Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Реформа уголовного права в Великобритании


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Елена Воронцова.



Полина Ольденбург: Число осужденных, признанных виновными в Великобритании по делам, связанным с обвинениями в изнасиловании, снизилось за последние два года на пять процентов. Если в середине 80-х каждый четвертый иск заканчивался осудительным приговором, то теперь это – один из 19-ти. В связи с этим британское правительство озаботилось проблемами улучшения процедуры судебного разбирательства по таким искам. Ведомство, занимающееся реформой уголовного права в стране, обнародовало документ, содержащий рекомендации по изменению законодательства.



Елена Воронцова: В начале этого года правительство финансировало широкомасштабную кампанию, нацеленную на посетителей баров и клубов. В дамских уборных появились плакаты с надписями: «Знаешь ли ты, что происходит с твоим бокалом, пока ты здесь?» - с целью предупредить женщин о вероятности того, что в их напиток могут подсыпать снотворное. А мужчинам напоминали о том, что, если они не получили четкого сознательного согласия дамы на секс, то, даже без малейшего применения силы или угроз, его последующие действия могут быть, и наверняка будут расценены как изнасилование. Английское общество вовсю обсуждало судебный процесс, где истица, заявившая об изнасиловании, не могла вспомнить ни одной детали вышеозначенного события по причине чрезмерного опьянения, в котором находилась. По этой же причине, как утверждалось, она и не могла ни согласиться, ни отказаться от сексуальной близости с обвиняемым.


Жертвам изнасилований приходится в самые тяжелые моменты жизни проходить через унизительные процедуры бесконечных допросов в полиции. Часто при даче показаний в зале суда они просто боятся за свою же безопасность, опасаясь мести обвиняемого или кого-либо из присутствующих. Тюрьмы Великобритании настолько переполнены, что даже преступник, осужденный за совращение несовершеннолетних, может года через четыре оказаться практически на свободе, и потому эти опасения понятны. Теперь правительство планирует ввести ряд изменений, как в порядок ведения следствия, так и в процедуру судебного разбирательства по искам об изнасиловании. Как известно, в таких делах, как правило, нет свидетелей, и утверждение одной стороны противопоставлено утверждению другой стороны. Задача присяжных здесь особенна сложна: решить, где истинная жертва, а где случай ложного обвинения, нелегко.


Одно из предлагаемых изменений – это привлечение к судебному процессу независимых экспертов-психологов, призванных развеять мифы и стереотипы о том, как якобы должна вести себя «типичная» жертва изнасилования. Профессор Дженнифер Темкин из Сассекского университета, изучавшая результаты нескольких исследований, проведенных с участием членов суда присяжных, поясняет…



Дженнифер Темкин: В Америке уже много лет такие эксперты присутствуют в суде. Всем известно, что само понятие «изнасилование» окружено множеством неверных представлений. В ходе исследований выясняется, что общество часто не отдает себе отчета в том, что именно является изнасилованием. У человека, так сказать, с улицы, есть свое представление о том, как будет вести себя истинная жертва изнасилования. Он считает, что в этом случае жертва обязательно борется с нападающим, ясно дает понять, что не желает контакта, сразу после атаки бежит в полицию и рассказывает, четко и в деталях, обо всем, что случилось. Это далеко не всегда так. И сегодня мы располагаем результатами множества замечательных исследовательских работ, охватывающих эту тему целиком. Поэтому и судьи, и присяжные должны быть ознакомлены с ними. Иногда, в разговоре со мной сами присяжные признавались, что принимали решение не на основании фактов, а следуя своим личным предположениям. То, чего мы хотим добиться, - это принятие разумных решений в судах.



Елена Воронцова: С этим предложением, однако, не согласны члены Ассоциации криминалистов. По их мнению, присутствие еще одного специалиста в суде лишь усложнит процесс. Вот как прокомментировала это представитель ассоциации Салли О’Нейлл.



Салли О’Нейлл: Мы считаем, что присяжные сами способны выработать собственное мнение о том, почему, например, жертва обратилась в полицию с опозданием. Дополнительный эксперт, консультирующий по поводу поведения жертвы? Это даже не будет консультацией по данному делу, это будет общий обзор того, почему жертва может не спешить подавать заявление в полицию, почему она ведет себя так или иначе… Мы считаем, что это только усложнит для присяжных процесс, и без того непростой.



Елена Воронцова: Сейчас любые нюансы поведения жертвы используются защитой для того, чтобы поставить под сомнение правдивость ее слов. Однако эксперт способен объяснить истинные причины, к примеру, запоздалой реакции на психологическую травму или варианты последствий длительного проживания в одном доме с человеком, склонным к насилию.


Авторы поправок к законодательству считают, что присяжным было бы легче принять правильное решение, если бы они могли увидеть процесс допроса истицы в начале следствия и сравнить его с тем, что они слышат в судебных залах спустя несколько месяцев. Поэтому другое предложение – предоставить совершеннолетним жертвам возможность видеозаписи при даче показаний. Предполагается, что запись, сделанная «по свежим следам», поможет в процессе судебного разбирательства. Кроме того, министры озвучивают все новые и новые предложения по поводу того, что именно можно считать «осознанным согласием», и в каком состоянии можно его выразить, а в каком - нет. По поводу последнего в комментариях экспертов звучат опасения, что изменения в «законе о согласии» могут привести к роста числа ложных обвинений.


XS
SM
MD
LG