Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ресторатор Николай Борисов – о появлении "Жан-Жака" в Лондоне, эмиграции, санкциях и стейке из тунца

В Лондоне, в районе Сохо (45 Frith St) открылся ресторан "Жан-Жак". Московское французское кафе "Жан-Жак" на Никитском бульваре в течение многих лет было местом, где собирались журналисты либеральных изданий и политики. 7 мая 2012 года, в день третьей инаугурации Владимира Путина, полицейские, разгонявшие акцию протеста, ворвались в "Жан-Жак" и соседний ресторан "Джон Донн" и задержали нескольких посетителей. Можно ли считать появление "Жан-Жака" в Лондоне своего рода сигналом для тех, кто раздумывает об эмиграции? Ресторатор Николай Борисов рассказал Радио Свобода о своем предприятии.

– Николай, вы – москвич, открывший ресторан в Лондоне? Или вы уже лондонец, который открыл ресторан в своем городе? Вместо Лондона мог бы быть Гонконг, Берлин, Будапешт или еще какой-то город?

– Я лучше всего говорю по-английски. Из всех городов я лучше знал Лондон, поскольку был журналистом газеты "Ведомости" и журнала "Форбс". По делам бывал в Лондоне, у меня здесь друзья живут. Но в принципе это мог быть и Гонконг, и Берлин, и Будапешт, и Прага. Был выбран Лондон, поскольку Лондон развивается, здесь очень много людей, это международный город. Здесь все московские рестораторы чувствуют себя хорошо и успешно. Поэтому первый выбор пал на Лондон, но мы надеемся, что будут еще Берлин и Тель-Авив.

– Согласитесь, что "Жан-Жак" – это не просто ресторан, это часть новейшей политической истории России. На Никитском бульваре собирались те, кого во времена Руссо называли вольнодумцами. И появление "Жан-Жака" в Лондоне воспринимается, как своего рода знак, еще один сигнал, что пора уезжать.

Пока не закрыты границы, я не чувствую себя эмигрантом

– Понимаете, это не мы придумали – так случилось, это придумали журналисты. Мы открывали приятное французское место, где можно выпить кофе, где есть круассаны. Поэтому я не могу сказать, что для нас как для компании это какой-то символ, поскольку эта идея была давно. Просто ее очень тяжело было воплотить: это непростая вещь – перейти на другой рынок, в другую страну. Когда была инаугурация нашего президента, там в итоге никого не арестовали, просто забрали, потом отпустили, и мы попали таким образом в новости. Поскольку все это было на бульваре, просто людям было пойти некуда. Когда они поняли, что они не могут пойти митинговать, они пошли завтракать. Пошли завтракать к нам, что тут сделаешь. Мы не закрываемся в России, у нас там бизнес, он работает, мы им занимаемся, мы развиваемся. Поэтому я не могу сказать, что мы взяли и переносим бизнес из России в Европу. Во-первых, это невероятный опыт – посмотреть, как в других странах Европы устроен наш бизнес, потому что он устроен по-другому, другие люди, другие правила, другие законы, свои сложности и какие-то преимущества. Мне предложили попробовать. За год с лишим мне удалось его открыть. Теперь главная задача – сделать так, чтобы он был успешным.

– То есть вы не чувствуете себя ни эмигрантом, ни тем более политэмигрантом?

– Мне повезло в жизни: поскольку я родился в 1980 году, мне было 11 лет, когда распался Советский Союз, мне было 9 лет, когда стало можно выезжать за рубеж. В 2002 году я окончил университет и два года жил в Америке, преподавал русский язык в университете Орегона. У меня не было ощущения, что я уезжаю в Америку. Мне предложили контракт на два года, он закончился, я мог продолжить докторскую, но тут мне предложили работу в Москве в газете "Ведомости", я вернулся в Россию. То есть я космополит другого поколения. Пока не закрыты границы, я не чувствую себя эмигрантом. Я мотаюсь в Москву два-три раза в месяц и по делам, и к друзьям, и у меня семья там. Конечно, я привык к жизни здесь, но эмигрантом себя не чувствую. Пока я чувствую себя человеком мира, как меня учила Галина Александровна Китайгородская, моя декан. Шарик у нас один, все зависит от внутреннего состояния человека, а не от географического. По крайней мере, так у меня.

– Гости, которые были на открытии вашего ресторана в Лондоне, говорят, что там собрались те же самые люди, которые собирались в "Жан-Жаке" в Москве. Это не преувеличение?

– Бренд еще не так известен, кроме небольшого количества людей, которые нас знают из-за Москвы. Это было даже не открытие, это была некая вечеринка для друзей. Кто-то привел своих друзей, было очень много знакомых русских лиц, но при этом были Сева Новгородцев и Зиновий Зиник, были англичане, были американцы. Были какие-то знакомые лица из Москвы, кто-то приехал специально нас поддержать, наши друзья, семья, родственники.

– Значительная часть постоянных посетителей "Жан-Жака" за последние год-полтора либо эмигрировали, либо временно переехали, что называется, "пересидеть", в частности, и в Лондон.

– Речь идет о десятках человек, а у нас постоянных гостей несколько тысяч. На пятидесяти людях невозможно построить бизнес, вы же понимаете. Что касается эмиграции, я не знаю статистики, к сожалению. Это только ощущение, будто все уезжают. Пишут про очереди в израильское посольство, у меня многие друзья действительно получили эти паспорта, собираются репатриироваться. Но при этом, если взять в масштабах Москвы, то за год репатриировалось 4200 человек. Смешно – 4222 человека.

– Важно не количество, а качество.

– Многие уезжают по политическим причинам, многие по экономическим. Многие из-за детей, которые здесь учились много лет, не хотят возвращаться в Россию. Понятно, что за последние два года ситуация изменилась в худшую сторону. Конечно, я думаю о том, что я здесь проживу еще какое-то количество лет. И у меня трое-четверо друзей собираются сюда переезжать из Москвы.

– Что вы рекомендуете друзьям, если они спрашивают совета – уезжать сейчас или нет?

Николай Борисов

Николай Борисов

– У меня трое знакомых реально уехали – продали квартиры, дачи. Пока открыты границы, тебя не преследуют, ты не политик или крупный бизнесмен, то зачем загадывать? Если есть возможность поехать поучиться, возможность поработать, возможность получить другой опыт, я всегда считаю, что чем больше человек ездит, чем больше у него опыт жизни в других странах, тем для него лучше. Тем лучше и для России, потому что мир узнает ее через людей, которые ездят по миру, и обнаруживает, что в России огромное количество прекрасных, умных, талантливых людей. А если себя настроить: чемодан, вокзал, Израиль… Ты приезжаешь в Лондон, а через год понимаешь, что тебе здесь плохо, как-то не устроен, ты впадаешь в депрессию, и тебя встречают в Москве, как будто ты неудачник, как будто у тебя что-то не получилось. Наверное, это будет неправильно. Поэтому, мне кажется, пока нет такой эмиграции, когда выбор стоит – тюрьма или Лондон, не надо загонять себя в рамки.

– Вот читаю новости: бывший финансовый директор РАО "ЕЭС" Журба переехал в Лондон. Владелец банка "Российский кредит", у которого отозвана лицензия, Мотылев тоже, если верить слухам, спешно переезжает в Лондон...

– Это люди не из моего круга, это огромного уровня невероятные мультимиллионеры и чиновники. У них, видимо, стоит выбор – тюрьма или Лондон.

– Не приходят такие люди в ваш ресторан?

– Я видел несколько человек, узнал в лицо. Зашли на ланч, поздоровались. Я не знаю – будут ходить, не будут. Лондон – огромный город, на жизнь Лондона они не влияют.

Ресторан "Жан-Жак" в Лондоне

Ресторан "Жан-Жак" в Лондоне

– Не хотите, чтобы ваш "Жан-Жак" в Лондоне стал чем-то вроде кафе Рика в фильме "Касабланка", где собирались все беженцы из разных слоев?

– Я буду рад разным гостям, неважно откуда они: из России, политические эмигранты, экономические беженцы, студенты, которые приехали учиться. Мы не скрываем, что первый "Жан-Жак" был в России, в Петербурге. Если мы говорим про бизнес, то рассчитывать на очень узкую прослойку людей, которые были вынуждены уехать из России в Лондон, довольно сложно, поскольку для успешного ресторана должен быть намного больше костяк. Завтраки, ланчи – у нас основной аудиторией в итоге все равно будут англичане. Хотя, конечно, первоначально из-за того, что нас знают русские, у нас все равно больше русских гостей, чему я радуюсь. Чем больше гостей, тем лучше.

– Весной этого года московский "Жак-Жак" попал в новости, когда там собирались провести собрание с участием Олега Царева, Николая Старикова, Анатолия Вассермана и прочих сторонников "Новороссии". Уже были разосланы приглашения, но администрация ресторана им отказала. Это ведь была символическая акция хотели показать, что территория отвоевана у либералов…

– Ну люди троллят. Подходишь, говоришь: нет, простите, вам отказано. Под видом банкета заказывали, а это политическая акция, не хотим в этом участвовать, имеем право. Мы отказали, они ушли.

– Недавно на нашем радио Леонид Парфенов и Елена Чекалова обсуждали "отечественную войну с пармезаном", антисанкции. Они говорят, что для ресторатора это полная катастрофа. Как на вашем ресторанном бизнесе в России эта история сказывается?

Мы радовались, что у нас не запретили итальянскую муку

Нам немножко легче, поскольку, условно говоря, если у нас исчезнут рибай-стейк, а появятся куриные котлеты, то вы вряд ли решите ко мне не ходить. Я не знаю, как справляются мои коллеги, у которых дорогие рестораны, например, рыбные. Мы радовались, что у нас не запретили итальянскую муку. Главная проблема, что выросли цены. Я не могу сказать, что мы не можем купить мясо или рыбу, все можно купить, только стало дороже, а цены мы поднять не можем, поскольку у людей сокращаются зарплаты, доходы в долларовом, евровом эквиваленте. Многим и в рублях понизили, многие стали экономить. Январь, февраль, март были тяжелыми, поскольку люди испугались. Что-то мы заменили, что-то дорогое вывели совсем. Да, стало хуже.

– Слышали про новую инициативу уничтожать продукты на границе?

Она безумная. Зачем уничтожать продукты? Раздавайте их бесплатно малоимущим. Это какой-то паноптикум, ведь Россия пережила столько голода. Я думаю, что никто уничтожать не будет, они будут просто писать акты об уничтожении, а продаваться это будет все равно.

– Я знаю, что вы долго собирали документы для того, чтобы открыть ресторан в Лондоне. Он в историческом здании, потребовалось много согласований. Были ли какие-то унижения, вроде тех, которые испытывает в России человек, открывающий бизнес? Скажем, приходит санэпидстанция и требует взятку. В Лондоне что-нибудь подобное бывает?

Тут огромная неразбериха с историческими зданиями, огромное количество закорючек, они уже сами плохо понимают, что у них историческое, а что нет. Конечно, это сложнее, чем в Москве, поскольку Москва это наш родной город, мы всё знаем, у нас есть подрядчики известные, мы знаем, где что покупать. Унижение ты не испытываешь, просто растерянность и непонимание. Ты не можешь понять, почему люди никуда не спешат, у них другое отношение ко времени.

– Я знаю, что вам повара было трудно найти…

Да, довольно сложно. Огромное количество мест открывается, такое конкурентное время. Не то что непросто, просто здесь есть хедхантерские агентства, они берут очень большие деньги. В итоге нашли. Нам казалось, что это будет гораздо проще, поскольку здесь из Евросоюза не нужно разрушение на работу, а оказалось, что мы полгода искали.

– Но он француз?

Нет, он наполовину датчанин, наполовину мальтиец.

– Николай, вы сами можете назвать себя гурманом?

В ресторане "Жан-Жак" Николай Борисов рекомендует заказывать утку

В ресторане "Жан-Жак" Николай Борисов рекомендует заказывать утку

Нет, я бы не сказал. Я люблю готовить, я люблю есть, но я люблю очень простую еду. В Берлине мой товарищ меня отвел в мишленовский ресторан "Тим Рау", не очень дорогой, но безумно вкусный это как музей, не на каждый день. А каждый день я ем довольно простую еду, я только люблю, чтобы были очень свежие ингредиенты, чтобы ты видел, что ты ешь, чтобы это было очень свежее. Все свежее вкусное, главное, чтобы повар это не испортил ни стейк, ни мясо, ни рыбу, ни овощи.

– Что в меню вашего лондонского ресторана вы бы посоветовали заказать в первую очередь? Есть какое-то фирменное блюдо?

Мы недавно открылись, еще работаем над меню, но у нас очень вкусная треска с гарниром по-английски. Я считаю, что крем-брюле это мой любимый десерт из лучших крем-брюле, которые я вообще пробовал. Салат со стейком из тунца целиковым, не консервированный тунец, а свежий стейк из тунца. И очень вкусная утка, ее все очень хвалят.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG