Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Опавшие листья». Памяти Ива Монтана


Дмитрий Савицкий: «Отношение Ива Монтана к компартии и к кремлевскому режиму стало меняться лишь после пражских событий 1968-го года». [Фото — <a href="http://www.frmusique.ru/" target="_blank" >«Французская музыка»</a>]

Дмитрий Савицкий: «Отношение Ива Монтана к компартии и к кремлевскому режиму стало меняться лишь после пражских событий 1968-го года». [Фото — <a href="http://www.frmusique.ru/" target="_blank" >«Французская музыка»</a>]

15 лет назад скончался один из самых обаятельных французских актеров и певцов Ив Монтан (Yves Montand). Ив Монтан (настоящее имя — Иво Ливи) (1921—1991) снимался во многих известных фильмах, создав образ демократического героя, готового смело смотреть в лицо опасности. Как шансонье обращался к поэзии Луи Арагона, Гийома Аполлинера, Поля Элюара.


Он вовсе не собирался петь. Он хотел быть новым Фредом Астером, благо ноги были удивительной длины, а шарма хватило бы на две съемочных группы. Вместо этого он работал официантом и, конечно же, пел, смахивая полотенцем крошки со столиков. Он работал парикмахером в парикмахерской старшей сестры и тоже — пел. До съемочной площадки было явно далеко… Но лучше все по порядку.


Отца его звали Джованни Ливи, и он оставил родную Тоскану, деревушку Монсуммано в 21 году. Мать в его метрике числится Жозефиной, но она было из той же деревни, и имя ее дома звучало чуть-чуть по-иному: Джозиппина. В 1929 году, когда семья Ливи (трое детей, Иво — самый младший) получали французское гражданство в Марселе, в анкете Джованни Ливи написал, что бежал от фашистов во Францию. На самом деле бежала семья Ливи через Марсель в Америку, но иммиграционная квота в 1921-22 годах была исчерпана, Америка не принимала. Что касается фашизма, Джованни бежал с упреждением: Муссолини пришел к власти на год позже исчезновения Ливи из деревушки Монсуммано… Но факт есть факт: Джованни, как и его жена, был из бедной крестьянской католической семьи, но заодно был и коммунистом.


В Марселе Ливи жили бедно. Джованни открыл мастерскую по изготовлению метелок, но к 1932 году прогорел. Жили на деньги Лидии, дочери, которая открыла парикмахерскую. Старший брат Иво, Джуллиано, был гарсоном кафе. Отец надеялся, что хоть Иво закончит школу. Но денег не было и в 11 лет худой, как палка, высоченный Иво пошел трудиться на завод. Через три года он стал поющим парикмахером в салоне сестры Лидии. Он даже получил диплом парикмахера, так что, если бы артистическая карьера его не удалось бы, он не пропал бы: итальянские парикмахеры до сих пор в моде во Франции…


Бредить чечеткой и Фредом Астером Иво однако не переставал. В 1938 году режиссер небольшого районного мюзик-холла, некто Беринго, решил нанять его на несколько месяцев — разогревать публику перед спектаклем. После трех недель форсированной сценической подготовки, имевшей место за пыльными кулисами, Иво вышел на сцену. И с первого же вечера так разогрел зал, что публика не хотела никого другого: легенда юной звезды варьете родилась в одночасье. Ему сшили новый костюм в обтяжку и поменяли имя. Когда он играл во дворе, мать звала его домой ужинать через окно: — Иди домой, поднимайся, Иво! — Ivo, Monta! Ivo, Monta — отсюда и получилось — Ив Монтан…


21 июня 1939 года 18-летний Ив Монтан дал концерт в легендарном театра Марселя «Альказаре». Он помнил, что семья так и не добралась до Америки. И он пел по-французски нечто вроде ковбойских песен. На голове у него была почти такая же шляпа, как у Гарри Купера, разве что из крашеного картона.


Тот самый режиссер Беринго стал его первым импресарио. Война спутала все карты. Какое-то время Монтан работал на стройке, но Беринго организовал ему гастроли, и Ив Монтан начал брать город за городом в древнем Провансе, оставляя местным кардиологам трудиться над разбитыми сердцами. В 1944 году певцу пришлось дать дёру, спасаясь от милиции и принудительной работы в Германии. Убежище он нашел в Париже на сцене театра «АВС».


Трудно нынче себе представить веселье в Париже 1944-го года. Книги и фильмы убедили нас в том, что жизнь была мрачным подпольем для порядочных (то есть для большинства) людей. Но в последние годы появились книги, рассказывающее о том, что французы в начале 40-х примирились с судьбой, и жизнь налаживалась. Жизнь в объятиях Германии. Рестораны, ипподромы, кинотеатры, музеи были открыты, так что после театра «АВС» последовало «Бобино», а за «Бобино», chic alors! — «Мулен-Руж»!


«Женщины доделают все остальное»


В своем дневнике уэльский поэт Дилан Томас как-то записал: «Еду в Лондон. Женщины доделают все остальное». Ив Монтан выступал в «Мулен-Руже» в первом отделении, во втором пела Эдит «Воробушек», Эдит Пиаф. Что касается сцены, (не кино!) это она превратила успех Монтана в национальный. Они выступали вместе, они путешествовали вместе, они были любовниками. Список любовников Эдит Пиаф был подлиннее, чем у Дон Жуана. Но Пиаф научила Монтана изображать телом то, что он изображал голосом; она же заставила его прочитать тонну книг. В конце концов, он был неучем. И бросила его. Пока он не бросил её.


Вторая женщина, другая женщина, переменившая его жизнь, ввела его в мир кино. То была Симона Синьоре. Она бросила из-за него мужа, режиссера Марка Аллегре. Coup de foudre! Удар молнии, взаимная любовь с первого взгляда сделала их легендарной парой. Встретились они Сан-Поль-де-Ванс в Провансе, где до конца своих дней у Монтана был дом. Там же жил и Жак Превер, поэт и поэт-песенник к тому же. Это он написал на музыку Жозефа Косма Les Feuilles Mortes — «Мертвые», то бишь, «Опавшие Листья». Они подружились, Монтан стал, буквально, певцом Превера. Несколько месяцев приучал он публику к «Опавшим листьям». Он включал песню в репертуар каждого концерта, любого выступления. Однажды, отвечая на родном итальянском римскому журналисту на вопрос: «Ваша любимая песня?», он сказал: — «"Опавшие листья", Превера, музыка Жозефа Косма».


Попутчики


Ив Монтан, как и Симона Синьоре, были активными попутчиками коммунистической партии Франции. Политически, Симона Синьоре, которая входила как-никак в движение Сопротивления, была более зрелой. В 1956 году, несмотря на события в Будапеште, Монтан не отменил гастроли по СССР. Успех был колоссальным. Но Монтан, увидев своими глазами советскую реальность (малый фрагмент), был постоянно на нервах и лишь после четырехчасового разговора с Хрущевым, которому он сказал всё, что думал, он относительно успокоился.


Но вот отрывок из интервью французскому радио в Москве. Монтан замечательно оговаривается. Он не хотел произносить слово «Америка», где он, из-за поездки в Москву, на какое-то время стал персоной нон-грата. Но он успел в интервью поменять А-а-а-америку на А-а-а-англию:


Журналистка: — Ив Монтан, впервые французские актеры встретились и отобедали с русскими!
Ив Монтан: — Я думаю, что это замечательно! Мы должны чаще встречаться, как с советскими (людьми), так и с чехословаками, с немцами, с амери…, с англичанами…
Журналистка: — Вас хорошо знают в России!
Ив Монтан: — Да, меня знают по моим пластинкам. Кстати, в моих планах, четырехмесячные гастроли по СССР, а затем по всем странам Восточной Европы, ну а потом уж в… Нью-Йорк.


Отношение Ива Монтана к компартии и к кремлевскому режиму стало меняться лишь после пражских событий 1968-го года, особенно после того, как он сыграл главную роль (Артура Лондона) в фильме Коста Гавраса «Признание». Но по-настоящему он распрощался с компартией только после смерти отца.


Коммунизм в его итальянском варианте был делом семейным…


Вот отрывок из интервью Ива Монтана, из архивов французского радио, где он отвечает о том, нужно ли, можно ли сохранить верность компартии.


Ив Монтан: — Остаться верным, что это значит? Если на этом нужно поставить точку и сказать «аминь», то я не из «верных»… Но если вы меня спросите, остался ли я верным этим щедрым идеям, я отвечу — да, я сохраняю им верность! В этом смысле я не изменился. Это то, во что мы верили. Хоть и с определенной наивностью. Но я, не только я. А эти «щедрые» идеи, поднявшие миллионы человек, как теперь стало ясно, не такие уж и простые. И я не могу лишь по тому, что сердце мое сохраняет верность идеям, быть обязанным сохранять преданность какой-то партии, ее политическому аппарату. Потому что людям свойственно ошибаться!


Соблазненный Монро и Рейганом


Успех Монтана-певца был планетарным. Его обожали и в Берлине, и в Токио, и в Москве, и в Нью-Йорке. Успех Монтана-актера постепенно достиг почти тех же высот. После его бродвейского триумфа, его пригласили сниматься в Голливуд. Семья Ливи можно сказать наконец-то иммигрировала в США. Не без потерь. Жертвой стала Симона Синьоре. Монтан, снимавшийся в фильме вместе с Мерлин Монро и по сценарию бывший ее любовником, стал им и в жизни.


Вопрос Иву Монтану: — Заставили ли вы страдать Симону Синьоре?
Ив Монтан: — Да, чрезмерно… И мне не хотелось бы об этом говорить… Она повела себя в этой ситуации великодушно. Но у меня все же были, скажем, смягчающие обстоятельства. Если бы я мог избежать случившегося, я бы это сделал. Но я не смог. Да и, честно говоря, я себя спрашиваю: нормальный мужчина смог бы он удержаться от соблазна, находясь в течении трех месяцев в объятиях мадмуазель Мерлин Монро? Я в это не верю…


Как написала дочь Симоны Синьоре в своих мемуарах: «Мать провела последние годы своей жизни в компании Johnny Walker’a». Есть такой сорт виски.


Монтан выступал и снимался до последних своих дней. Он поддержал движение «Солидарность» в Польше, он выступил против Национального Фронта Жана-Мари Ле Пена во Франции. Он сыграл в лучшем, наверное, из всех своих фильмов «Манон источников» Клода Берри. У него родился сын, Валентин, в 88-м году. До этого у Монтана не было детей.


Он планировал гала-концерт во дворце Берси в 1991-м году, но в ноябре неожиданно скончался от инфаркта. В последние годы жизни он свершил, быть может, один-единственный faux pas, одну единственную ошибку: соблазненный метаморфозой Рональда Рейгана, он решил баллотироваться на пост президента Франции. И это был худший из всех его сценических номеров. В остальном Клио не может к нему придраться. Как и остальные музы.


XS
SM
MD
LG