Ссылки для упрощенного доступа

Изнасилование как оно есть. Ликбез для присяжных


Многие присяжные плохо себе представляют мотивацию поведения жертвы изнасилования

Многие присяжные плохо себе представляют мотивацию поведения жертвы изнасилования

Число осужденных, признанных виновными в Великобритании по делам, связанным с обвинениями в изнасиловании, снизилось за последние два года на пять процентов. Если в середине восьмидесятых каждый четвертый иск заканчивался приговором, то теперь это – один из девятнадцати. В связи с этим британское правительство озаботилось проблемами улучшения процедуры судебного разбирательства по таким искам.


В начале этого года правительство финансировало широкомасштабную кампанию, нацеленную на посетителей баров и клубов. В дамских уборных появились плакаты с надписями «Знаешь ли ты, что происходит с твоим бокалом, пока ты здесь?» - с целью предупредить женщин о вероятности того, что в их напиток могут подсыпать снотворное. А мужчинам напоминали о том, что, если он не получил четкого сознательного согласия дамы на секс, то, даже без малейшего намека на применение силы, угроз или обмана, его последующие действия могут быть, и наверняка будут расценены как изнасилование. Английское общество обсуждало судебный процесс, где истица, заявившая об изнасиловании, не могла вспомнить ни одной детали вышеозначенного события по причине чрезмерного опьянения, в котором находилась. По этой же причине, как утверждалось, она и не могла ни согласиться, ни отказаться от сексуальной близости с обвиняемым.


Жертвам изнасилований приходится в самые тяжелые моменты жизни проходить через унизительные процедуры бесконечных допросов в полиции. Часто при даче показаний в зале суда они просто боятся за свою же безопасность, опасаясь мести обвиняемого. Тюрьмы Великобритании настолько переполнены, что даже преступник, осужденный за совращение несовершеннолетних, может года через четыре оказаться на свободе, и потому эти опасения понятны.


Теперь правительство планирует ввести ряд изменений, как в порядок ведения следствия, так и в процедуру судебного разбирательства по искам об изнасиловании. Как известно, в таких делах, как правило, нет свидетелей, и утверждение одной стороны противопоставлено отрицанию другой стороны. Задача присяжных здесь особенна сложна: решить, где истинная жертва, а где случай ложного обвинения, нелегко.


Одно из предлагаемых изменений - привлечение к судебному процессу независимых экспертов-психологов, призванных развеять мифы и стереотипы о том, как, якобы, должна вести себя «типичная» жертва изнасилования. Профессор Дженнифер Темкин из Сассекского университета, изучавшая результаты нескольких исследований, проведенных с участием членов суда присяжных, поясняет: «В Америке уже много лет такие эксперты присутствуют в суде. Понятие «изнасилование» окружено множеством неверных представлений. В ходе исследований выясняется, что люди зачастую не понимают, что является изнасилованием. У человека «с улицы» есть свое представление о том, как будет вести себя истинная жертва изнасилования. Он считает, что в этом случае жертва обязательно борется с нападающим, ясно дает понять, что не желает контакта, сразу после атаки бежит в полицию и рассказывает, четко и в деталях, обо всем, что случилось. Это далеко не всегда так. И сегодня мы располагаем результатами множества замечательных исследовательских работ, охватывающих эту тему целиком. Поэтому и судьи, и присяжные должны быть ознакомлены с ними. Иногда, в разговоре со мной, сами присяжные признавались, что принимали решение не на основании фактов, а следуя своим личным предположениям. То, чего мы хотим добиться - это принятие разумных решений в судах».


С этим предложением не согласны члены Ассоциации криминалистов. По их мнению, присутствие еще одного специалиста в суде лишь усложнит процесс. Вот как прокомментировала это представитель ассоциации Салли О’Нейлл: «Мы считаем, что присяжные сами способны выработать собственное мнение о том, почему, например, жертва обратилась в полицию с опозданием. Дополнительный эксперт, консультирующий по вопросу поведения жертвы? Это даже не будет консультацией по данному делу, это будет общий обзор того, почему жертва может не спешить подавать заявление в полицию, почему она ведет себя так или иначе. Мы считаем, что это только усложнит для присяжных процесс, и без того непростой».


Сейчас любые нюансы поведения жертвы используются защитой для того, чтобы поставить под сомнение правдивость ее слов. Однако эксперт способен объяснить истинные причины, к примеру, запоздалой реакции на психологическую травму, или варианты последствий длительного проживания в одном доме с человеком, склонным к насилию.


Авторы поправок к законодательству считают, что присяжным было бы легче принять правильное решение, если бы они могли увидеть процесс допроса истицы в начале следствия, и сравнить его с тем, что они слышат в судебных залах спустя несколько месяцев. Поэтому в тексте поправок есть и другое предложение – предоставить совершеннолетним жертвам возможность видеозаписи при даче показаний. Предполагается, что запись, сделанная «по свежим следам» поможет в процессе судебного разбирательства. Кроме того, министры озвучивают все новые и новые предложения по поводу того, что именно можно считать «осознанным согласием», и в каком состоянии и какой форме можно его выразить, а в каком - нет. По поводу последнего в комментариях экспертов звучат опасения, что изменения в так называемом «Законе о согласии» могут привести к роста числа ложных обвинений.


XS
SM
MD
LG