Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Сергей Маркедонов: Нужно не бояться тратить деньги на осетино-ингушский диалог и формировать постконфликтную элиту


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.



Александр Гостев: Группа ингушских беженцев в очередной раз обратилась в органы федеральной власти с требованием обеспечить им возвращение в свои дома, которые они покинули в результате вооружённого осетино-ингушского конфликта в 1992 году. Как считают ингушские политики, данное обращение подчеркивает, что поручение президента Владимира Путина о возвращении до конца 2006 года ингушских беженцев в Пригородный район Северной Осетии до сих пор не выполнено по вине руководства Южного Федерального округа.



Олег Кусов: Ингушские беженцы проживают в вагончиках на окраине приграничного посёлка Майского. Беженцы хотят вернуться в населённые пункты, в которых они проживали до вооружённого конфликта в Пригородном районе. Представители Южного федерального округа и власти Северной Осетии предлагают им вместо этого поселиться в создаваемом в чистом поле посёлке Новый. Часть беженцев воспользовались этим предложением. Девять человек категорически против нового места жительства. Во Владикавказе утверждают, что осетинское население Пригородного района не согласно на возвращение тех ингушей, которых они подозревают в преступлениях во время вооружённого конфликта.


Члену Совета Федерации от Ингушетии Иссе Костоеву чуть ли не ежедневно приходится заниматься проблемами беженцев из Пригородного района.



Исса Костоев: Мы живем в государстве, где государство обязано обеспечить права и свободы каждого гражданина, независимо от его национальной принадлежности. А мы слышим: вот вы можете ехать, но мы не можем обеспечить вам безопасность. Вот мне пишут, члену Совета Федерации Костоеву: "Мы, вынужденные переселенцы из Северной Осетии, проживающие в городке беженцев поселка Майский, убедительно просим вас помочь нам в решении острой проблемы сегодняшнего дня. Власти Северной Осетии отключили нам свет и газ, предлагая нам переселиться куда-то в открытое поле, а мы хотим вернуться лишь туда, откуда были изгнаны осенью 1992 года, в места прежнего постоянного нашего проживания, на свои подворья. Представить невозможно, что сейчас мы переживаем в этих металлических вагончиках: мы мерзнем, болеем гриппом и другими простудными заболеваниями. Но мнение у нас всех одно: мы и наши дети готовы здесь болеть и умирать до тех пор, пока нас не вернут к себе домой. Уважаемый Костоев, просим вас довести до руководства Совета Федерации, Государственной Думы, а также руководства нашей страны эту проблему". Девять подписей. Таких обращений во все инстанции тысячи.



Олег Кусов: По мнению сенатора Костоева, поручение президента Владимира Путина о возвращении всех ингушских беженцев до конца 2006 года может остаться на бумаге. А это, в свою очередь, грозит осложнением обстановки в регионе.



Исса Костоев: 15 лет простой, ясный, четкий один вопрос: вернуть людей, не совершавших никаких преступлений, в свои подворья и обеспечить их безопасность, что при желании может сделать один начальник милиции и один прокурор. Вместо этого и полпреды, и полномочные... сотни-сотни… миллионы, миллиарды у государства денег тратится на эти дела. Если я совершил какое-либо злодеяние - мое место в тюрьме, если я не совершил - верните меня домой, это конституционное право каждого гражданина. Но этот простой и ясный вопрос никак не может поставить ни руководство центра, ни Южного федерального округа. Поэтому эти страдания и продолжаются. Тот, кто надеется таким образом отрапортовать, что поручение президента выполнено, что ситуация разрешена, глубоко заблуждается. Эти люди подогревают и без того непростую обстановку в этом регионе.



Олег Кусов: Заведующий отделом межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов называет главной проблемой Пригородного района невнятную позицию федерального центра.



Сергей Маркедонов: Свою оценку этому конфликту дал парламент Ингушетии и парламент Осетии. Оба парламента дали оценку с прямо противоположных позиций. Кремль отсутствует в этой ситуации. Где его позиция? Мне кажется, она должна состоять всего из двух пунктов - не нужны территориальные переделы на Кавказе, потому что проблема перевода Пригородного района под юрисдикцию Ингушетии создаст опасный прецедент… Кстати, Ингушетия первая попадет под этот прецедент, потому что Чечня предъявит претензии к Малгобекскому и Сунженскому районам, а дальше - 390 гектар черных земель между Калмыкией и Астраханской областью, а дальше - проблема Новолакского района и восстановления Ауховского района в Дагестане и так далее, и тому подобное, не остановим процесс. На мой взгляд, важно не то, кто обладает той или иной территорией, чья этническая собственность, а есть ли возможности гарантии безопасности. Главный вопрос - не то, чтобы Пригородный район был в составе Ингушетии, а чтобы ингуши в составе Осетии могли себя чувствовать полноценными гражданами, а не гражданами второго сорта. Вот задача федеральной власти. И если мы не можем форсировать процесс их возвращения, значит, достойное проживание в Ингушетии, значит, помочь им обустроиться там очень серьезным образом, чтобы исчезла и ностальгия, и так далее. Но она не исчезнет окончательно. И второй очень важный момент - это налаживание диалога между экспертным сообществом и просто людьми - осетинами и ингушами. Совершенно очевидно, что те школьные программы, которые есть и в Осетии, и в Ингушетии, неадекватны, они сеют рознь.



Олег Кусов: Осетинам и ингушам необходимо вспомнить, что они граждане одной страны. Продолжает Сергей Маркедонов…



Сергей Маркедонов: Нужно какое-то взаимное покаяние двух сообществ. И, на мой взгляд, нужно не бояться тратить деньги на так называемый "осетино-ингушский диалог". Должна быть сформирована постконфликтная элита. Представители Осетии и Ингушетии должны вместе в специальных группах учиться, может быть, в Москве, может быть, в Ростове, Пятигорске. Люди должны общаться и потом приходить во власть. Программа кадровой подготовки должна быть массовая, чтобы формировать новую постконфликтную элиту. Нужно понимать, что мы - граждане одной страны, и для нас гражданство российское важнее, чем осетинская или ингушская этническая принадлежность. Я, например, когда изучал ситуация на Кавказе, ужасался тем параллелям, которые есть между карабахским конфликтом и осетино-ингушским. Когда две стороны вначале выступают с диаметрально противоположных позиций, потом создают практически квазигосударственные структуры, а потом говорят: а зачем нам центр, ведь центр не реагирует... Мне кажется, что карабахский урок должен быть уроком для политиков федерального уровня. Осетино-ингушский конфликт - проблема состоятельности российского государства.


XS
SM
MD
LG