Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Красивый клубный пиджак России


Здание Конституционного суда в Санкт-Петербурге

Здание Конституционного суда в Санкт-Петербурге

Конституционный суд РФ: можно игнорировать решения ЕСПЧ, если их толкование противоречит Конституции

Конституционный суд Российской Федерации 14 июля провозгласил постановление по вопросу законности исполнения решений Европейского суда по правам человека в России в тех случаях, когда эти решения противоречат российской Конституции. Согласно решению КС РФ, Россия в отдельных случаях может
отступать от исполнения международных обязательств, если их толкование противоречит Конституции Российской Федерации.

С запросом в Конституционный суд обратились 93 депутата Государственной думы, которых смущает, что хотя Россия и подписала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, а также ряд протоколов к ней, признав тем самым юрисдикцию Европейского суда по правам человека, но теперь, когда постановления ЕСПЧ становятся основанием для пересмотра ранее вынесенных судебных решений, в ряде случаев постановления международного суда входят в противоречие с теми или иными положениями российской Конституции.

Депутаты Госдумы просили по этой причине проверить конституционность некоторых положений Федерального закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", Кодекса административного судопроизводства и Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации". Те нормы, которые позволяют исполнять решения ЕСПЧ, противоречащие основному закону страны, они предложили признать неконституционными. Позицию заявителей поддержал председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас, который полагает, что государство вправе выработать собственный механизм реализации решений ЕСПЧ:

Андрей Клишас

Андрей Клишас

– В случае, когда ЕСПЧ находит нарушения, во Франции и Бельгии пересмотр судебных решений осуществляется только в части уголовных дел, в Австрии, Германии и Швейцарии – также в части гражданских дел. В статье 15 Конституции Российской Федерации сказано, что нормативные и правовые акты, затрагивающие права человека, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Поэтому решения ЕСПЧ, которые официально не опубликованы и не имеют официального перевода, не могут иметь обязательной силы.

Полномочный представитель Госдумы в Конституционном суде Дмитрий Вяткин напоминает, что российская Конституция и выявление конституционно-правового смысла норм права, которое дается Конституционным судом, имеют такой же приоритет и над нормами отечественного законодательства, и над толкованием норм международного законодательства, как и те толкования, которые даются международными судебными инстанциями:

– Этот принцип применим и в тех случаях, когда толкование Конвенции о защите основных прав и свобод человека и гражданина, данное ЕСПЧ, в той или иной степени входит в противоречие непосредственно с текстом российской Конституции или с правовыми позициями, высказанными Конституционным судом.

Заместитель директора правового департамента МИД России Геннадий Кузьмин тоже не ставит под сомнение высшую юридическую силу Конституции и постановлений Конституционного суда на территории России:

– По сути, цель функционирования ЕСПЧ – обеспечение соблюдение принятых на себя обязательств странами-участницами Конвенции. Но сам закон о ратификации Конвенции не может затрагивать высшую юридическую силу Конституции Российской Федерации и прерогативу Конституционного суда давать толкования ее положений. В последнее время в европейских странах наблюдается активное формирование корпуса правоприменительной практики, ограничивающей проникновение решений наднациональных судебных органов. Одним из воплощений этой практики стала концепция так называемых контрлимитов, представляющих собой конечную преграду на пути полного применения европейского права, в России этот термин звучит как "предел уступчивости".

В доказательство Геннадий Кузьмин приводит развернутые примеры из судебной практики разных европейских стран, делая при этом вывод, что в Европе уже сложилась практика, ограничивающая обязательность исполнения решений ЕСПЧ, исходя из необходимости "защиты национального суверенитета, национальной идентичности и конституционных гарантий соблюдения прав и свобод человека". В заключение Геннадий Кузьмин обращается к решениям ЕСПЧ по делу ЮКОСа:

– Я думаю, что решение возникающих в этой связи проблем заключается не в том, чтобы уйти от выполнения каких-либо неудобных постановлений ЕСПЧ, а в том, чтобы отладить эффективную систему совершенствования существующих в Российской Федерации средств правовой защиты, с тем чтобы минимизировать поток жалоб в Европейский суд.

Александр Тарнавский

Александр Тарнавский

Позицию 93 депутатов – авторов запроса в Конституционный суд представлял депутат Госдумы Александр Тарнавский, который в своем выступлении привел много примеров решений ЕСПЧ, расходящихся с российской Конституцией, в том числе дело Анчугова и Гладкова против России 2013 года – о праве голосовать на выборах людей, осужденных на те или иные сроки лишения свободы, а также дело ЮКОСа:

– Есть агрессивные люди, которые говорят: нет, не надо исполнять решения ЕСПЧ по ЮКОСу, а кто-то, наоборот, говорит, что надо исполнять, есть разные политические силы. Но здесь самое главное – подвести правовое основание: ведь можно исполнять или не исполнять по содержанию, а можно – по форме. Если обратиться к содержанию, то можно задуматься о том, насколько справедливо решение ЕСПЧ. А можно подойти к делу с формальной стороны, можно вспомнить, что Конституционный суд уже рассматривал конституционность решений по ЮКОСу – и тогда, ссылаясь на уже вынесенное постановление Конституционного суда, можно выработать позицию – исполнять или не исполнять решение ЕСПЧ. Я подчеркиваю, что мы не боремся за то, чтобы исполнить или не исполнить решение ЕСПЧ по делу ЮКОСа, мы хотим именно выработать правовую позицию, потому что сегодня дело ЮКОСа, а завтра возникнут дела еще каких-нибудь других компаний. В связи с этим делом накопилось очень много вопросов, и сейчас, я надеюсь, Конституционный суд выработает позицию – как поступать в спорных случаях.

А вот адвокат Глеб Лаврентьев как раз не исключает, что обращение в Конституционный суд было затеяно из-за желания изыскать возможность не исполнять решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа:

– От того, будем ли мы исполнять решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа, зависит наше членство в Совете Европы: исполнение решений ЕСПЧ – это одно из обязательных условий, поэтому в случае его нарушения Россию могут исключить. Раньше, насколько мне известно, в России решения ЕСПЧ исполнялись даже лучше, чем решения наших национальных судов. И сейчас руководство страны должно решить, имеет ли смысл России дальше состоять в Совете Европы или нет.

– Как вы считаете, это вопрос только огромных выплат или политический вопрос?

Понятно, деньги огромные, а бюджет – он в принципе не любит платить, особенно возмещение ущерба гражданам

– Я думаю, тут все в комплексе. Понятно, деньги огромные, а бюджет – он в принципе не любит платить, особенно возмещение ущерба гражданам. Ну, и политический момент тоже очень важен. Ведь дело ЮКОСа и зарождалось как политическое дело, и сейчас оно политизируется, особенно если учесть неблагоприятную международную обстановку. Идет большая геополитическая игра, и возможно, что даже если бы сумма выплат была гораздо меньше, то просто из принципа не стали бы ее возмещать. К тому же это решение является основанием для пересмотра и уголовных дел Ходорковского и его коллег, а еще есть арбитражное дело о взыскании налогов с ЮКОСа – все это может быть в принципе пересмотрено.

Впрочем, сам Глеб Лаврентьев не слишком верит в реальность такого сценария.

Проблема с ЕСПЧ назревала давно, потому что через очень короткое время после его возникновения основными клиентами Европейского суда стали граждане России, считает политолог, президент фонда "Республика" Сергей Цыпляев:

– Во-первых, россиян много, а в-вторых, российское судопроизводство наших граждан не удовлетворяет. ЕСПЧ выносит решения не по существу дела, он смотрит, насколько скорое и справедливое было рассмотрение, как обеспечено правосудие, насколько соблюдены формальности, и очень часто выносит такие решения, что государству приходится платить. Это давно вызывало раздражение: мы же привыкли, что мы сами по себе, никому не подчиняемся, никто нам не указ, а главный принцип организации жизни такой, что приказ начальника – закон для подчиненного. А когда закон один для всех, этого мы не понимаем. С Чечней было много проблем, но самые большие и самые денежные конфликты связаны с ЮКОСом, и постепенно, видимо, назрело желание сказать, что мы будем исполнять решения ЕСПЧ постольку-поскольку. Тут есть проблема: в Конституции сказано, что международные договоры имеют приоритет над внутренним правом, и тут надо либо менять Конституцию, либо выходить из договоров. Ощущение, что власть наша не совсем верховная, – не очень приятное для целой группы товарищей, которые привыкли ничем себя не связывать.

Сергей Цыпляев

Сергей Цыпляев

​– Как вы думаете, получится ли у российского государства и акционерам ЮКОСа не заплатить, и в Совете Европы остаться?

– Выплата по решению ЕСПЧ – это миллиард, остальное – это решение арбитражного и других судов. Что касается исключения из Совета Европы, то на это идут очень неохотно: ведь понятно, что если государство туда вступило, оно взяло на себя некие обязательства. Но "по совокупности заслуг", я думаю, мы можем даже сами встать в позу, сказать, что нас там не уважают, и поэтому мы сами покинем это заведение. Такие настроения тоже есть, особенно на фоне того, что делегация России лишена права голоса на парламентской ассамблее Совета Европы. Тут и Украина, и ЮКОС – отношения с Советом Европы становятся все более прохладными. Потом, 50 миллиардов – это все-таки очень серьезная сумма, серьезная брешь, и это подкрепляет желание не платить. Но, честно говоря, я не знаю другого варианта, кроме российского, чтобы вступать в организацию и потом не выполнять ее правил, тут Россия лидер. Мы ведь и в ВТО так вступали – тут же сказали, что нас не все тут устраивает, и в Совет Европы. То есть для России членство в международных организациях – это такой красивый значок, клубный пиджак, а то, что надо потом устав клуба выполнять, это мы не понимаем, – считает президент фонда "Республика" Сергей Цыпляев.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG