Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сорок дней со дня гибели журналиста «Новой газеты» Анны Политковской




Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимают участие заместитель главного редактора «Новой газеты» Виталий Ярошевский и парижская журналистка Наталья Руткевич.



Андрей Шарый: На этой неделе в нескольких городах России прошли акции памяти обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской – в связи с тем, что прошло 40 дней после ее гибели. Политковская была убита в подъезде собственного дома 7 октября, преступники пока не найдены. С заместителем главного редактора «Новой газеты» Виталием Ярошевским я беседовал о ходе следствия и о том, продолжают ли читатели газеты выражать свою поддержку журналистам.



Виталий Ярошевский: Вот эти сорок дней фактически ни разу не прерывался этот поток. Звонят, присылают телеграммы, открытки со словами соболезнования, очень интересуются ходом следствия, интересуются родными Анны, как они сегодня живут. И огромный интерес к собаке бладхаунд по кличке Ван Гог, которую Анна Политковская фактически вытащила со дна какой-то страшной ямы. Щенок был проблемный, она его выходила.



Андрей Шарый: Как движется следствие? Продолжают ли следствие журналисты вашей газеты или нет?



Виталий Ярошевский: Расследование продолжается. Наше профессиональное журналистское расследование идет параллельно с официальным следствием, при этом наши журналисты в тесном контакте со следственной группой. По нашей информации, сформирована весьма профессиональная следственная группа - это сводная группа из сотрудников Генпрокуратуры и Министерства внутренних дел. Обрабатывают огромный массив информации. Практически рассматривают все версии, даже абсурдные. Мы сообщили в газете, что следствие сейчас сосредоточено на пяти-шести основных версиях. Какие это версии – следствие не называет.



Андрей Шарый: Можно сказать, что следствие идет под контролем редакции или журналисты «Новой газеты» сотрудничают со следствием? Как бы вы верно охарактеризовали ваше нынешнее отношение со следственной бригадой?



Виталий Ярошевский: Я бы назвал это сотрудничеством, конструктивным сотрудничеством.



Андрей Шарый: Как чувствует семья Анны, как ее дети?



Виталий Ярошевский: В порядке. Илья часто бывает в редакции, Вера тоже в норме. По крайней мере, никаких тревожных сигналов у нас нет.



Андрей Шарый: Одно время было беспокойство за безопасность дочери Анны Политковской Веры. Сейчас такого беспокойства нет?



Виталий Ярошевский: За это надо благодарить наших коллег из одной крупнотиражной газеты, которые, не проверив информацию, сообщили о том, что Вера в момент убийства находилась в автомобиле мамы, якобы видела убийцу и может его опознать. Конечно, после этого были приняты меры по обеспечению ее безопасности, но, по-моему, угрозы нет. Хотя, конечно, с такими вещами играть не то, что непрофессионально, а подло.



Андрей Шарый: Виталий, понятно, что утрата одного из ведущих сотрудников газеты – это и человеческая и профессиональная сильная встряска. Как изменилась «Новая газета» за минувшие сорок дней?



Виталий Ярошевский: Газета не претерпела каких-то радикальных изменений. По крайней мере, мы не отступаем от своих позиций, от своих оценок наиболее важных проблем российских, продолжаем, кстати сказать, тему Анны Политковской, публикуем материалы о Чечне. Был целый ряд публикаций после ее смерти уже. И вообще в газете появилась страница Анны Политковской – это полосная рубрика газета.



Андрей Шарый: «Новая» – это одна из немногих довольно остро оппозиционных газет нынешней российской власти. Изменились ваши отношения к властям и отношение к вам власти, у вашей газете после гибели Политковской?



Виталий Ярошевский: Мне кажется, отношения, по крайней мере, зримо не изменились. Как были отношения такими сдержанно-равнодушными, такими они и остались. По крайней мере, какого-то вторжения в дела редакции я лично не заметил.



Андрей Шарый: В западных странах убийство Политковской вызвало большую волну возмущения, чем в России. Косвенными виновниками смерти журналистки наши западные коллеги считают российские власти, в последние годы ведущие компанию по ограничению в стране свободы печати. И после гибели Политковская в Германии или Франции остается куда более популярной, чем в России. Я беседую с парижской журналистской Натальей Руткевич, переводчицей на французский язык последней книги Анны Политковской.



Наталья Руткевич: Это последняя книга Анны Политковской, озаглавленная «Многострадальная Россия», вышла в сентябре этого года. Она представляет собой дневник Анны Политковской за период с марта 2003 года по август 2005 года. Это дневник – подробная хроника общественно-политической жизни России с авторскими оценками происходящего. Она рассказывает о вторых выборах Путина, о Беслане, о деле Ходорковского, о происходящем на Кавказе, о суде над национал-большевиками и о многом другом. Помимо этих макрополитических событий, она также делится впечатлениями от своей непосредственной журналистской деятельности, от своих поездок в самые разные уголки России, где она встречается с жертвами нынешнего режима, будь то инвалиды чеченских войн, бесланские матери, астраханские пенсионеры, лишившиеся жилья, или ингушские старики, чьи дети пропали в чистках и спецоперациях российской армии на Кавказе.



Андрей Шарый: Наталья, как эту книгу приняли во Франции?



Наталья Руткевич: Книга вышла как раз за несколько дней буквально до гибели Анны. Бесспорно, трагическая гибель журналистки подстегнула интерес к ее творчеству. Как это ни печально, но это факт - всякого рода драмы, связанные с авторами, стимулируют читательский спрос. Меня удивило скорее то, какой сильной была реакция французской общественности на убийство русской журналистки. Оно было прокомментировано на первых полосах практически всех газет, через несколько дней после ее гибели по инициативе Ассоциации журналистов Франция – Россия и организации «Эмнести Интернэшнл» у Собора Парижской Богоматери собралась огромная траурная манифестация, и большинство из присутствующих были французы, среди которых было много известных деятелей, пришли и мэр Парижа, и многие французские политические лидеры и философы и даже такие звезды кино, как Катрин Денев, которые читали отрывки из последней книги.



Андрей Шарый: Известно ли вам о том, планируется ли новый выход книг Политковской во Франции или переиздание старых?



Наталья Руткевич: После убийства Анны в газетах и журналах появились и продолжают появляться переводы ее статей или отрывки из книг. Я знаю, что существует проект опубликовать около десятка ее статей, написанных для «Новой газеты» и ею неопубликованных. Что касается переиздания ее книг во Франции, то ее труды были изданы не так давно, их можно еще найти на книжных полках. Две книги совсем недавно переизданы в мягких обложках. Вполне вероятно, что будет переиздана и «Многострадальная Россия», выпущенная изначально небольшим тиражом.



XS
SM
MD
LG