Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

6 августа в России начнут уничтожать запрещенные к ввозу продукты.

В этих самых инсинераторах – крематориях для сжигания "биологических отходов", а в нашем случае полноценных продуктов питания, – которыми оснащают российские таможни, будут работать обычные российские люди. Они будут бросать в топку еду, потому что так решило правительство и так захотел президент Путин.

Эти люди, которым предстоит заниматься вандализмом, они все дети обычных советских родителей и внуки обычных советских бабушек и дедушек. Моя бабушка говорила мне маленькой: "Не доешь последний кусочек на тарелке – вырастешь некрасивой". Так она придумала, чтобы не объяснять ребенку раньше времени, что значил такой кусочек когда-то в ее жизни. Мама не выбрасывала хлеб – делала сухарики. Мой сын поразил меня в Париже тем, что отнес полпиццы, которые не съел, клошару. У нас и даже у наших детей есть такое специальное место в памяти про это, про далекий голод, о котором многие знают только по рассказам. Но это рассказы наших близких, тех, кто это пережил. Я знаю от бабушки, мой сын от моей мамы, его дети узнают от меня, а их дети от моего сына. Мама рассказывала, что, когда они плыли на пароходе в первую командировку в Америку, в 1946 или 1947 году, не помню точно, с ними плыла дама из Ленинграда, пережившая блокаду. Когда она зашла в ресторан и увидела на каждом столе вазу с фруктами, потеряла сознание. Поразительно, что указ об уничтожении еды подписал именно "питерский" человек.

Все запретим, всех отошьем, мы одни в целом мире, и мы их всех сделаем

Вот эти ребята, которые будут бросать в топку продукты, у них же та же память, что и у нас с вами. Что творится в их голове и душе, когда они выполняют свою страшноватую работу? И знаете что, я предпочитаю, чтобы они украли эти продукты. Вот честно. Как только отъедут телекамеры, а они будут, разумеется, но не всякий же раз, и сразу оп – и в карман. Приветствую такую кражу. Она морально гораздо менее разрушительна, чем казнь продуктов. Это как бы спасение от бессмысленного варварства.

Правительство взяло страну в блокаду, выставило по периметру крематории и публично будет предавать огню мясо, колбасу, рыбу, сыр и проч. продукты, угрожающие, по мнению президента страны, ее безопасности (Указ президента N 560 от 6 августа 2014 года). Нежелательные продукты, нежелательные организации. Все запретим, всех отошьем, мы одни в целом мире, и мы их всех сделаем. Вот вкратце идеология процесса.

Картинку из этих передвижных инсинераторов (вот только что выяснилось, что будут заезжать также в магазины и на склады ритейлеров) должна была бы сопровождать Седьмая симфония Шостаковича. Но не будет. Будет какой-нибудь пошлый синхрон про то, как это единственно правильно – сжигать к чертовой матери импортные продукты, и что-нибудь еще про гнусный Запад с его санкциями. Эффект должен быть, видимо, двоякий. Зритель должен проникнуться и одобрить, переступив через ту свою память, которая заставляет до сих пор не выбрасывать хлеб, а делать сухарики. И должен возненавидеть еще пуще за это насилие над собой Запад. Эта история с уничтожением еды сугубо идеологическая и абсолютно разрушительная. Она в чем-то сродни разрушениям культурных ценностей приверженцами "Исламского государства". Уничтожая продукты, пытаются уничтожить живущее в каждом из нас представление о невозможности, неморальности этого, некий сохранный до сих пор исторический код. "Если нужно, то можно! – орет государство. – Забудьте, преступите!" Кстати, не факт, что у государства получится.

На мой взгляд, совершенно дьявольская придумка.

Закупщики не идиоты, и, конечно, вся эта вакханалия если и продлится какое-то время, то за счет так называемого ложного транзита. Есть все же нечто языческое в этих кострах, закатывании сыра бульдозерами и прочих деструктивных ухищрениях. Это напоминает какой-то дурной обряд, что-то глубинно нехристианское. В стране, где 5 миллионов беспризорных детей, сотня тысяч сирот, более 22 миллионов людей живут за чертой бедности, бросать в пламя еду абсолютно не по-христиански. Прав протоиерей Алексий Уминский: "…Идея безумная, глупая и подлая. В нашей стране есть огромное число людей, которые могли бы получить весьма ощутимую помощь в виде этих товаров. Эти продукты можно распределять через благотворительные организации, которые помогают неимущим, бездомным, беженцам, старикам. Можно просто обратиться в Отдел социального служения Русской православной церкви, и они с радостью примут продукты и распределят по неимущим".

Интересно, что во Франции совсем недавно Национальная ассамблея единогласно проголосовала за запрет магазинам уничтожать непроданные и годные к потреблению продукты. Их предлагают передавать благотворительным организациям, а те, которые просрочены, перерабатывать на корм для животных. Две соседние со мной булочные отдают непроданный хлеб и выпечку в ночлежку для бездомных. Только что прочла, что некоторые булочные на юге Франции решили продавать вчерашние багеты за полцены, и малоимущие очень довольны. Но мы назло здравому смыслу сожжем на фиг все, чтобы никто не сомневался в избранности российского пути.

Сюжет по абсурдности, конечно, достоин пайтонов – "Передвижной инсинератор Монти Пайтон". Прах продуктов они могли бы развеять. Или рассыпать случайно и потом долго собирать, обсуждая при этом, какой смысл в том, что корова имеет право есть камамбер, а ее хозяин – нет. Было бы смешно и не смешно.

Горбачева в свое время прозвали "минеральным секретарем" за очередную обреченную на неуспех попытку справиться с алкоголизмом в стране. Очень надеюсь, что за аутодафе продуктов Путин останется в истории "инсинератом".

Наталья Геворкян – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG