Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Оброк" на капремонт


Участники общегородского митинга "За порядок в ЖКХ" на Пионерской площади в Санкт-Петербурге

Участники общегородского митинга "За порядок в ЖКХ" на Пионерской площади в Санкт-Петербурге

Жильцы недовольны принудительными взносами

Марьяна Торочешникова: В интернете на сайте www.сhange.org начался сбор подписей под петицией за отмену сборов на капремонт многоквартирных жилых домов, она так и называется "Требуем отменить "оброк" на капремонт".

Самостоятельно оплачивать капитальный ремонт собственников жилья в многоквартирных домах обязал закон, принятый депутатами в 2012 году. Москва присоединилась к программе капремонта последней, и с 1 июля жители российской столицы должны ежемесячно платить взносы на капитальный ремонт общедомового имущества из расчета 15 рублей за 1 кв. м. В среднем по России такие платежи составляют 6,5 рублей за 1 кв. м.

Куда на самом деле идут эти деньги и почему активисты инициативных групп собственников жилья судятся с коммунальщиками?

В студии Радио Свобода Юрист, член экспертного совета комиссии по градостроительству, государственной собственности и землепользованию Московской городской Думы Сергей Селиванкин, и секретарь совета одного из московских домов, журналист Мила Серова.

Я надеюсь, вы нам расскажете, и в первую очередь Мила, как человек с большим опытом борьбы с коммунальщиками по части отстаивания своих прав на капитальные сборы, о том, что предпринимать в случае несогласия с суммой взноса на капремонт. Сергей тоже расскажет, что сейчас думают по этому поводу в Мосгордуме, что следует предпринимать гражданам. Минимальный взнос установлен в Москве 15 рублей, но это не самый большой платеж, например, в Тюмени платят 20 рублей за квадратный метр. Это не те платежи, которые были привычны в квитанциях за оплату услуг, то, что называлось текущее содержание дома, это дополнительная к ним прибавка. В принципе нагрузка довольно заметная в зависимости от площади квартиры, примерно на тысячу рублей больше теперь платят собственники жилья в Москве. Или не только собственники, но и те люди, которые проживают в муниципальных квартирах, обязаны вносить эти средства?

Сергей Селиванкин: Муниципальные квартиры — это в основном квартиры по договору социального найма, поэтому здесь обязательства остаются на государстве. Но здесь тоже есть свои подводные камни, потому что там тоже есть увеличение платежей. Но это отдельная другая тема.

Мила Серова: Государство с одной стороны сказало: да, конечно, мы не отказывается делать капитальный ремонт в муниципальном жилье. Но тут же подняли плату за найм.

Марьяна Торочешникова: И при этом, насколько я понимаю,есть возможность за собственником, в том числе за городом внести изменения в договор этого социального найма, и тогда даже не собственник этих квартир будет вынужден платить за капитальный ремонт.

Мила Серова: Он будет платить больше за социальный найм, просто эти деньги будут идти на капитальный ремонт. Когда в 2014 году наш совет дома, узнал о том, что были внесены дополнительные статьи о капремонте, мы понимали, что капитальный ремонт нужно делать, понимали, что программа капитального ремонта может быть состряпана в Москве очень быстро, может быть даже к лету 2014 года, мы стали подготавливаться к общему собранию собственников еще в январе 2014 года.

Марьяна Торочешникова: Здесь важно пояснить, что у собственников жилья есть два варианта, как распоряжаться этими деньгами за капремонт: либо выводить их на собственный счет и самим решать, когда, что и каким образом ремонтировать.

Мила Серова: Собственники могут либо воспользоваться спецсчетом, либо платить деньги в региональную кубышку — это черная дыра ЖКХ. Деньги идут незнамо куда, на ремонты других домов, когда-нибудь может быть сделают тебе. Чем хорош был спецсчет? Если вы отправляете деньги в региональную кубышку, то по закону эти деньги будут считаться имуществом фонда, а если вы деньги будете аккумулировать на спецсчете, эти деньги вашего дома вы сможете контролировать. Если вы отправляете деньги в региональную кубышку, то вы контролировать не можете эти деньги никак абсолютно. Это была главная причина, почему мы выбрали спецсчет. В апреле 2014 года мы провели наконец-то собрание, потратили на это четыре месяца жизни, 91 процент собственников выбрали спецсчет. Вторая причина, она именно для Москвы характерна, почему мы выбирали спецсчет? Дело в том, что практически все москвичи за редким исключением, за редкими ТСЖ и кооперативными домами платят не на расчетный счет управляющей компании, как должно быть по жилищному кодексу и гражданскому кодексу мы должны платить на расчетный счет своей управляющей компании. Так живет вся страна, но Москва живет не по закону, не по жилищному кодексу, Москва живет по понятиям Лужкова, Бирюкова и ныне Собянина, потому что нас вынуждают платить на некие транзитные внутренние счета Банка Москвы. Деньги на этом транзитном счете могут храниться только сутки, они тут же должны куда-то уходить. Транзитные счета для этого и были созданы, для внутренних каких-то транзакций банков, никакого отношения они к нашей управляющей компании не имеют, никакого отношения не имеют к Фонду капительного ремонта — это внутренние дела Банка Москвы. Это внутренние счета, они неподконтрольны никому вообще.

Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что теперь, когда принесли новые жировки, сумма за капремонт включена в единый платеж.

Мила Серова: Представляете, какой сюрприз нас ждал. В мае месяце мы в Фонд отправили письмо о том, что, ребята, давайте-ка быстренько заключайте с нами договор, потому что у нас очень много вопросов, которые мы должны с вами обговорить. Мы же выбрали спецсчет, а вам доверили открыть счет в банке. Совет дома вместе с вами должен будет решать вопросы подрядчиков, объемы работ, сметы и так далее. Ноль эмоций, никакого ответа мы от Фонда не получили. Потом мы Фонду второе письмо послали и говорим: товарищи, мы хотим знать номер спецсчета, и мы хотим знать банк, где вы открыли спецсчет. Мало того, мы ждем от вас платежки, потому что вы обязаны нам прислать платежку, где будет указан спецсчет. В результате в июле месяце весь наш дом получает платежку с тем же самым транзитным счетом Банка Москвы, в нашей платежке не сказано ни про Фонд, ни про спецсчет, вообще ничего. Мы такого не ожидали, потому что пытались контактировать с Фондом. Мы принципиально против транзитных счетов и будем бороться, сейчас москвичи подняли этот вопрос. Уже составлены иски судебные, они будут поданы в ближайшее время, москвичи не хотят платить на транзитный счет. В 2011 году, когда банк ВТБ удочерял Банк Москвы, кассовый разрыв Банка Москвы был 285 миллиардов, представляете, какая сумма огромная. Причем еще в 2012 году мы знали о том, что 13 миллиардов банк отдал жене известного пасечника как беспроцентную ссуду. Откуда могли браться эти деньги? С расчетных счетов взять такие миллиарды незаметно нельзя, мы предполагаем, что кормушка транзитных счетов и создавалась для того, чтобы кормиться семьям и вертикали.

Сергей Селиванкин: Я с Людмилой согласен, но не буду называть имена, фамилии, личности. Потому что дело не в тех людях, которые сегодня на плаву, были на плаву, дело в процессах. Сегодня органы власти фактически сделали две альтернативы: либо открытие спецсчета, либо перевод денег, как Людмила говорит, в региональный фонд капитального ремонта, в региональную кубышку.

Марьяна Торочешникова: Но при этом не работает первый вариант.

Сергей Селиванкин: Первый вариант не может практически работать, потому что мы с вами обсуждали вопросы товариществ собственников жилья, и другие темы. У нас люди сегодня многие являются юридически безграмотными и нас толкают в болото по открытию специального счета, не рассказав, как выбрать банк, который не прогорит в течение 5-6 лет и будет нести определенную ответственность перед вкладчиками этих денег. Списка гарантий, что эти банки не прогорят, не предъявили. Я пытался собрать общее собрание собственников в нескольких домах, люди не приходят, потому что люди не понимают в принципе, для чего это нужно. Поэтому собрать собственников на мероприятие почти нереально. И третий момент — региональные операторы, региональный фонд. Вот здесь тема, которая требует определенного рассмотрения более серьезного. С одной стороны ответственность практически отсутствует у этой организации, с другой стороны, если мы идем эволюционным путем, а никак не призываем ни к чему другому, то мы должны требовать, поскольку большинство домов приписаны именно к региональным фондам, мы должны требовать от власти участия общественности в наблюдательных советах по деятельности этих фондов на территории субъектов федерации. У меня в руках письмо руководителя фракции КПРФ Андрей Клычкова в Мосгордуме мэру Москвы Сергею Собянину, которое отправлено было 24 июля. Депутат в этом письме очень четко говорит о необходимости создания наблюдательных советов фондов, в которые бы вошли представители различных политических партий, жилищных объединений, независимые эксперты и представители гражданского общества. Основными функциями наблюдательного совета должны стать контроль над реализацией программы капремонта, расходование им средств, рассмотрение и анализ информации о деятельности фонда, а также выработка рекомендаций.

Марьяна Торочешникова: Это, безусловно, очень важное дело, в глобальном смысле может быть поможет решить проблему. Но с другой стороны у меня складывается такое впечатление, что сейчас, если кто-то и может помочь, то это суды. Но я так понимаю, что российские судьи еще не сформировали какую-то внятную практику по такого рода делам, требованиям к фонду.

Мила Серова: Вы знаете, придется быстренько сформировать. Помните эту историю с липовой ТСЖцией Москвы. Ведь в Москве было создано порядка 14 тысяч ТСЖ, из них большинство на самом деле липовые. В суды пошли порядка 200 домов. Из них остались в судебных процессах затяжных, изнурительных, унизительных судебных процессах, выдержали эту гонку порядка 100 домов. Но даже эти 100 повстанцев сумели остановить лавину принудительной коллективизации. Мало того, эти суды позволили объединиться москвичам, создать инициативные группы, уже создана ассоциация советов домов, есть координаторы советов домов, в каждом районе созданы активистами странички и по капитальному ремонту, и по вопросам общей собственности и так далее. То есть эта волна, сначала было двести человек, из них осталось сто, но эти сто повстанцев сделали самое главное.

Марьяна Торочешникова: То есть вы рассчитываете, на то, что в случае с капремонтом произойдет нечто подобное.

Мила Серова: Уверена.

Сергей Селиванкин: Мне кажется, здесь еще прокурорские проверки надо выполнять одновременно. Потому что, к сожалению, судебная практика у нас такова, что выигрывают дела, как правило, по заказу власти, к великому сожалению, сегодня это массово.

Мила Серова: Почему нужны суды? Когда мы судились по транзитным счетам, мы вытащили в судах столько много документации, на основании этих односторонних договоров смогли понять эту коррупционную схему отъема денег.

Сергей Селиванкин: Надо подавать в разные суды одно и то же исковое заявление, выбрать пять-шесть судов и направить туда иски.

Мила Серова: Первое — это Конституционный суд, потому что нарушены наши конституционные права распоряжаться своей собственностью. Статья номер 1 Жилищного кодекса говорит нам о том, что мыможем сделать со своим домом все, что угодно, мы можем вообще не делать ремонт, а его просто снести и построить новый. И никто, никакие чиновники, ни депутаты не имеют права командовать. Если уж, дорогие мои, вы свалили на нас всю эту рухлядь, на наши слабые плечи с плеч своего еще более слабого государства, так давайте мы сами будем разбираться. Второе: это Тверской суд, потому что будет оспариваться решение правительства Москвы. Естественно третий иск, он уже готов и разработан — это к Фонду капитального ремонта о понуждении Фонда к подписанию договора. Они очень хитренько в мае, наши депутаты Госдумы, вычеркнули из Жилищного кодекса слово «договор», когда услышали, что пошла волна негодования, один из вопросов был у людей, почему отказываются подписывать договоры, то, естественно, он подсуетились. Но мы им говорим: ребята, Гражданский кодекс в нашей стране никто не отменял. Они говорят: а Гражданский кодекс ниже, чем Жилищный. Я говорю: мы встретимся в суде, об этом поговорим. Поэтому будет три иска.

Марьяна Торочешникова: Но тем не менее, чтобы обращаться в Конституционный суд, надо сначала попытаться решить вопрос в судах общей юрисдикции. Нам дозвонилась Елена Моисеевна. Здравствуйте.

Слушательница: Здравствуйте. У меня два вопроса. Насколько я поняла, с кооперативами особый случай. Я живу как раз в давнем старом кооперативе, в прошлом году у нас провели капремонт, он был, конечно, не полный, но собрали довольно приличную, по крайней мере, для меня, пенсионерки, сумму. Сейчас снова разослали квитанции на капремонт. Если вы можете что-то сказать по ситуации с кооперативами, я буду вам очень благодарна, а если нет, то не скажете ли, куда обращаться?

Сергей Селиванкин: Здесь нужно прежде всего посмотреть устав в отношении этого жилищного кооператива, что там прописано. Потому что бывают ситуации, когда в уставах уже есть определенные взносы, которые люди платили в течение длительного времени, их целевое назначение непосредственно потратить деньги на капитальный ремонт. Ситуация, о которой говорит наша слушательница, чревата не судебной проверкой, а я все-таки настаиваю на прокурорской проверке. Дом уже отремонтировали, теперь вторая плата, государство собирает деньги, которые пойдут неизвестно куда. Я не то, что не соглашусь с Милой, я полностью поддерживаю практику судов. Я имел большой опыт, когда незаконные советы домов, учреждались, мы подавали иски в различные московские суды районные, получали разные решения. Поэтому в отношении капитального ремонта я рекомендую подать один и тот же иск в пять-шесть разных судов и посмотреть результат.

Марьяна Торочешникова: Каковы исковые требования?

Сергей Селиванкин: Исковое требование основное о выяснении, куда идут финансовые средства на капитальный ремонт. О том, что платить сегодня деньги в Фонд капитального ремонта субъекта федерации, обязать фонды отчитываться. Я полагаю, что это одна из вариаций. Второй аспект — это прокуратура. Прокурорские проверки с учетом того, как это сейчас происходит на практике, когда пытаются неизвестные люди организовать общее собрание собственников помещений, расклеивают бумажки, иногда на них присутствуют некие банки. Вот это тема для прокурорской проверки и Контрольно-счетной палаты. Я сейчас себе позволю процитировать, в интернете распространяется очень хороший документ: «Постепенно идет процесс вывода из-под одной общей строки под названием «Содержание и ремонт жилого помещения» платежей за отдельные виды жилищных услуг». Вот эта строка, которую мы знаем, она включает работы по управлению домом, содержание и ремонт жилого помещения и здесь же есть капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме для собственников жилья. Из этого перечня в данный момент вычеркивается всякое упоминание о капитальном ремонте. Одновременно с вводом в этот же ЕПД отдельной строки про капитальный ремонт, но одновременно расход, казалось бы, должен уменьшиться, бремя финансовое, но оно по этой строке не уменьшается. Таким образом складывается двойное обложение.

Марьяна Торочешникова: Что с кооперативными домами делать?

Мила Серова: На круглом столе в Госдуме, кстати, были представители от кооперативных домов, ТСЖ, которые говорили: мы два года назад или в этом году провели капитальный ремонт, почему нас включили в программу, почему мы должны обеспечивать ремонт каких-нибудь полуаварийных домов? Нам это интересно? Мы собственники, мы отвечаем за свой дом, нам неинтересно отвечать за себя и за того брата. Вот что им сказали: поскольку вам платежку присылает скорее всего МФЦ или ГУИС, вы пишете, на каком основании, назовите закон, постановление, вы нам прислали эту бумажку. Кооперативам легче, потому что кооператив или их ТСЖ формирует платежку за текущий ремонт и содержание дома, им бумажки присылает МФЦ или ЕРЦ, поэтому отфутболисть МФЦ или ЕРЦ можно на первом этапе с помощью этого заявления одной простой фразой: ребята, назовите мне основания. Пусть они вам ответят.

Марьяна Торочешникова: Или поручить председателю кооператива или ТСЖ направить соответствующий запрос.

Сергей Селиванкин: Мы все правильно говорим, но почитайте устав, если вы эти деньги уже платили, то это двойной платеж.

Марьяна Торочешникова: Андрей из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я сам имею достаточно большой опыт борьбы с управляющими организациями, в том числе с привлечением прокуратуры, я бы хотел ряд ремарок сказать. Уповать на органы прокуратуры как на «Отче наш» я бы не стал, поскольку они принимают, конечно, участие в этом вопросе, но, как правило, все равно предпочитают оставаться над коммунальной схваткой. У меня, например, была ситуация, где с 12 домов в Юго-западном округе, район Зюзино, управляющей организацией при помощи банальной схемы колхозного ценообразования было выведено свыше 200 миллионов рублей на протяжение пять лет. Два года я потратил на то, чтобы тупо прессовать прокуратуру и Следственный комитет этим вопросом. Без конца на жалобу отказ, я это обжаловал, встречались в суде, встречались у прокурора и так далее. Эта история в настоящее время в подвешенном состоянии так и пребывает. Лица, которые эти деньги украли, это все выявилось при помощи документов, они прекрасно скупили недвижимость в Чехии. Прокуратура этот вопрос подвесила. Наказали, вы будете смеяться, главу полицаев районного уровня, наказали участкового, хотя мне как бывшему офицеру было неприятно, мне даже перед ним пришлось извиниться, потому что я понимаю, что участковый расследованием мошенничества финансового не занимается, это не его задача, не его компетенция. У нас в доме 173, все так же разговаривают, галдят на собраниях, орут, грозятся письмами и на этом все заканчивается. Существуют отдельные группировки, одни повизжат за одно, другие повизжат за другое, и при этом те же самые коршуны, которые спокойно клевали это мясо, но если раньше выводили в Новосибирск, якобы подрядчики из Новосибирска. Как я вижу ситуацию для разрешения практического, в конце концов, нам всем надо прекратить прятать голову в песок и переходить к акциям массовым гражданского неповиновения. Необходимо проводить митинги и полностью отказываться от платежей.

Марьяна Торочешникова: Кстати, это не новая идея, на протяжение нескольких лет говорят о том, что уже пора устраивать акции гражданского неповиновения в сфере ЖКХ, просто не платить.

Мила Серова: Я хотела сказать по поводу прокуратуры. Например, мы в нашем доме знаем наперечет всех инвалидов и ветеранов Великой Отечественной войны. Мало кто знает, что если в прокуратуру пишет заявление ветеран или инвалид первой группы, то прокуратура от его имени обязана подать иск в суд. Почему же вы этим не пользуетесь, у вас есть старая гвардия, которая в нашем доме является тараном вот этой всей бюрократической вертикали. Когда люди говорят, что где-то на Урале целиком город не платит, где-то еще отказались платить, но какая ловушка нас здесь ждет, если завтра вся Москва не платит — это значит штрафные санкции. Поскольку мы платим через ЕПД, вы не можете в ЕПД вычеркнуть одну строчку «капремонт» и оплатить сумму минус тысяча рублей, потому что одновременно, как только деньги попадают на транзитный счет, вы становитесь должником за коммунальные услуги, вам отрубят свет, отопление, воду, мало того, на вас подадут иск в суд — это сделать очень легко через мирового судью. Судья без вас вынесет приказ, вы может быть в отпуске будете, если вы его в 10 дней не опротестуете, вы попадаете в базу как неплательщик — это значит не получите паспорт, не выедете за границу и так далее, санкции они прописали большие, плюс еще пенни будут порядка 17%. Поэтому здесь нужно не просто, вышел на площадь и поскакал, а нужно действовать организованно, именно массовые иски. Мы обращались ко всем партиям и просили: давайте хоть одна партия подаст иски от неопределенного количества граждан, тогда уже, если будет такой иск, москвичи скажут: пока дело в суде, платить не будем. Но партии нас не поддержали, к сожалению, не поддержали в том числе правозащитные организации, а некоторые стали требовать такие деньги, что у нас глаза на лоб вылезли. Поэтому здесь мы вынуждены своими силами.

Марьяна Торочешникова: Нужно как-то распространять эту информацию и искать юриста, у которого достаточно для этого времени.

Сергей Селиванкин: Когда люди говорят про акции массового неповиновения — это термин очень широкий. Что значит гражданское неповиновение: я не буду платить, я не буду работать, я объявлю забастовку. Но за этим стоит полная репрессия со стороны органов власти. И люди, которые призывают к акциям гражданского неповиновения, они, к сожалению, одиночки, их призывы, на мой взгляд, чрезмерно радикальны, потому что не задумываются эти люди о последствиях для остальных собственников помещений, которые последуют их совету, после этого штрафные санкции будут большие.

Марьяна Торочешникова: На мой взгляд, здесь немаловажную роль играет то обстоятельство, что общество инертно, сложно собрать совет дома, сложно разъяснить людям, что это нужно для их же блага, речь идет об их же деньгах.

Сергей Селиванкин: Инициативные группы существуют, мы много знаем людей, которые сейчас подают иски в суды.

Марьяна Торочешникова: Им надо научиться считать собственные деньги, вот о чем идет речь. Владимир Львович из Ижевска, пожалуйста. Сколько вы в Ижевске платите за капремонт?

Слушатель: За капремонт в нашем многоквартирном доме мы платим 7 рублей 30 копеек с квадратного метра. Я бы хотел обратить ваше внимание на две очень серьезные проблемы. Первая проблема — это введение платежей за капитальный ремонт и инфляция. В декабре 2013 года, когда Государственная дума принимала 271 федеральный закон о капительном ремонте, никому в страшном сне не могло присниться, что произойдет с рублем и с инфляцией в 2014 году. Меня поразило то, что в декабре, когда рубль упал, инфляция стала сумасшедшей, правительство не спохватилось и не догадалось. Необходимо, я считаю, наложить мораторий на платежи на капитальный ремонт, прекратить платежи, пока правительство не прекратит инфляцию. 271 закон принимался, когда инфляция была в допустимых пределах — 5 процентов, а сейчас она уже за 15 зашкаливает. Я считаю, то, что правительство бездействует, они не понимают, что деньги, которые вся страна начала платить, они сгорают.

Марьяна Торочешникова: Может быть как раз они понимают, быстрее сейчас соберут и распределят.

Сергей Селиванкин: Мы сегодня прочитали информацию в открытом доступе, что собирается государство привлекать частников для работы в качестве управляющих компаний массово по стране. Таким образом сегодня государство, которое привлекает частные компании, конечно, они пройдут лицензирование, часть из них выкинут, но дело в том, что государство таким образом само уходит из этой сферы. Люди, которые говорят о необходимости введения моратория на эту программу, в частности, КПРФ в Москве обращалось в органы власти, и «Справедливая Россия», и «Яблоко», оппозиция обращалась с необходимостью введения моратория на эту программу. Но, к сожалению, со стороны правящей партии это предложение не находит никакой поддержки. Одновременно чиновники, которые составляют основной костяк определенных политических кругов, пытаются сегодня навязать коммерческий круг управления многоквартирными домами. Мы приходим к очень серьезной ситуации. Вот здесь, наверное, действительно требуются проверки со стороны Следственного комитета. Это деньги, которые уходят в неизвестном направлении, и одновременно, я скажу аккуратно, аффилированные с органами власти управляющие организации, которые будут как бы ремонтировать наши дома.

Мила Серова: У нас сложилось такое впечатление, это наше предположение активистов Москвы, что вся эта афера с капремонтом была затеяна с двумя целями. Первая — это спасти банки, которые в нынешней ситуации санкционной не могут получить длинные кредиты. Второе — это спасти фактически находящуюся в стагнации полной строительную отрасль. Вот почему была придумана такая схема с фондом, опять все заточено под транзитные счета. И самое главное, собственники лишены контроля.

Марьяна Торочешникова: Это выглядит так, как будто ты копишь деньги на ремонт в собственной квартире, складываешь на какой-то счет, только по своим платежам можешь сообразить, сколько там накопилось.

Мила Серова: Дело в том, что ваш единый платежный документ не является никаким документом, потому что, помните, в Советском Союзе, когда получали жировки, там была печать бухгалтера, роспись, а это всего лишь информационный бюллетень, на который даже Сбербанк не ставит свою отметку. Например, когда мы недавно обсуждали этот вопрос с независимым муниципальным депутатом Галкиной Ириной Анатольевной, она сказала: у меня сложилось впечатление, что на самом деле это все пирамида. Неизвестно на самом деле, эта пирамида обрушится или нет. Мы уже столько раз переживали крушение этих всех пирамид, в том числе и ГКО, плюс нас еще государство обмануло, не выполнило свои обязательства по закону о приватизации, статью 16 никто до сих пор не отменил. А почему сейчас мы должны поверить, отправлять деньги незнам куда, незнам кому и ждать, что может быть через 30 лет нам кто-то что-то сделает.

Марьяна Торочешникова: Более того, сумма достаточно странная. Во всяком случае в социальных сетях очень много комментариев по этому поводу, достаточно остроумных, что если будут собираться платежи с какого-то конкретного дома, то там должны быть оранжереи, позолоченные перила.

Мила Серова: В жилищном кодексе, люди, которые программу стряпали, такое ощущение, что они жилищный кодекс не читали. Потому то в жилищном кодексе в статьях о капремонте четко сказано, что сначала мы делаем техосмотр, составляем объем работ, на основании объема работ мы составляем смету и только после этого, желательно, конечно, чтобы еще и собственники эту смету одобрили, только после этого мы будем делать ремонт. А нам говорят: вы копите, не зная объема работ.

Сергей Селиванкин: Должны предоставлять документы о техническом обследовании многоквартирного дома. Но сегодня фактически, я в своем подъезде ради интереса прошел 20 квартир, задал вопрос: а вы знаете, какой у нас аварийный износ дома? Мне два человека сказали с погрешностью минус 10 процентов, один сказал 50, второй 30. Это дом 1959 года постройки в районе «Аэропорта». Сегодня возникает очень нехорошее предположение, я говорю не только про Москву, а про всю Россию, что сегодня идет сознательный увод информации об аварийном износе многоквартирных домов от собственников помещений.

Марьяна Торочешникова: В том числе и потому, что если у дома аварийное состояние более 70 процентов износа, тогда эти люди не должны платить за капитальный ремонт, в том числе их должны обеспечивать жильем.

Сергей Селиванкин: Дальше идет вопрос о переселении жителей. У нас в Москве есть такие дома, которые попадают в программу капитального ремонта, но которые в принципе ремонтировать нечего.

Марьяна Торочешникова: Речь здесь идет о безопасности людей. Это же не пустой дом, который стоит, аварийный он или не аварийный.

Сергей Селиванкин: Говорить о реализации программы без технических обследований, без появления сведений. Появляется программа этого капитального ремонта до 2042 года, сегодня есть пожилые люди, есть пенсионеры, что будет через 30 лет, доживут ли они, почему с них начинают брать эти взносы? Даже социальный фактор — это уже можно сказать, что это в определенной степени обман, это махинации. И когда у нас с вами отсутствует понимание, почему в этом доме надо ремонтировать фасад, когда в нем течет кровля, в 2030 году у меня будут менять фасад здания, а у меня течет кровля сегодня. Я знаю конкретные адреса, когда люди приходят, что нам надо ремонтировать сейчас. Чиновник залезает: 2025 год. Не волнуйтесь, все будет прекрасно. Это практика.

Мила Серова: В Госдуме мы задали вопрос Захаровой, она отвечает за программу капремонта в Москве: покажите нам арифметику этих 15 рублей за метр. Наш мониторинг активистов показал, что практически у 90 процентов домов в Москве вообще нет состава общего имущества, предмет капитального ремонта. Вы спросите любых собственников: у вас есть состав общего имущества, у вас есть техническая документация по дому? Вы проводили осмотр домов? Визуально. Как это, вы сели в такси, проехали по Москве и решили: вот этот более-менее стоит, его в таком-то году. Это такая профанация, это такой позор.

Марьяна Торочешникова: К нам из города Александрова дозвонился Владимир Сергеевич. Расскажите, пожалуйста, как вы относитесь к идее внесения платы за капитальный ремонт?

Слушатель: Во Владимирской области жители за капремонт платят 6 рублей 50 копеек. Я одинокий пенсионер, я плачу 270 рублей — это по-божески. Но самое интересное, что я даже на эту сумму получаю жилищную субсидию. Это к вопросу о том, в каком положении оказываются пенсионеры по всей России при этих платежах за капремонт.

Марьяна Торочешникова: Правильно я понимаю, что вы вообще не переживаете?

Слушатель: Абсолютно. Но я сочувствую москвичам в первую очередь, потому что 15 рублей за квадратный метр — это откровенный, наглый, бессовестный грабеж. В Петербурге 2 рубля, у нас 6 рублей, почему в Москве 15?

Марьяна Торочешникова: В Тюмени 20.

Слушатель: Люди не выражают недовольство, не способны организоваться. Создайте сайт, чтобы к нему был доступ через все поисковики, люди, которые заинтересованы будут вам помочь, они через этот сайт будут вас находить.

Марьяна Торочешникова: Михаил Иванович из Ленинградской области, пожалуйста.

Слушатель: Я внимательно слушаю вашу передачу, очень сетую о том, что у нас нет горячей линии не только в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Новосибирске и так далее. Вы рассуждаете, не знаете, что делать. А что мы будем делать? Горячую линию создать, чтобы люди могли обращаться.

Марьяна Торочешникова: Мне понятно ваше предложение, оно созвучно с последним предложением нашего слушателя из города Александрова. Есть нечто подобное сейчас?

Сергей Селиванкин: Нужно быть очень наивным человеком и считать, что представители органов власти создают горячую линию. Пожалуйста, в Фейсбуке Людмила, в Фейсбуке Селиванкин, «Вконтакте» мы тоже, пишите нам сообщения. У нас есть выход на приличных, хороших, честных депутатов. Есть много хороших людей, которые готовы помогать. Мы будем писать в вашу защиту письма, обращения.

Марьяна Торочешникова: Есть сайт Change.org, где собираются петиции, если более ста тысяч человек подпишутся, то теоретически правительство и Государственная дума должны рассмотреть это обращение. Под петицией «Требуем отменить «оброк» на капремонт» уже на сегодняшний день подписались более 140 тысяч человек. Когда депутаты вернутся с каникул, наверное, должны будут на нее отреагировать. Здесь еще я считаю необходимым сделать дополнение относительно того, платить или не платить эти взносы на капитальный ремонт. Помимо того, что если вы их не оплачиваете, сейчас вам будут назначаться пени и штрафы, черные списки и много всяких неприятных вещей, есть еще такая ловушка для новых собственников. Дело в том, что вне зависимости от того, прежний собственник квартиры платил за капитальный ремонт или не платил за капитальный ремонт, как только вы въезжаете в эту квартиру, все долги, связанные с капитальным ремонтом, не оплаченные предыдущим жильцом, они ложатся на ваши плечи. Поэтому тем, кто сейчас собирается совершать сделку по купле-продаже недвижимости на вторичном рынке, стоит обязательно проверить эту информацию, иначе вы будете платить за того парня буквально, который жил в этой квартире до вас.

Сергей Селиванкин: К депутатам стали поступать обращения, люди, которые хотят сделки по квартире совершить, просят написать депутатские запросы для выяснения, нет ли каких-то задолженностей у бывших собственников.

Марьяна Торочешникова: Самое неприятное, что выяснить достаточно оперативно перед тем, как вы приобретаете квартиру, числятся ли за ней долги по капитальному ремонту или нет, пока невозможно. То есть для вас это может стать сюрпризом или ловушкой через несколько лет.

Сергей Селиванкин: Можно еще маленький совет нашим слушателям? Я очень всем рекомендую сейчас обратиться в МФЦ и сделать запрос по вашим квартирам, кадастровые справки с приложением обязательно кадастровой стоимости. Сейчас прошла очень серьезная информация о том, что кадастровая стоимость практически сравнялась с рыночной.

Марьяна Торочешникова: Потому что со следующего года люди будут платить налоги за недвижимость, исходя не из стоимости по БТИ, а исходя из рыночной стоимости квартиры.

Сергей Селиванкин: Просто некоторые считают, что стоимость квартиры 300 тысяч, а она уже 10 миллионов. Чтобы люди понимали, эти запросы надо сейчас писать.

Мила Серова: Плюс еще обязательно сделайте запрос в свою управляющую компанию, чтобы предоставила вам состав общего имущества и всю техническую документацию. Мы, например, сменили три управляющие компании, ни у одной не могли добиться, только с помощью предсудебного разбирательства добились пакет документов, состав общего имущества. То, как они составили, нам не нравится, и мы будем это оспаривать. Потому что в нашем доме, например, на первом этаже есть нежилое помещение, мы оттуда вытурили гастарбайтеров, провели общее собрание, включили это нежилое помещение в состав общего имущества. А наш протокол общего собрания ГБУ «Жилищник» Головинского района не признает. У нас стоит вопрос: когда придет час Икс капитального ремонта, будут ли ремонтировать, если это помещение не внесено в состав общего имущества, потому что предыдущие управляющие компании сдавали его гастарбайтерам, извините, как мы будем тогда его ремонтировать?

Марьяна Торочешникова: Похожие ситуации складываются и в тех домах, где подвальные помещения были без ведома собственников жилья этого дома отданы под какие-то тренажерные залы, магазины.

Сергей Селиванкин: Есть еще так называемые «гостиницы», в которых живут гастарбайтеры, в огромных количествах домов. Это люди без прописки, без регистрации зачастую, их круговорот по 15-20 человек в день и через наше общее имущество, и через подъезды. Это правовой пробел. Выясняйте все, платите за все за это вы — собственники.

Марьяна Торочешникова: Если вы не хотите всем этим заниматься, нужно тогда платить добровольно.

Мила Серова: Платите, кормите каких-нибудь дяденек, их любовниц, детей, жен. Еще очень хороший момент: если вы не хотите судиться, вам лень писать письма повсюду, то вот какой вам совет, чтобы выбраться из ловушки транзитных счетов, вы просто пишете своей управляющей компании, требуете у нее расчетный счет, на этот расчетный счет отправляете ей сумму за вычетом капремонта, и тогда вы не должники. Пусть она вам присылает платежки с транзитных счетов, что угодно, вы требуйте предоставить расчетный счет.

Сергей Селиванкин: В Москве сейчас идет перевод домов от ряда компаний в так называемые ГБУ и зачастую люди могут перевести деньги третьей компании, которая к их дому не имеет никакого отношения.

Марьяна Торочешникова: По этому поводу уже было достаточно много публикаций, когда по всей России начались мошенничества, связанные как раз с платежами, когда приходила один в один похожая платежка, но счет другой, и деньги уходили куда-то непонятно.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG