Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Лягушки в молоке" или кролики перед удавом? Как оппозиция борется за выборы


Владимир Чуров - "символ" российских выборов в последние годы

Владимир Чуров - "символ" российских выборов в последние годы

На фоне споров о том, надо ли "играть с шулерами", Демкоалиции отказывают в жалобах, а политтехнолог Богданов продает партии

Строго говоря, надежды у оппозиции поучаствовать в выборах в этом году все-таки есть. 8 августа костромской избирком должен решить вопрос о регистрации списка ПАРНАС. В Калуге Демкоалиция снялась с выборов самостоятельно, не справившись с "токсичными" подписями, а в Магадане ее список снял избирком.

Но главным полем битвы остаётся Новосибирск - сегодня рабочая группа ЦИК рассматривала жалобу на решение местной комиссии об отказе в регистрации списка ПАРНАС.

Сначала заседание решили проводить без прессы.

Потом - без самих жалобщиков.

В конце концов, представителям ПАРНАС все же удалось "прорваться" на заседание.

Между тем, у "Демократической коалиции" были (хотя и скромные) надежды на возможное положительное решение в Москве. Об этом на своём сайте пишет Леонид Волков, который уже десять дней держит в Новосибирске голодовку:

Кстати, ЦИК РФ, по статистике, значительно чаще удовлетворяет жалобы кандидатов на решения региональных избиркомов, чем суды (да, мы все хорошо знаем старика Чурова, но вот есть такой парадоксальный факт). Суд смотрит больше на формальную сторону (нарушена ли процедура, сроки и т.д.), ЦИК РФ разбирается по существу организации избирательного процесса. А чтобы помочь ЦИКу принять единственно верное решение, мы запустили небольшой информационный сайт о том, как именно новосибирский избирком и УФМС украли у нас ваши подписи, и из какого сора сложены 1487 якобы «недействительных» подписей.

Кандидат Сергей Бойко, голодающий вместе с Волковым, выложил видеообращение к жителям Новосибирска.

Впрочем, настрой избирательных комиссий по всей странепримерно понятен: свои подписи не удаётся отспорить даже тем, кто их сам поставил.

Пишет калужский кандидат коалиции Михаил Дуленков:

Шикарно! Мою собственную подпись за одномандатника-либертарианца Михаила Сазонова графолог избиркома признал поддельной! Завтра пойду в ТИК отстаивать регистрацию кандидата от Демкоалиции.

Алексей Навальный пишет об этой истории на своём сайте. Название поста состоит из одного короткого слова - "Куражатся". Резюме Альфреда Коха:

Я ли - я? Вот с чего бы это я был я? Вот, допустим, я решил всех нае...ть, и сказать что я - не я, а Вася Пупкин. Тут бы мне все сказали: нет, батенька, ты нас не проведешь! Мы знаем что ты - не Вася Пупкин.

Но как доказать, что я - это я? Паспорт! У меня есть паспорт! Вот смотрите: тут все написано. Государство само подтверждает, что я - это я!

А вот тут государство само говорит: а с чего бы это ты - ты?

И? Что мне на это сказать? Паспорт? Да я ж тебе его и дало, - скажет мне государство. Чего ты мне его в нос тычешь? Для меня это не аргумент.

Мысль о том, что что-то с процедурой подписей всё же не так, витает в воздухе.

Евгений Минченко:

1. А многие ли верят, что Прохоров в 2011 году сдал 1000000 (Один миллион) качественных подписей? Лично я сомневаюсь. И 300 000 - это тоже чрезмерно много. Поэтому, наверное, стоит менять эти барьеры;
2. Не стоит ли поменять законодательство о персональных данных? Вопрос к Ассоциации политических юристов, как именно;
3. Не стоит ли разрешить сбор подписей через Интернет, через сайт Госуслуги? И тогда не будет вопросов по поводу соответствия или несоответствия паспортных данных и адресов.

В это время СМИ сообщают о том, что новосибирский губернатор Городецкий должен сегодня встретиться с Путиным. Сторонники "Демократической коалиции" интепретируют это просто - едет обсуждать выборы. Алексей Навальный:

он должен доложить своему Чорному Властелину о скандале с недопуском оппозиции, после чего тот должен лично решить: что безопаснее - подорвать миф о 86% поддерки или всё-таки рискнуть пойти на выборы хоть нечестные, но конкурентные.

Посмотрим, что решит.

Так или иначе, избирательную кампанию "Демократической коалиции" на большинстве фронтов можно считать исчерпанной. Её итоги подводят как умеренно провластные политологи, вроде того же Минченко или Михаила Виноградова, так и отнюдь не провластные. ​Екатерина Шульман в статье "Игра с шулером, или Лягушка в молоке", опубликованной в "Ведомостях", возвращается к старому спору об участии в нечестных выборах. Поскольку сама Екатерина специализируется на изучении "гибридных режимов", здесь не обошлось без той же терминологии:

Вопрос «зачем участвовать в выборах, которые невозможно выиграть?» кажется резонным, однако за ним стоит ложное представление о том, кто, собственно, играет и во что. Напомним базовое свойство гибридного авторитаризма: он имитирует как диктатуру, которой по сути не является, так и демократию, чьи институты в нем полноценно не функционируют. У гибридов нет репрессивного аппарата и целостной идеологии тоталитаризма, отсутствует в них и сменяемость власти посредством открытой законной процедуры.

Большого ума не надо, чтобы догадаться, что выборы в режимах этого типа не являются ни свободными, ни прозрачными, ни законными, ни демократическими. Дойдя до этого очевидного заключения, граждане и аналитики склонны делать вывод, что выборы являются «фикцией» и «формальностью» и участвовать в этом бессмысленно. Это логическая ошибка, причина которой – непонимание того, что такое выборы в недемократической системе.

Из того, что выборы недемократичны, не следует, что это формальное мероприятие. Напротив, это значимый политический процесс. В научных терминах, в электоральный период в авторитарной системе региональная власть демонстрирует верность власти центральной, а высший политический менеджмент доказывает свою способность контролировать ситуацию как в центре, так и на местах. Иными словами, выборы мыслятся как массовый праздник вроде елки, когда на управляемой территории все должно быть особенно тихо и благостно. В этот период каждый элемент политической системы уязвим, поскольку происходит разбалансировка интересов властных групп и акторов – проще говоря, война всех против всех в рамках тотального карнавала лояльности.

Сложная терминология, правда, убеждает не всех.

Олег Кашин:

Я не думаю, что формулы из переводных учебников универсальны. История про лягушку в молоке убедительна примерно так же, как цитаты из "Мастера и Маргариты".
Но вообще ок, если вы во все это верите, не имею права настаивать.

Фёдор Крашенинников:

Вот вроде все правильно пишет Екатерина Шульман, и я со всем согласен в теории.
Но вот у меня чисто практический вопрос, связанный с моим любимым тезисом про "ресурсное изматывание": призыв баллотироваться везде, где только можно - это хорошо, но где взять достаточно людей и денег? По факту, для оппозиции каждый поход на выборы (как и на митинги, кстати) заканчивается новыми судами и посадками, не говоря о потраченных на всевозможные невидимые миру процедуры вроде сбора подписей и прочей чепухи суммах, которые не так просто достаются (и все труднее и труднее, учитывая усилия государства в этом направлении). Про практический результат говорить сложно: участие само по себе ничего не меняет.
И да, надежды на послевыборное негодование людей я тоже не разделяю. Во-первых, в 2012 году оно уже было - и что? И ничего, оно спало и власть только туже затянула гайки. Во-вторых, если человек пришел на выборы и там выбрал что-то между ЕР, КПРФ и ЛДПР - я совершенно не понимаю, чем конкретно он потом будет возмущаться.

Про "ресурсное изматывание" можно почитать в статье Крашенинникова на сайте "Кашин". Написана в 2013 году, но как актуальна!

Среди идеологов "неучастия" - Владислав Иноземцев:

Для самых непонятливых власть повторила: забудьте о политической борьбе, займитесь своими частными проблемами, не мешайте мне и далее экспроприировать страну, а я, возможно, не буду мешать вам суетиться на этой грешной территории или даже покидать ее восвояси в любой подходящий для вас момент. На мой взгляд, для того чтобы не услышать этого сигнала ранее, надо было быть практически совершенно глухим и слепым — в противном случае мотивация несостоявшихся участников «выборов» мне совершенно непонятна. Можно, конечно, было убеждать себя и пребывающих в детском энтузиазме волонтеров, что «лучший мир возможен»; можно было даже поучаствовать в самих выборах и получить заслуженные 1,9% голосов, не найдя в урне бюллетеня в свою поддержку даже на участке, где голосовал сам кандидат, но, простите, зачем? Зачем «демократическим» силам участвовать в выборах, которые не являются таковыми, зачем активно помогать авторитарной, постоянно меняющей «правила игры» власти легитимизировать саму себя?

Владимир Милов:

К хоровому зужжанию на тему "бессмысленно участвовать в выборах" присоединился, к моему большому сожалению, Слава Иноземцев (на Снобе). Помимо оригинальной аналитики (что типа Нечаев более опасен для власти чем Парнас), там еще и сногсшибательная концовка - я вот критикую сторонников неучастия в выборах за отсутствие альтернативных идей, а вот Слава не побоялся и выдвинул целую, можно сказать, идеищу, это вам не шутки. (Ищите сами, ссылку не даю.)

Идея у Иноземцева и правда монументальная, но мы, в отличие в Милова, ссылку дали, так что можете сходить и прочесть.

Тем временем, политтехнологи Андрей Богданов и Вячеслав Смирнов решили устроить "распродажу" партий. Откуда взялась эта экстравагантная затея, Смирнов рассказал в интервью Znak.com

— Сколько стоит партия?

— Если есть люди в регионах и хорошие юристы в центре, то все обойдется в примерно в 250 тысяч долларов и четыре месяца работы. Это себестоимость. Столько же примерно стоит и готовая организация. Вернее, контракт на политико-консультационные услуги и подготовку съезда. Все предельно прозрачно на этом рынке.

— Скидки бывают?

— Если заказчик хочет все быстро и у него полно своих людей в регионах, то партия ему достается фактически по себестоимости с экономией четырех месяцев работы. А если у заказчика кроме желания и денег ничего нет, то, как правило, он соглашается на долгосрочный контракт на сопровождение. От консультационного до бухгалтерского и кадрового. Кроме того, часто просто просят оказать содействие и помочь выдвинуться от одной из партий или выдвинуть список. Но это касается в основном муниципальных выборов. Партия в любом случае – не дешевое удовольствие. Ведь председателям и бухгалтерам в регионах надо компенсировать затрачиваемое на партработу и отчеты время. Кстати, наше законодательство позволяет, например, лидеру партии быть беспартийным. Оно же в свое время писалось под тандем. Кроме того, несмотря на запрет региональных партий, закон не запрещает федеральным партиям брать названия типа «Уральский список» или «Наш край», что весьма интересно при региональных выборах. Есть много нюансов. И в России в них разбирается очень небольшое число специалистов.

Вообще неудивительно, что разговор всё чаще переходит с региональных выборов на выборы думские, до которых осталось всего-то год с небольшим. Софья Самохина пишет в "Коммерсанте" о том, как администрация президента хочет усложнить формирование региональных групп и этим, среди прочего, снизить влияние губернаторов-тяжеловесов:

Все это приведет к тому, что уровень конкуренции в регионе будет напрямую зависеть от администрации президента, а не от губернаторов, которые последние три года регулярно слушают призывы Вячеслава Володина о развитии конкуренции.

Очевидно, в том числе поэтому прорабатывается вариант отказа от услуг губернаторов в качестве «паровозов» — лидеров региональных списков. Не все из них были востребованы Москвой и в прошлую думскую кампанию, но тогда это объяснялось тем, что либо глава региона уж совсем непопулярен у населения, либо у него непростые отношения с Кремлем. Например, Москва была недовольна приморским губернатором Сергеем Дарькиным — в итоге региональную часть списка он не просто не возглавил, но даже в нее не вошел. А спустя три месяца после выборов и вовсе ушел в отставку. Ко всему прочему в 2011 году регионы возглавляли еще губернаторы-назначенцы, большая же часть нынешних прошли или пройдут прямые выборы, что несколько изменило отношения Кремля и избранных глав субъектов. Теперь же результаты партии власти не являются доказательством успешности работы. Соответственно, не нужно и проявлять рвение, которое порой создавало шум на всю страну.

Отказ от губернаторов-«паровозов» сейчас объясняется тем, что возглавлять укрупненную группу может только один глава субъекта, другому пришлось бы довольствоваться вторым номером. Получается, что один губернатор главнее другого. Это могло бы породить обиды среди регионалов, а плохое настроение губернаторов вполне способно испортить Кремлю думскую кампанию.

А Андрей Колесников на сайте московского центра Карнеги рассуждает о том, что в действиях властей нет стратегии - в них только тактические решения, но и они работают.

Сюжет с переносом парламентских выборов 2016 г. с декабря на сентябрь стал отражением бессмысленности политического процесса в России и какой-то внутренней истерики элит, сконцентрированной лишь на все той же цели сохранения себя во власти. Разумеется, никакая реализация «конституционно значимых целей», легитимность которой стремительно была подтверждена Конституционным судом, досрочными выборами не достигается. И, конечно же, бюджетный процесс не улучшится только благодаря тому, что новую Думу изберут на несколько месяцев раньше.

Пожалуй, никогда еще в политической истории постсоветской России обоснование действий власти не выглядело столь беспомощно и искусственно. И никогда простые граждане не уделяли столь мало внимания маневрам властей. Степень поддержки власти столь же велика, сколь и политическая апатия. На фоне апатичной поддержки высшее руководство может придумывать любые политические ходы — они будут восприняты как простая перемена погоды.

И вот ожидаемое тактическое решение рабочей группы ЦИК по жалобе ПАРНАС:

И вот почему:

Остается только резюмировать:

"Лягушка в молоке" продолжает барахтаться.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG