Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нефть Бузулукского бора


Правительство России разрешило добычу нефти на восьми участках Национального парка

Правительство России разрешило добычу нефти на восьми участках Национального парка

В Оренбургской области продолжается общественная компания против добычи нефти в уникальном хвойном лесу

Правительство Российской Федерации разрешило добывать нефть на территории Национального парка "Бузулукский бор" в Оренбургской области. Еще год назад такое решение большинству областных жителей казалось невероятным, ведь статус "особо охраняемой территории" по закону должен защищать уникальный хвойный лес от любого вмешательства. Статус национального парка Бузулукский бор получил сравнительно недавно – в 2008 году, а пять лет назад он уже представлял Оренбургскую область в телевизионном проекте "Россия 10" – поиске новых визуальных символов страны.

Новость о разрешении нефтедобычи в Бузулукском бору застала врасплох и региональную власть, и многих простых жителей области. Гражданская активистка Елена Продиус, например, организовала в интернете сбор подписей в защиту бора от нефтяников:

"Никто в принципе не поверил, что это может случиться. Все думали: как же так, это же национальный парк, все думали, что нельзя... А потом объявили о том, что мало того что будут бурить, так еще и что подрядчик уже есть, все уже выделено для него. Я тогда написала в "Гринпис", параллельно решила создать петицию на Change.org. Я подключила всех своих знакомых с большим количеством подписчиков в соцсетях, пошла на местное телевидение и за пару недель петицию подписали почти 5000 человек. Правда, на этой цифре пока все и застыло", – сетует Елена.

Он живой, этот бор. Мы хотим показать, что это живое существо, что оно будет реагировать на промышленную добычу нефти

Другая инициативная группа решила снять фильм о Бузулукском боре – эта идея стала первым краудфандинговым проектом в регионе, который всего лишь за несколько недель собрал через интернет даже больше запрошенной суммы. Автор проекта Сергей Сотников надеется, что фильм поможет спасти уникальный лес. "Я думаю, что эта тема сейчас одна из самых главных не только в нашем регионе – люди где-нибудь в Казани, например, тоже выкладывают фотографии в соцсети с хештегом #savebor, – полагает он. – Изначально мы не хотели противопоставлять фильм и добычу нефти, мы не общественная организация, которая выходит на амбразуру с открытой грудью. Наша задача – вывести обсуждение проблемы на федеральный или даже международный уровень. Я и мой соавтор выросли в Бузулуке, но только на съемках фильма попали в такие места, где людей встретить невозможно. Он живой, этот бор. И в фильме мы хотим показать, что это живое существо, что оно будет реагировать на промышленную добычу нефти".

Фотографии предоставлены авторами фильма о Бузулукском боре

Фотографии предоставлены авторами фильма о Бузулукском боре

Нынешняя попытка организовать нефтедобычу в Бузулукском бору далеко не первая – разные нефтяные компании после распада СССР безуспешно пытались получить на это разрешение. Новый виток разговоров о приходе нефтяников начался в середине 2014 года. Первым подтверждением этого стало совещание прокуроров Оренбургской и Самарской областей, правоохранительных и контролирующих органов о "вопросах функционирования и защиты национального парка "Бузулукский бор" в условиях развивающегося топливно-энергетического комплекса". Правительство региона в то время хранило молчание, то ли находясь в неведении, то ли изображая его.

Вместо двух площадок из состава национального парка было выведено восемь, что и позволило объявить тендер

Беспокойство тогда высказали депутаты Законодательного собрания Оренбургской области (сначала представители оппозиционных фракций, а потом и фракции "Единая Россия"), этот вопрос несколько раз обсуждался на заседаниях областного парламента. Однако это боевое настроение депутатов-единороссов было нейтрализовано буквально одним документом за подписью Владимира Путина. Оказалось, что еще в 2010 году, будучи премьер-министром, Владимир Путин изменил карту бора, фактически разрешив добычу нефти на его территории.

"В 2010 году мы увидели совершенно другую картину, – говорит член-корреспондент РАН, вице-президент "Русского географического общества", профессор Александр Чибилев. – Вместо двух площадок из состава национального парка было выведено восемь, что и позволило объявить тендер на добычу полезных ископаемых". В итоге оренбургское Законодательное собрание с просьбой не трогать бор обратилось не к президенту, как планировалось изначально, а к министру природных ресурсов и экологии России, что понизило статус обращения. Однако в эти же дни Минприроды России объявило конкурс на право промышленной добычи нефти Гремячевского, Могутовского и Воронцовского месторождений Бузулукского бора сроком на 20 лет.

Итоги конкурса на право пользования недрами Бузулукского бора внесли еще больше ясности в ситуацию. Победителем конкурса стал контролируемый группой New Stream Антипинский нефтеперерабатывающий завод, который до этого никогда в регионе не работал, да и вообще специализируется на переработке, а не на добыче нефти. Зато ранее на официальном сайте этой компании можно было увидеть интересный факт о развитии одного из направлений завода: "…мощное ускорение проект получил после того, как в число акционеров New Stream вошел человек, давно знакомый с Владимиром Путиным. И, признаем, по нынешним временам это важный, может быть, даже решающий фактор успеха". "Человек, давно знакомый с Владимиром Путиным" – это Николай Егоров, который, как и Путин, в 1975 году окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета. Позже этот текст с сайта был удален.

Какая разница, выведена эта территория или не выведена, она все равно находится буквально в середине Национального парка

Впрочем, в правомерности изменений карты-схемы, что и позволило выдать разрешения на разработку нефтеносных участников в Бузулукском бору, многие эксперты сомневаются. "Я не считаю, что разрешение на нефтедобычу получено законно, – говорит и профессор Александр Чибилев. – По нашей информации, объявленный тендер был с нарушениями. Дело в том, что в 2006 году мы проектировали национальный парк, в 2008 году этот проект получил подтверждение, а в 2010 году мы увидели совершенно другую картину, когда вместо двух площадок из состава национального парка было выведено восемь, что и позволило объявить тендер на добычу полезных ископаемых. Я считаю, что надо с этим разобраться, откуда появились новые шесть площадок, позволяющие вести добычу нефти в Бузулукском бору".

"Вообще на особо охраняемых природных территориях запрещена добыча полезных ископаемых, – напоминает директор Национального парка "Бузулукский бор" Анатолий Карханин. – Но видите, как у нас получилось. По-человечески, какая разница, выведена эта территория или не выведена, она все равно находится буквально в середине Национального парка. Юридически, это не наша территория, но фактически это у нас".

Анатолий Карханин к приходу в Бузулукский бор нефтяников сегодня уже относится с большой долей сомнения. "Я хоть был оптимистом, в последнее время я меняю свои убеждения и взгляды. Состояние бора после многих климатических катаклизмов и в силу его древности не очень хорошее. Старые насаждения усыхают, гибнут. Поэтому сейчас любое вмешательство, я думаю, негативно скажется. Поэтому я уже оптимистом не могу быть".

У нас есть площадки, восемь штук на все три месторождения, которые находятся в бору. Это все, что мы имеем право использовать

Но автор специальных проектов группы компаний "New Stream – Новый Поток" Ильдар Зяббаров, говоря о разбирательстве по поводу выделения участков внутри бора под нефтедобычу, вообще допускает изменение его нынешнего статуса. "Я не юрист, обсуждать законность этого – не моя компетенция. Государство, как обладатель федеральной собственности, может вообще парк лишить национального статуса. Приедет сюда комиссия, посмотрит на все то безобразие… и скажет, что это не парк. И что? Если государство так решит? Мы выбрали этих людей, придется подчиняться. Все правильно".

При этом Ильдар Зяббаров обещает, что никакого бурения в самом бору не будет. "Государство воспользовалось тем, что были выделены площадки в свое время из территории парка, позвало инвестора и сказало: вот тебе парк, вот тебе площадки, там можешь бурить. Все что нужно ликвидировать, ликвидируй за свой счет, области дашь денег, чтобы они могли экономически развиваться. У нас есть площадки, восемь штук на все три месторождения, которые находятся в бору. Это все, что мы имеем право использовать. Остальное нас не касается, остальное бор, а это нет", – говорит он.

Сейчас несколько оренбургских депутатов, в частности, Владимир Фролов ("Справедливая Россия"), Владимир Новиков (КПРФ) и общественный деятель Александр Чебачев обратились в Пресненский районный суд города Москвы. "Мы хотим отменить результаты конкурса от 18 марта, приостановить их, – рассказывает Владимир Фролов. – Мы требуем отозвать лицензию на промышленную добычу нефти, потому что все это незаконно".

В первую очередь оренбургские защитники леса хотят получить документы, чтобы понять, кто и на каком основании вносил изменения в план-схему Бузулукского бора. При этом активисты допускают, что Владимира Путина ввели в заблуждение: мол, подписывая документы, он не понимал, что, по сути, разрешает добычу нефти в уникальном национальном парке. Они также надеются, что если инициативной группе удастся донести правильную информацию до президента, то он сможет вмешаться в ситуацию и спасти Бузулукский бор.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG