Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Первый разлад в рядах победивших демократов. Индустрия лоббизма ищет контакты в демократическом истэблишменте. Скончался выдающийся экономист Милтон Фридман




Юрий Жигалкин: В четверг Нэнси Пелоси стала первой в истории Соединенных Штатах женщиной-спикером палаты представителей, она была единогласно избрана на этот пост демократами, у которых будет большинство в палате. Но больший интерес вызвало другое избрание. На вторую должность в палате представителей, вопреки требованиям Пелоси, был избран Стени Хойер. Это первое столкновение в рядах победивших демократов заставило наблюдателей задаться вопросом сможет ли демократическая партия выступить в конгрессе единым фронтом.


Аллан Давыдов: В четверг демократы выбирали своего лидера, вступающего в должность после нового года, когда палата начнет работу в новом составе. В иерархии палаты лидер большинства традиционно считается фигурой номер два после спикера. Место самого спикера должна занять либерал Нэнси Пелоси из Калифорнии - как глава демократической фракции в старом созыве, дорабатывающем последние недели. Самым вероятным кандидатом в лидеры новоизбранного демократического большинства считался умеренный демократ из Мэриленда Стени Хойер. Однако, к удивлению многих, Нэнси Пелоси предложила альтернативную кандидатуру - конгрессмена Джона Мёрту из Пенсильвании. Поддержка Пелоси кандидатуры Мерты, по словам его критиков, поставила под вопрос ее заверения в том, что демократы готовы утвердить в конгрессе наивысшие этические стандарты, поскольку этический облик конгрессмена Мерты вызывает сомнение: он, например, известен своей близостью к лоббистам. В результате голосования ее номинант проиграл 86-ю голосами против 146-ти. Объявляя об этом, Нэнси Пелоси отметила, что неоднородность мнений свойственна демократическому процессу.



Нэнси Пелоси: Мы проявили различие взглядов, хоть мы и однопартийцы. Но, в конце концов, мы нашли общий знаменатель. Будь американцы свидетелями нашей утренней дискуссии, они бы отметили уважение ее участников друг к другу. Наши голоса, разделившись во внутрипартийной дискуссии, звучат в унисон, когда речь идет о нашем единстве в определении нового курса, которым пойдет страна.



Аллан Давыдов: Новый лидер демократического большинства Стени Хойер воздал должное своему сопернику в борьбе за этот пост.



Стени Хойер: Я согласен с Нэнси Пелоси. Джек Мёрта - мужественный и искренний лидер. Конечно, мы с ним разные люди. Но он продолжит деятельность в качестве главы комитета по оборонным ассигнованиям. Таким образом, мы оба будем на руководящих должностях.



Аллан Давыдов: Джон Мёрта - участник вьетнамской войны, имеет боевые награды. Его настойчивые требования вывести американские войска из Ирака, как считают, оказались созвучны превалирующим настроениям электората, отдавшего в итоге большинство голосов за демократов. Пелоси и Мёрта известны как давние друзья, несмотря на различные точки зрения по ряду общественно значимых вопросов.


Со Стени Хойером же у Нэнси Пелоси отношения сложились непростые. Несколько лет назад они соперничали в борьбе за место лидера демократического меньшинства. Пелоси тогда победила, а Хоейру пришлось довольствоваться постом ее помощника по связям с конгрессменами.


В свою очередь имя Джона Мёрты связывают с тайной операцией 1980 года по выявлению коррупции среди конгрессменов. В ходе операции агенты ФБР, выдавая себя за доверенных лиц арабского шейха, якобы желающего обосноваться в США, пытались спровоцировать Мёрту на получение взятки в 50 тысяч долларов за помощь в размещении капиталов шейха. Джон Мёрта стал тогда единственным из группы подозреваемых, кому большое жюри отказалось предъявить обвинения. Комитет палаты представителей по этике также не усмотрел нарушений в действиях конгрессмена.



Юрий Жигалкин: Одним из последствий смены власти в конгрессе станут большие перемены в индустрии лоббизма. Представители оборонной, фармацевтической, нефтяной промышленности, не знающие чего ожидать от пообещавших реформ демократов, ищут контактов с новыми лидерами конгресса с помощью лоббистских фирм, близких к демократам и находившимся в застое в последние годы.



Ян Рунов: Чем объяснить такую востребованность лоббистов?


Вашингтонский политолог из «Фонда «Наследие» Майкл Франк ответил...



Майкл Франк: Я думаю, мы скоро станем свидетелями попыток новых глав комитетов обеих палат конгресса изменить правила, по которым развивались отдельные секторы нашей экономики. Например, демократы уже заявили, что намерены охладить аппетиты фармацевтической промышленности. Ожидаются новые решения, регулирующие добычу природных ресурсов, введение более строгого судебного преследования за искусственное завышение цен на энергоносители. Налоговой политикой буду стимулироваться, либо тормозиться те или иные медико-фармацевтические исследования. Планируется ввести изменения в закон об охране интеллектуальной собственности с ограничением действия патентов. Это в первую очередь коснётся патентов фармацевтических компаний на свою продукцию, что позволит более широко копировать эту лекарственную продукцию и сбивать цены. Вероятно, ужесточится контроль над ценами на медицинское обслуживание и медицинское оборудование.


Соответствующие секторы экономики, хотят оградить себя от возможных потерь и заблокировать или хотя бы ослабить предполагаемые реформы. В этом могут помочь лоббисты. Они в выигрыше, потому что теперь у них будет много работы.



Ян Рунов: В лоббисты, как правило, идут бывшие законодатели и особенно их ближайшие советники и помощники. Бывшие члены палаты представителей, республиканцы и демократы, спешно предлагают себя различным фирмам, которые нуждаются в связях с конгрессом и в людях, которые такими связями обладают. Такая работа оплачивается в 3-4 раза лучше, чем работа в конгрессе. Бывший советник сенатора может получить стартовую зарплату в полмиллиона долларов. Особенно большой спрос на тех, кто связан именно с демократами. «Если ты член демократической партии и вхож в верхние политические круги, самое время искать работу лоббиста», - говорит Дэвид Урбан, директор лоббистской фирмы «Америкен Континентал Груп». Хотя большинство лоббистских фирм вне партий, перераспределение касается и их. Лоббисты-демократы покупают новые костюмы, а лоббисты-республиканцы - новые удочки.



Юрий Жигалкин: В четверг в Сан-Франциско скончался выдающийся американский экономист, Нобелевский лауреат Милтон Фридман. В популярной культуре, пожалуй, два имени символизируют экономическую мысль - это Адам Смит и Милтон Фридман. Как сказал несколько лет назад глава федеральной резервной системы Аллан Гринспэн, экономистов - нобелевских лауреатов у нас много, мифический статус принадлежит лишь Фридману. Чем столь отличился Милтон Фридман? Я задал этот вопрос его теперь уже бывшему коллеге по Гуверовскому институту профессору Михаилу Бернштаму.



Михаил Бернштам: Дело в том, что Милтон Фридман - и великий ученый, и прекрасный популяризатор, он влиял на правительство Соединенных Штатов, Англии, Чили, и Восточной Европы. И эта сила его идей и умение выразить эти идеи, и то, что эти идеи прозвучали вовремя, в самые острые моменты… он участвовал во всех идеологических интеллектуальных битвах ХХ века.



Юрий Жигалкин: В чем суть экономических открытый Фридмана?



Михаил Бернштам: Если свести воедино весь вклад Милтона Фридмана в экономическую науку и в мировую мысль, мне кажется, что из этого можно вывести одну исключительно важную идею, которая в условиях ХХ века в течение нескольких десятилетий питала умы. Это то, что экономический рост не зависит от правительства. Правительство не может создать экономический рост и благосостояние населения. Вместе с тем рынок, несмотря на опасения многих людей, рыночная экономика не подлежат стагнации и депрессии в длительной перспективе, и рыночная экономика способна развиваться и расти довольно долго, если не бесконечно. Надо вспомнить, что в 30-50-е годы считалось, что западная экономика подлежит стагнации, что экономический рост исчерпался, великая депрессия показала, что экономика может оказаться в кризисе. И вот из всей этой совокупности пессимистических идей Милтон Фридман вывел и показал, что экономика рыночная будет развиваться, жизнь подтвердила его предсказания.



Юрий Жигалкин: Можно ли в таком случае сказать, что Милтон Фридман был, так сказать, идейным отцом реформ, которые пытались проводить российские реформаторы по рекомендациям Международного валютного фонда и знаменитых западных советников, ведь они хотели дать волю рыночным силам, которые, по Фридману, не ошибаются?



Михаил Бернштам: В философской части рекомендации Международного валютного фонда действительно были связаны с идеями Фридмана. Но, кроме этого, Фридман был крайним противником социализма и крайним противником перераспределения дохода, потому что любое отнятие дохода у тех, кто его заработал, и передачи тем, кто его не заработал, снижает производственные стимулы. Вот эту философскую, самую главную часть идей Фридмана Международный валютный фонд и названные вами советники как-то очень сильно упустили. И в России, в Восточной Европе собственность была передана в руки людям, которые ее не заработали, производственные стимулы снизились, либо не возникли, а кнут плановой экономики был отменен, и в результате возникла ситуация "ни кнута, ни пряника", и там уже денежная политика и все остальные технические рекомендации были бессильны.



Юрий Жигалкин: Уитни Хьюстон, добившая всемирной славы с выходом фильма «Телохранитель», а в последние годы напоминавшая о себе сообщениями в разделах скандальной хроники, может лишиться своего части своего нью-джерсийского поместья, которое выставляется на аукцион в оплату ее ипотечного долга. Банк, предоставивший ей кредит, подал иск в суд, требуя с певицы почти миллион долларов, которого у нее, судя по всему, нет.


XS
SM
MD
LG