Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

До августа 1991 года центральная площадь нашего города называлась площадью Революции, а после августа – Театральной. Сегодня тут стоит лишь один памятник, Ленину с протянутой рукой, но недели через три их уже будет два: к каменному Ильичу присоединится бронзовый Палыч. Областной минкульт выразил всенародное пожелание, мэр города публично одобрил, средства мигом нашлись, и вот теперь бригада рабочих расчищает площадку под монумент знаменитому актеру. А именно Олегу Табакову.

Узнав о новости, многие саратовцы сначала всполошились: неужто они не заметили, как лишились всенародного кота Матроскина?

Тревога, к счастью, оказалась ложной. Олег Павлович жив, здоров, невредим и вскоре отпразднует юбилей. Монумент на главной площади – лишь скромный подарок почетному гражданину Саратова от местного начальства. Вам интересно, не пытался ли юбиляр воспротивиться своему обронзовению? И близко не было. Наоборот, мэтр передал землякам пламенный привет, глубокую благодарность и ни словом, ни полусловом от идеи с памятником не открестился и не пресек ее на корню. Но, прежде чем обвинять Табакова в нескромности, вспомним о некоторых событиях 2015 года.

Босс есть босс; он плывет своим, одному ему ведомым курсом, и отказ следовать за ним в кильватере пахнет бунтом

Восстановим хронологию. Конец января: Владимир Путин открывает Год литературы – причем не где-нибудь, а в театре Олега Табакова. Конец июня: Владимир Путин награждает Олега Табакова орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени. Между январем и июнем, как известно, располагается май: в этом месяце санкт-петербургские казаки устанавливают памятник Владимиру Путину. Президент России тут аллегорически изображен в образе римского императора.

Хотя вся эта казацко-монументальная история попахивает дурным анекдотом, Владимир Владимирович инициативе земляков отнюдь не препятствует и не возражает. Что это, если не сигнал для служивых людей? Когда сигнал принят и расшифрован, то, хочешь или не хочешь, надо соответствовать.

Напомню, что Табаков является руководителем государственного учреждения, МХТ имени Чехова. А настоящий мужчина, как заметил тот же Чехов, состоит из мужа и чина. Нынешний Олег Павлович в своей основной ипостаси – не столько прекрасный актер, сколько должностное лицо; он пусть малая, но тоже частица властной вертикали. Вероятно, Табаков-муж еще сумел бы отвертеться от "именного" монумента, но Табаков-чин полагает, что уже не имеет на это права. Проблема, таким образом, кроется не в мании величия, а в субординации: может ли наш герой оттолкнуть данайский дар земляков, если сам Путин не оттолкнул? Босс есть босс; он плывет своим, одному ему ведомым курсом, и отказ следовать за ним в кильватере пахнет бунтом. А времена, когда Олег Павлович ходил в бунтарях, давно прошли. Если вообще бывали.

Есть такое выражение – "Портить себе некролог". Это когда деятель культуры, вчерашний кумир, губит репутацию, вдруг совершая странные телодвижения, не достойные его таланта. В России третьего тысячелетия такое, увы, случается нередко, а уж в самое последнее время – все чаще и чаще. Всякий раз публика печалится или негодует. Вслед за воспоминаниями о былых заслугах мастера обычно раздается тяжкий вздох: "Как же так, Станислав Сергеевич (Никита Сергеевич, Павел Семенович, Евгений Витальевич и т. д.)! Мы так вас любили, а вы..."

На самом деле нет никакого "вдруг", и публика удивляется зря. Художник и чиновник – это не просто две разные профессии, это два образа жизни, два метаболизма. Либо то, либо другое, а вместе – ну никак. Грегор Замза не превратился в гигантского таракана; он просто исчез, а таракан заполз на свободное место.

Роман Арбитман – саратовский писатель

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG