуратура в соответствии с Уголовным кодексом, Административным кодексом реагирует на многочисленные наименования откровенно нацистских газет, журналов и книг, которые просто завалили, затопили нашу страну.



Марьяна Торочешникова : Александр Брод отметил также, что очень надеется на работу нового, только создающегося в Генеральной прокуратуре Управления по расследованию преступлений на почве ксенофобии.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG