Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин. Видение мира


Владимир Путин принимает эстафету проведения чемпионатов мира по футболу. Рио-де-Жанейро. 2014 год

Владимир Путин принимает эстафету проведения чемпионатов мира по футболу. Рио-де-Жанейро. 2014 год

Интервью Владимира Путина корреспондентам швейцарской общественной телекомпании RTS вышло в эфир и опубликовано на сайте президента России. Эта беседа, записанная после жеребьевки отборочного тура чемпионата по футболу-2018 в Петербурге, интересна не только безоговорочной поддержкой Путиным президента ФИФА Йозефа Блаттера ("Если кому-то давать Нобелевскую премию, то таким людям, как он"), но и тем, как президент России видит окружающий его политический мир.

Вот – сжато – картина этого мира: США – великая держава, но она начала процесс "закручивания гонки вооружений" и "ездит по всему миру, всех, кого хочет, хватает и тащит к себе в тюрьму". Европе следовало бы проявлять бóльшую независимость. На предположения о том, что российский президент потерял разум, Путин отвечает, что подобные предрассудки – часть политической борьбы, и на них он старается не обращать внимания.

Взглянуть на мир глазами президента России по просьбе Радио Свобода попытался московский политический эксперт, исследователь Высшей школы экономики Николай Петров:

– По понятным причинам Путин очень лично воспринимает атаку на ФИФА и лидера этой организации Йозефа Блаттера, ведь рикошетом, но вполне очевидным образом под вопрос ставится и чемпионат мира в России 2018 года. По крайней мере, идет расследование того, как это решение принималось. В голове у российского лидера – картина мира, согласно которой суверенитетом обладают страны и международные организации, такие, как, например, ФИФА. То, что следственные структуры США активно участвуют в этом скандале, воспринимается Путиным как нарушение правил игры и самой суверенности, в данном случае и государств, и международных организаций. В интервью все очень прозрачно: появился некий новый империалист в лице США, в уважении и даже любви к народу которых Владимир Путин, между прочим, признается. Наряду с этим есть идея многополярности, есть также желание Путина внести раскол в лагерь своих противников и сыграть на трениях, которые уже есть и неизбежно появляются по самым разным причинам в отношениях между европейскими странами и США.

Что вкладывает Владимир Путин в схему противостояния с новым империализмом?

Это немножечко шизофреническая картина мира, в которой США выступают как партнер, но тот партнер, которого надо время от времени осаживать и который опасен, если его жестко не ограничивать

– Мне кажется, это нечто другое, идею о том, что Россия-де добивается не собственной выгоды, но как бы выступает от лица мира в целом, который должен быть заинтересован в неком балансе сил. Это касается и противоракетной обороны, и сюжетов, связанных с ядерным оружием, и Путин четко формулирует это, утверждая, что нынешний виток гонки вооружений связан в первую очередь с действиями США. Россия в этом смысле в глазах ее президента выступает защитницей интересов других стран. То же самое проецируется и на взаимоотношения в футболе, и на общие вопросы суверенитета. Путин не зря говорит: в свое время в Чечне Россия боролась с угрозой терроризма, но была недопонята Западом, и вот сегодня якобы Запад все больше приходит к пониманию того, что Россия тогда была на передовом крае общемировой борьбы. Вот это, мне кажется, новая и интересная часть картинки – Путин объясняет действия России не узконациональным эгоизмом, не просто особым правом России и интересами ее собственного суверенитета, но и посылает такой сигнал: весь мир должен быть заинтересован в том, чтобы структура была более сбалансированной, чтобы интересы одного игрока (в данном случае США и Великобритании, которая там тоже фигурирует) не могли доминировать.

В этой новой структуре что означает для Владимира Путина новый империализм США? Он не случайно "разбивает" Запад, выводя Европу из этой своей схемы. США для Путина партнер, соперник, не-союзник, враг, как точнее сказать?

– Это сочетание своеобразной любви (это прямо сформулировано в интервью) к народу США, с одной стороны, и с другой стороны, неприятие той линии поведения США, которую Путин рассматривает как опасную, в том числе и для России. Это немножечко шизофреническая картина, в которой США выступают как партнер, но тот партнер, которого надо время от времени осаживать и который опасен, если его жестко не ограничивать.

А не лукавит ли президент России? С чего это он так вот неожиданно любит народ США?

Николай Петров

Николай Петров

– Я думаю, что доля лукавства в этих словах есть, как и в любых внешнеполитических обращениях любого лидера любого государства. Совершенно понятна цель такого лукавства: показать и собственное миролюбие, и вынужденность тех шагов, которые предпринимает Россия, а с другой стороны, вбить клин между западными союзниками и сыграть на самолюбии европейских стран. Швейцария здесь подвернулась не случайно – и Блаттер швейцарец, и штаб-квартира ФИФА в Швейцарии. Апеллировать к тому, что прокуратура США ведет себя на территории Швейцарии как у себя дома – вполне логичный посыл. Но я обратил бы внимание на время, когда это интервью и эти заявления появились. В июле ФИФА должна была опубликовать результаты внутреннего расследования о том, выполнялась ли процедура при определении места проведения чемпионатов мира 2018 и 2022 годов. И вдруг они решают: они будут ждать до сентября, а Блаттер едет в Россию. Мне кажется, что здесь все взаимосвязано, я бы рассматривал интервью Путина как игру на опережение, как принцип "нападение – лучший способ защиты". Понятно, что выводы и международной комиссии, и, возможно, комиссии ФИФА о том, что некоторые нарушения при отборе хозяев чемпионатов мира имели место, могут больно ударить по престижу России.

Украина оказалась, мягко говоря, в тени этого интервью. С одной стороны, Путина о ней особенно и не спрашивали. С другой стороны, по важным для себя темам Владимир Путин говорит даже тогда, когда его о них не спрашивают. В чем причина?

– В отношении Украины сейчас наблюдается некая консервация ситуации. Российское руководство, мне кажется, не особенно заинтересовано в активизации дискуссии на украинскую тему. Конфликт продолжается, но он идет уже совсем не так кроваво и не так активно, как раньше, и в этом смысле Путин использует принцип "не буди лихо, пока оно тихо". Обычная стратегия Путина – оправдываться, обвиняя другую сторону, но все-таки он хочет занимать позицию сильную, а не слабую. Насчет ФИФА и по другим вопросам он выступает до того, как в адрес России выдвинуты конкретные обвинения, и упоминание об Украине, наверное, неприятно бы поменяло этот баланс.

Вы упомянули о том, что одним из мотивов действий Путина является обида за свою страну или личная обида. Насколько сильна эта мотивация в поведении президента России, как вы считаете?

Любую попытку навязывания жестких новых правил, которые Россия, со своей стороны, не хочет принимать, считая их для себя невыгодными, Путин рассматривает как обиду

– Универсальное качество Путина, которое мы в разных его проявлениях наблюдаем все последние годы, – убежденность в том, что правила не должны меняться, и уж в любом случае не должны меняться односторонним образом. Сегодняшняя обида Путина – за то, что Россия, играя по существовавшим правилам (в этом смысле ФИФА – просто иллюстрация того, что какие-то правила, пусть негласные, пусть отчасти "понятия", а не юридические нормы, сформировались, и не одна Россия им следовала), получила какой-то позитивный для себя результат, а теперь этот результат поставлен под сомнение. Любую попытку навязывания жестких новых правил, которые Россия, со своей стороны, не хочет принимать, считая их невыгодными, Путин рассматривает как обиду. Это обида лидера, который выступает за статус-кво, и который в тех изменениях, которые в мире происходят (в том числе связанных с тем, что Россия существенно ослабла на мировой арене), усматривает покушение на место своей страны и свое собственное место в общем миропорядке.

У вас есть ощущение, что Путин неадекватно оценивает возможности своей страны?

Отсутствие жесткой стратегической линии оказывается гораздо более эффективным способом ведения дел

– Есть отчасти. Неслучайно последний вопрос интервью буквально так и сформулирован корреспондентом: он напомнил об оценках не совсем адекватного поведения Путина. Но мне кажется, что сегодня, когда мировой порядок меняется, когда незыблемость старых норм уже давно ревизована, тактика, в которой очень успешен Путин, весьма практична. Отсутствие жесткой стратегической линии оказывается гораздо более эффективным способом ведения дел. Да, конечно, роль России в мировой политике (в первую очередь экономическая, во вторую – политическая) ослабевает. Именно поэтому Путин использует самые разные приемы (мы наблюдали это и в интервью), в частности – апеллирует к заметным в европейских странах силам – в той же Франции, Швейцарии, Великобритании, которые выступают с позиций восстановления полного объема национального суверенитета, с позиций антиглобалистских и антиамериканских.

Упоминание о возможной неадекватности серьезного политика, о его фактическом безумии, в публичном интервью это, в общем, штука не слишком обычная. В данном случае это всего лишь фигура речи?

– Путин был хорошо подготовлен к интервью и в конце концов в шутливой форме ответил и на вопрос о недостаточной адекватности своего поведения. С другой стороны, швейцарский журналист грамотно поставил вопрос – его не упрекнешь в непрофессионализме, – считает московский политический эксперт Николай Петров.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG