Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему жители Сергиево-Посада так терпимы к проявлениям нацизма? Коррупция по-челябински. Александра Чагина из вятского села всю жизнь доказывает, что ее отец не враг народа. Ижевский предприниматель Николай Мацулевич делает все, чтобы подарки приносили счастье. Пятигорск: Раису Кутнякову, бежавшую из Грозного, до сих пор не признают беженкой. Самара: Откуда у охранников берется чувство безнаказанности? Благовещенск: Почему люди, купившие квартиры в новом доме, никак не справят новоселье? Мордовия: За что агрофирма «Первомай» наказала детей своих бывших работников? Ульяновск: Большие планы «Небольшого театра»


В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Сергиево-Посадский суд рассматривает иск Юрия Ермилова к Алексею Василивецкому об оскорблении чести и достоинства. Эта история началась полгода назад. Будучи редактором газеты «Зеркало», Ермилов публиковал статьи некого Путника «Слово о совке». Журналист Василивецкий прочитав, в частности, слова: «Так называемый Холокост есть миф», отозвался публикацией в газете «Вперед», где заявил, что не понимает, как «можно печатать нацистский бред». После этого и появился иск Юрия Ермилова.



Юрий Ермилов : Прицепились к одной единственной фразе из двухполосного материала, выдрав ее из контекста. Фраза из двух слов звучит, как «мифический Холокост». Обвинили и автора публикации, и меня лично в фашизме и разжигании межнациональной розни. Не совсем поняли их выводов. Теперь пытаемся разобраться в судебном порядке.



Вера Володина: Месяц назад начались слушания дела. Свою позицию объясняет ответчик по иску Алексей Василивецкий.



Алексей Василевецкий : Меня поражает, как можно вполне легальном российском издании такие вещи печатать, как люди могут это спокойно читать. Но если они могут это спокойно читать, значит, так им и надо. Если вы просто проедите на электричке от Сергиевао-Посада до Москвы (кстати, электричка знаменита тем, что за последнюю осень там, по-моему, трех человек убили скинхеды), то вы просто посмотрите, что по дороге все эти заборы расписаны, некоторые даже просто трафаретом, свастикой, где РНЕ, а где не РНЕ. Все на это нормально смотрят. Обратиться к людям – вы куда сами-то смотрите?! Большого общественного возмущения я, честно говоря, не видел. У меня, например, отец, который был еврей, его в 1941 году не спрашивал – еврей он или не еврей, китаец или немец. Ему просто дали оружие и послали на фронт защищать Ленинград. Меня он учил, собственно, тому же самому. Если фашист выступает, ему надо давать отпор.



Вера Володина: Кроме иска к Василивецкому Ермилов написал и заявление в прокуратуру с просьбой о возбуждении уголовного дела за оскорбление и клевету, в чем было отказано. Зато было возбуждено дело по следам публикаций еще одной газеты, местной казачьей, рассказал Алексей.



Алексей Василивецкий : В том же Сергиевом-Посаде выходит (об этом, кстати, тоже писала наша газета) совершенно безумное издание, например, Сергиево-посадского казачьего общества, в которой просто на 14 страницах идет апологетика Гитлера, совершенно впрямую пишется, что все нормальные казаки во Вторую мировую воевали на стороне Гитлера. Они там гимн русского патриота сделали. Как-то прокуратура с интересом на это смотрит.



Вера Володина: Дело то было возбуждено, объясняет Алексей, но, по его мнению, идет ни шатко - ни валко. Оценки двух журналистов о пугающем распространении националистических настроений вообще-то совпадают. Юрий Ермилов.



Юрий Ермилов : Полностью согласен. Свастика, вообще, один, наверное, из самых популярных графити-символов почему-то. Это, безусловно, беспорядок. С этим надо что-то делать. Это не только Ярославское направление, смею вас уверить.


А что касается нашего района. Я бы сказал, что он какой-то исключительный. Да, лавра накладывает определенный отпечаток. Несмотря на то, что большое количество туристов здесь, определенная ксенофобия, наверное, здесь присутствует, в том числе неоднозначно по некоторым позициям выступает казачество. На мой личный взгляд, возможно, где-то они действительно преступают закон.



Алексей Василивецкий : Он как раз в исковом пишет – вот, я никогда не состоял в фашистских организациях. Прекрасно. Я и не утверждал, что он в них состоит, что он лично разделяет эту идеологию. Я его мотивов не понимаю и понимать их, в общем, не хочу. Потому что порядочные люди таких вещей не публикую ни из каких мотивов. Вот и все.



Вера Володина: Юрий Ермилов счел себя особенно оскорбленным поскольку является фигурой публичной - секретарем избиркома и советником по правовым вопросам председателя Городского совета депутатов. Он обращает внимание, что его, редактора частной газеты, обвиняют коллеги из муниципальной.



Юрий Ермилов : К сожалению, совершенно нормально для современной практики. Не хочется говорить слова «война», но получается война муниципального издания и война частного издания. Обвинения в фашизме здесь не для того, чтобы показать – смотрите, Ермилов разжигает фашизм, а для того, чтобы показать – смотрите, какой Ермилов плохой. Я не помню, чтобы кого-то у нас обвиняли, хотя бы просто в разжигании национальной розни в открытую. Как-то это все было завуалировано, полунамеками, потому что люди понимают, что достаточно серьезные обвинения. Даже если предположить, что было в этой статье отрицание Холокоста, даже если пойти по этому пути, отрицание Холокоста – это все равно не есть признание в фашизме.



Алексей Василивецкий : Первый вообще случай в послевоенной истории и человечества, когда человека, который утверждал, что Холокост был, его привлекут к ответственности. Но вот эти люди, которые рассматривают это дело, они этого могут запросто и не понимать и исходить из каких-то других соображений, из какой-то другой логике, которая мне абсолютно недоступна. Почему люди ходят по улицам, салютуют друг другу «Хайль, Гитлер!»? Как этим уродам доказывать, что Холокост был, если они считают, что его не было? Как доказать, что сейчас на улице ночь, если они утверждают, что на улице день? Как? Посмотрите за окошко что ли.



Вера Володина: Ю рий Ермилов, юрист по образованию, полагает, что суд не станет углубляться в исторические факты.



Юрий Ермилов : Ему интересно установить причинно-следственную связь – а были ли действительно совершены какие-либо действия, которые действительно побудили Василивецкого обозвать или назвать Ермилова фашистом, и насколько это причинно-следственная связь очевидна? И дальше устанавливает, насколько обвинение в фашизме реально Ермилову принесло нравственных страданий. Самое понятие фашизма носит вторичный характер.



Вера Володина : С этим не согласны коллеги из газеты «Вперед». Главный редактор Андрей Жданкин.



Андрей Жданкин : Эти настроения повсеместны. Нельзя темной стороне сознания давать волю. Это должно пресекаться. Мы настаиваем абсолютно на своей правоте – Холокост не был мифическим. Я русский, у меня рязанские корни. Но когда утверждается, что Холокоста не было, это мифическое что-то, подобная позиция преступна.



Вера Володина: 23 ноября на очередном заседании суда возможно уже будет принято решение по иску Юрия Ермилова. Сегодня он не работает в газете «Зеркало», является главным редактором газеты «Копейка», сообщил, что это издание рекламное. А Алексей Василивецкий говорит, что не может спокойно проходить мимо нацистских листовок.



Алексей Василивецкий : Когда едешь в метро, срываешь эти листовки РНЕ или еще какие-то, и тебе за это публика делает замечание, что тут скажешь…



В эфире Радио Свобода, Александр Валиев:



В челябинских средствах массовой информации регулярно появляются сообщения о том, как продвигается расследование уголовного дела бывшего вице-губернатора Челябинской области Виктора Тимашова. По данным Генпрокуратуры, которая вела следствие, в деле имеются доказательства, свидетельствующие о том, что Виктор Тимашов организовал систему вымогательства взяток с руководителей предприятий, которые привлекались для выполнения геологоразведочных работ и мероприятий по рациональному использованию, восстановлению и охране водных объектов.


О том, кого назначили вице-губернатором, рассказывает Владимир Филичкин, руководитель правозащитной организации «Челябинцы против коррупции».



Владимир Филичкин : Это человек, который получил судимость еще будучи старшеклассником. Он под проценты выдавал своим товарищам деньги. А когда не могли в срок рассчитаться, он заставлял их совершать квартирные кражи у других своих товарищей. Краденое приносили ему домой. Он засчитывал его в счет долга. Его первоначально привлекли к уголовной ответственности за соучастие в квартирных кражах, но так как его отец занимал высокое положение, то Тимашов был осужден всего-навсего лишь за скупку заведомо краденого. И этот человек в дальнейшем стал Первым секретарем обкома комсомола Челябинской области. В дальнейшем он стал советником губернатора и первым его заместителем по экономике. Этому человеку доверили всю экономику, промышленность и финансы Челябинской области.



Александр Валиев : Однако дело Виктора Тимашова хоть, пожалуй, и самое громкое, но далеко не единственное, связанное со взяточничеством в Челябинской области. В 2004 году за получение взятки был арестован начальник отряда одного из исправительных учреждений системы Главного управления исполнения наказаний Челябинской области. За подготовку и продвижение документов на условно-досрочное освобождение заключенного он получил взятку в размере десяти тысяч рублей. В 2005 году на том же преступлении погорели офицер Управления по борьбе с экономическими преступлениями и референт вице-мэра по экономическим вопросам. Первый предложил родственнице одного из обвиняемых по уголовному делу за вознаграждение в 15 тысяч рублей добиться от потерпевших и свидетелей изменения показаний для последующего освобождения обвиняемого, а второй обещал содействие в переводе служебного жилья в личную собственность, за что получил 29 тысяч рублей. Спустя месяц выяснилось, что не чураются мздоимства и судебные приставы. За свое незаконное бездействие чиновник в общей сложности получил 120 тысяч рублей. В разгар весеннего призыва за решеткой оказался и сотрудник районного военкомата, торговавший отсрочками. Одна стоила тридцать тысяч. В нынешнем году фигурантами аналогичных уголовных дел уже стали пожарный инспектор, преподаватель ВУЗа и сотрудник Дорожно-патрульной службы. А вот что ответили несколько челябинцев на вопрос - сталкивались ли они когда-либо с таким явлением, как взяточничество?



Жительница : Я предприниматель. Открывала недавно летнее кафе. Роспотребнадзор выставил какие-то непонятные требования. После разговора «по душам» все требования были просто сняты. Мне это обошлось в кругленькую сумму.



Житель : Из того, что могу вспомнить, что мы дали взятку в военкомате и при поступлении в ВУЗ.



Жительница : Была ситуация, когда мне пришлось дать взятку при устройстве моего ребенка в садик. Мест на тот момент не было, но при даче взятки заведующей оказались места, и мы благополучно попали в этот садик.



Житель : Лично я не сталкивался, но есть у меня как минимум пара-тройка знакомых, которые в той или иной форме с представителями власти общались таким образом. Речь идет как о бытовых и простых явлениях, как военкомат и ВУЗы, так и более серьезных, то есть о представителях правоохранительных органов.



Александр Валиев : Итак, взяточничество процветает. В чем причина неискоренимости этого явления? Об этом рассуждает правозащитник Владимир Филичкин.



Владимир Филичкин : На мой взгляд, причина необычайно высокого уровня коррупции в России заключается в порочности формирования органов власти и управления, в кадровой политике. Пока эта проблема не будет разрешена, на мой взгляд, ни одна демократическая реформа в России не состоится. Взять хотя бы для примера Челябинскую область. Любой новый вновь избранный мэр, губернатор приводит с собой команду. Люди, пришедшие во власть, прекрасно понимают, что они находятся на своей должности до того момента, пока не произойдет очередной смены. Поэтому на первом месте руководителями ценятся не профессионализм, ни порядочность, а личная преданность. Что на сегодняшний день представляют управленцы, чиновники Челябинской области? Это просто-напросто клуб по интересам, который в первую очередь озабочен тем, как улучшить свое материальное положение.



Александр Валиев : Не так давно в Интернете появился сайт, целиком посвященный проблеме взяточничества. Среди прочих полезных материалов там фигурируют результаты опроса на тему «С коррупцией в каких сферах вы сталкивались?». Рекорд побили сотрудники ГИБДД. Их как взяточников вспомнили 43 процента проголосовавших. А в Челябинске, меж тем, в ноябре утверждено очередное обвинительное заключение по уголовному делу по факту получения взятки инспектором Дорожно-патрульной службы. Он попытался самовольно взять деньги у водителя автомашины, не прошедшей техосмотр.



В эфире деревня Мардубняки Кировской области, Екатерина Лушникова:



Александра Чагина : “Живу хорошо. А если пошлешь посылочку, поживу еще».



Екатерина Лушникова : Такое письмо из лагеря прислал крестьянин Николай Шильников. А ответа он уже не дождался… Рассказывает Александра Чагина.



Александра Чагина : Мама говорила, когда конвой… Они попросились к нам ночевать. А папа был такой, что он взял и посмеялся. Собирали тогда валенки. Он стащил с печи и сказал: «А вот эти валенки вам не подойдут? Вы ведь на войну везете только гвозди, да подковы. Почему ружей-то у вас нет?» На него донос – и все. Вот за эти слова он и пострадал.



Екатерина Лушникова : В родной деревне Николая Шильникова стали считать врагом народа.



Александра Чагина : Люди стали говорить, что он украл зерно в кармане. Детям хотел принести, чтобы с голоду мы не умерли.



Екатерина Лушникова : У Николая дома остались двое детей и беременная жена.



Александра Чагина : Было двое детей – были две дочери, а я еще была у мамы в животе. Я еще не родилась. Дров не было. Топлива не было. Он сказал: «Долго я не просижу, я вернусь. Меня взяли ни за что. Я вернусь быстро. А ты пока амбар разбирай и топи. Я вернусь».



Екатерина Лушникова : Но домой Николай Шильников не вернулся уже никогда.



Александра Чагина : Когда осудили, уже знакомые, видимо, там были конвоиры, или кто, я не знаю, мама говорила, говорили - Шильников соглашайтесь на фронт. Он сказал – нет. Он похлопал по плечу и сказал – зря. Но все равно послали бы его на передовую.



Екатерина Лушникова : Но воевать за Сталина и страну Советов Николай отказался.



Александра Чагина : Маме бы легче было. И мы были бы не дети врага народа. Тяжело, конечно, было, потому что враг народа. Мы ведь с детства начали работать. Мама говорила – идите работайте, кто вас кормить-то будет. Ни дня она не давала нам отдохнуть. Ходили и работали. Я пошла косить. С 12 лет работали все. Я косила, нисколько не отставая ни от кого из взрослых. Грузить дрова ходила сырые. Хорошо хоть, что были такие, которые сочувствовали, помогали.



Екатерина Лушникова : Только через много лет после смерти Сталина Александра Николаевна решилась подать запрос о реабилитации отца.



Александра Чагина : Пошла потом реабилитация. Когда закон этот вышел, в газете я читала, что того реабилитировали, другого реабилитировали. А про нашего отца и в помине нет. До него очередь никак не могла дойти. Я решила написать, хоть я и не такая уж грамотная, но все-таки меня поняли.



Екатерина Лушникова : Получив официальный ответ о посмертной реабилитации, Александра Николаевна со слезами на глазах бросилась в районную газету и рассказала о своем отце. Вскоре вышла статья.



Александра Чагина : Когда письмо пришло из Кирова, я не выдержала и побежала в редакцию. Вот вышла статья «Со слезами на глазах». Так было обидно и от радости, и слезы катились. Я была рада, что мы все-таки не враги народа.



Екатерина Лушникова : По данным общества «Жертв политических репрессий», в сталинские годы в Кировской области было репрессировано 30 тысяч. Конечно, эта цифра очень приблизительная. Многие из этих людей были расстреляны без суда и следствия, другие сгинули безвозвратно в концлагерях. Их судьбам вятский бард Людмила Кононова посвятила песню.



Звучит песня



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Слышны звуки труба-борщевик


Надежда Гладыш : Николай Мацулевич, владелец недавно открывшегося в Ижевске магазина подарков «Сказочник», демонстрирует мне один из звучащих предметов его коллекции – звуки, которые вы только что слышали, производит полый внутри высушенный стебель гигантского борщевика. По теории Николая Мацулевича, всё, что собрано, в его магазинчике – это живые вещи для живых людей. Они радуют, лечат, развивают. Так и метровая труба-борщевик своим тембром способна увести ваше воображение в далекие дали.


Для Николая магазин – лишь часть его обширного проекта «Камертон», суть которого он сам определяет фразой – «видеть и показывать красоту мира». Творческое, креативное начало прекрасно уживается с прагматическим, деловым подходом.



Николай Мацулевич : Я придумал несколько новых профессий (их пять) – советник по подаркам. Я никогда не знал, что есть такая профессия. Есть! Есть люди, у которых специальный бизнес, они советуют, что дарить. У меня в свое время, когда я занимался другим бизнесом, была проблема, что дарить, как это сделать, организация самого дарения. Представительская функция активная. У любого руководителя так оно и есть. У меня есть пилигримы – это неисправимый путешественник, который занимается тем, что ищет месторождение подарков. Что я сделал за этот год? Я прошелся по всем этим пяти профессиям и повстречал физических людей, кто этим реально занимается.



Надежда Гладыш : Сам подарок и процесс его дарения в подаче Мацулевича тоже освящены теорией и философствованием.



Николай Мацулевич : Ищешь то, что тебе нравится. Есть три человека – советник по подаркам, есть даритель, есть триумфатор, то есть кому дарят. Все реально. Человек получает удовольствие во время дарения, во время выбора и после еще.



Надежда Гладыш : Внутренность магазинчика «Сказочник» больше напоминает какой-нибудь художественный салон или арт-галерею. В нем постоянно звучит негромкая музыка. Что, несомненно, тоже работает на оздоровительную идею Мацулевича. Кстати, Николай по первому диплому врач. Работающим себя помнит с 13 лет, а в бизнесе - с третьего курса института.


Вот сейчас мы оказались в очень своеобразном уголке магазинчика. Здесь представлены уникальные вещи под маркой московской группы «Бюро находок». Среди сундучков и ящичков, иронично обыгрывающих тему денег, есть и «стиральная машинка».



Николай Мацулевич : Это стиральная машинка. Она для отмывания, отжима и отсушивания денег – как копилка.



Надежда Гладыш : Живая вещь, по мнению Мацулевича, это и изготовленная вручную, и нарисованная, и говорящая, как рыба из папье-маше пермского автора Татьяны Овчинниковой. Или горящая – как всевозможные масляные лампы, декоративные свечи, или шкатулка «Свечной заводик», придумка самого Мацулевича. В ней все необходимые ингредиенты для того, чтобы изготовить дюжину свечей. Особый разряд подарков – куклы. Кукла «Балерина» вращается внутри музыкальной шарманки.



Николай Мацулевич : В кукле есть все. В кукле есть театр. Кукла есть театр. В ней есть вешалка, сцена, кулисы и вы – актер.



Надежда Гладыш : Николай Мацулевич не считает Ижевск достаточно удачным местом для претворения в жизнь своего подарочного проекта. Но ведь это не единственное, чем он занимается. У него есть конь для верховой езды. Любимая жена, две дочери, американский бульдог. Сейчас он стоит передо мной, нахлобучив на голову тяжеленный шлем крестоносца, изделие группы ижевских фанатов оружия и доспехов времен Средневековья.



Николай Мацулевич : Шлем крестоносца. Его одеваешь – антистресс. Надо походить в нем, себя по челюсти постучать. Это делал как раз Иван. И в воскресенье мы с ним бьемся с этим Иваном. Бьемся на мечах, как положено. Мы с ним бьемся в латах. Хотите посмотреть?



Надежда Гладыш : И пошел дальше, стуча об пол корявым посохом, изготовленным из дуба, выросшего в странном месте.



В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



66-летняя Раиса Кутнякова бежала в Пятигорск из Грозного в 1996. Уроженка Ставропольского края рассчитывала на помощь и поддержку местных властей. Вопреки ожиданиям, осталась на улице без средств существования, и четыре года добивалась статуса вынужденного переселенца.



Раиса Кутнякова : Только в 2000 году выдали статус переселенца мне, то есть четыре года мутузили. Теперь началась отговорка – документы надо судом подтвердить. Началась тяжба судебная. Три года суды. 10.10.2005 года мне продлен статус судом. Через семь месяцев Решетников, который заведует миграционной службой Ставропольского края, пишет надзорную жалобу. Пересуд суда Пятигорска, снова же судит Лихоман, но уже не в мою пользу, то есть меня лишают статуса переселенца.



Лада Леденева : В 2005 году Раиса Кутнякова получила 120 тысяч рублей за утраченное в Чечне жилье. На эти деньги и минимальную пенсию она не смогла купить в Пятигорске даже однокомнатную квартиру. Отсутствие статуса вынужденного переселенца лишило ее каких-либо социальных гарантий.



Раиса Кутнякова : Я никто. Я бомж. В данный момент перед вами бомж стоит, благодаря нашим правителям и господам служителям миграционной службы Ставропольского края. Живу, где придется. В начале 1996 года – вокзал, подъезд, а сейчас в сарайчике живу, но уже прекрасный сарайчик. О никаких удобствах я и не мечтаю.



Лада Леденева : Узнав о том, что утратившим жилье в результате двух чеченских войн, но оставшимся на территории республики правительство России назначило по 300 тысяч рублей, Раиса Кутнякова обратилась в миграционную службу Ставропольского края, где беженке разъяснили ее права.



Сотрудница миграционной службы : Два разных постановления существует. Одно постановление, которое вышло в 1997 году, для тех, кто безвозвратно выехал и покинул Чеченскую республику. Там оговорено 120 тысяч на жилье. И второе 404-е, которое вышло по Чечне, то есть для граждан, которые остались проживать в Чеченской республике – для них 300 тысяч и 50 за имущество.



Лада Леденева : По словам председателя пятигорской общественной организации помощи беженцам Елены Самбуровой, на сегодняшний день на Ставрополье действующий статус вынужденного переселенца имеют 3 тысячи 862 человека. В действительности же эта цифра намного больше. По истечении 5-летнего срока часть переселенцев утратила официальный статус. Половина из них до сих пор не имеют крыши над головой и продолжают направлять заявления о выплате разницы в размерах компенсации за утраченное жилье в федеральные структуры государственной власти.



Елена Самбурова : Исходя из практики, которая сложилась в нашей организации, каждый второй человек, который обращается в нашу организацию, получил компенсацию в размере 120 тысяч. Причем, получил ее в последние года, то есть когда цены на жилье уже выросли. Получив эти деньги, они просто не имели реальной возможности купить себе жилье.


Что касается вопроса по поводу индексации и компенсации за утраченное жилье и имущество, считаю, что в данном случае имело место нарушение статьей 18-й и 19-й Конституции Российской Федерации о равенстве прав и свобод граждан независимо от места жительства и других обстоятельств. Все равны граждане Российской Федерации, но получается, что одни за утраченное жилье получают 120 тысяч рублей, то есть это те жители, которые выехали за пределы Чеченской республики, другие, которые также являются гражданами России, но проживают на территории Чеченкой республики, получают за жилье 350 тысяч рублей.



Лада Леденева : По российским законам, на сегодняшний день государство полностью расплатилось с Раисой Кутняковой. Однако беженка с этим не согласна и продолжает бороться за свои права, составляя письма и телеграммы на имя президента России.



Раиса Кутнякова : Для кого написаны законы, подписанные им и утверждены? Для кого? Почему в нашем государстве происходящее не называется своими именами? Какой я переселенец? Я беженка. Я бежала, в чем стояла. Когда завоевывали Америку, индейцев переселяли в резервации. Им выделяли земли, они устраивались на новом жилье. Мы же и этого лишены.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Охранник - одна из самых востребованных на самарском рынке труда профессий. Слишком много мест, где нужны сейчас люди в форме. Но не сотрудники спецслужб или милиции, а именно – охранники. В Самаре практически в каждом магазине и учреждении можно увидеть одного-двух охранников. Одетые в камуфляжную форму, вооруженные газовыми баллончиками, эти люди призваны следить за порядком. Однако, зачастую именно молодые люди, надевшие форму охраны, и почувствовавшие свою безнаказанность, начинают чувствовать себя главными людьми в учреждениях, провоцируют конфликты с посетителями магазинов, театров и больниц.


Правозащитник Александр Лашманкин не раз наблюдал за хамством людей в форме охраны.



Александр Лашманкин : Таких случаев много. Хамства вообще много в нашем городе. Культура у нас, видимо, еще есть куда развиваться. Например, известный случай с депутатом Сюсиным. Который был чуть ли не закован в наручники этими охранниками. Депутат Городской думы Сюсин – что-то заспорил с продавцом, и закончилось тем, что на него надели наручники. Я не знаю, что он там такого сделал, что его надо было заковывать в наручники.



Сергей Хазов : Во время прошедших недавно выборов мэра Самары правозащитник Александр Лашманкин сам был задержан охранником, слишком рьяно выполнявшим свои обязанности.



Александр Лашманкин : Я пытался пройти на участок, будучи председателем участковой избирательной комиссии, тоже возник инцидент с охранником. Я пришел, попытался пройти в избирком, предъявил документы. Но документов ему оказалось недостаточно. Он заявил, что будет действовать только по распоряжению директора, с которым у него гражданско-правовой договор. Получается, что режим пропуска в учреждение, в данном случае – муниципальное, определяется не общими правилами и законами, а гражданско-правовым соглашением между директором и охранным предприятием. Причем приехал начальник их охраны и начал у меня требовать документы. Я ему говорю: «На каком основании вы у меня документы требуете, кто вам такое право дал?» Он мне в ответ заявил, что имеет право надеть на меня наручники. Когда я предложил ему это сделать, он почему-то отказался это сделать. Съездил в администрацию, и ему объяснили, что я председатель комиссии участковой и не надо препятствовать осуществлению моей деятельности. Если бы ему не объяснили, что надо делать, может быть, он и наручники стал бы надевать.



Сергей Хазов : Пенсионерке Ольге Абашеевой пришлось столкнуться с хамством охранника в супермаркете. Работник службы охраны остановил женщину на выходе из торгового зала, а затем начал обыскивать.



Ольга Абашеева : Это наше воспитание сказывается. Что же поделать, если он такой хамоватый? У нас ведь как-то так: если он на ступеньку повыше встал, то тебя уже будет затаптывать, что ты никто и ничто. Хотя и не знает о человеке, перед ним стоящим. Может быть, он выше его, а он все равно может нахамить. Но это наше воспитание.



Сергей Хазов : Комментирует председатель правозащитной организации «Свободное общество» Валерий Павлюкевич.



Валерий Павлюкевич : Могут быть такие случаи, поскольку в охрану идут далеко не самые лучшие люди. Поэтому, естественно, люди, имеющие низкий статус социальный, низкий образовательный уровень, могут позволить себе любое рукосуйство. Могут быть случаи превышения полномочий со стороны охранников супермаркетов, магазинов.



Сергей Хазов : АдвокатЕлена Семеноваговорит, что очень сложно привлечь к ответственности охранников, превысивших свои полномочия.



Елена Семенова : Это, наверное, все-таки, это бескультурно. Как говорит мой маленький ребенок – «вы некультурны». Просто элементарная невоспитанность. Нарушение обычной человеческой этики, норм человеческого общения. Человека унижать нельзя никаким образом, какое бы ты положение ни занимал. Я считаю, что это просто элементарное бескультурье.



Сергей Хазов : Продолжает правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : Потому что эта шатия-братия, как пара-милитарис. Конечно, не военизированная в прямом смысле, а пара-полиция такая, которая не связана уставом патрульно-постовой службы, как, например, милиция. И, соответственно, ответственность за подобные хулиганские действия у них никакой нет. Они творят, что хотят. Их можно только в гражданско-правовом порядке привлечь. Чтобы это сделать, нужно приложить много усилий и потратить время, на что далеко не каждый согласен.



Сергей Хазов : Сегодня на контроле у самарских правозащитников пять случаев превышения полномочий работниками охраны. Есть среди них и рукоприкладство в отношении посетителей магазинов, и драка, которую затеяли охранники ночного клуба с посетителями из-за того, что посетители клуба, по мнению охраны, были гомосексуалистами.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



Почти полгода пустует новая пятиэтажка на окраине Благовещенска. К дому подведены все коммуникации, полностью завершены отделочные работы, но стройфирма не может сдать объект в эксплуатацию. Дело в том, что жилое здание расположено на границе двух муниципальных образований – Благовещенска и Благовещенского района. Не хватает буквально одной единственной справки, чтобы люди заехали в свои квартиры и справили новоселье. Говорит начальник инспекции строительного надзора администрации Амурской области Игорь Красюк.



Игорь Красюк : Дом стоит на территории Благовещенского района, но точки подключения инженерных сетей данного жилого дома находятся на территории города Благовещенска. Поэтому без согласования соответствующих служб города Благовещенска и без подписания потом ими акта рабочей комиссии не может быть закончена приемка жилого дома.



Антон Лузгин : Когда дом будет сдан в эксплуатацию, сегодня не знает никто. Инвестор строительства общества «Бурястройиневст» обещало жильцам, что уже в июле они поселятся в свои квартиры. Однако тогда никто и предположить не мог, что возникнет проблема административной принадлежности здания. «Нам понятно нетерпение будущих жильцов, - говорят инвесторы. – Стоит готовый дом, у людей нет никакого желания платить деньги за съемные квартиры». Некоторые жильцы уже начали всерьез опасаться за судьбу своих квартир.



Жительница : Мы до сих пор не понимаем, какую надо было иметь совесть, или какую надо иметь голову, чтобы не выяснить такие моменты. Мы, вообще, никак не могли ожидать такого положения вещей. Просто и смех, и грех, правда. Сейчас вот только надеемся на то, что, наконец-то, этот вопрос как-то выяснится при мэре. Даже ответственных людей мы не можем найти.



Жительница : У нас вообще все, что угодно может случиться. Вот последний пример. Построили ярмарку строительных материалов. Казалось бы, такое огромное строение. Уже давным-давно там торгуют строительными материалами. И вдруг одна жительница города делает заявление, что это ее строение, потому как у нее на этом месте раньше был склад, который потом сгорел. Теперь она в суде требует себе это здание. Вы представляете?! Поэтому и мы тоже боимся за судьбу нашего жилья. Мало ли что.



Антон Лузгин : Дело еще осложняется и тем, что архитектурного отдела администрации Благовещенского района больше не существует. В этом году всех специалистов сократили. А ведь именно этот отдел отвечал за новостройку на окраине Благовещенска. И необходимые документы при сдаче дома были бы давно готовы. Теперь вопрос с новостройкой будет решаться на уровне мэра города и его заместителей.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Алина рассказывает стихотворение


Игорь Телин : Это стихотворение семилетняя Алина из расположенного в пригороде Саранска селе Горяйновка выучила с помощью бабушки еще два года назад. Собственно, это весь ее новогодний стихотворный репертуар. Но зато читает – как из автомата палит. Мама обещала, что в этом году Дед Мороз обязательно придет к ним домой поздравить девочку с Новым Годом и принесет подарки. Придет настоящий. В прошлом году Дед Мороз поздравлять тоже приходил, но девочка быстро вычислила в нем своего же папу, и праздник немного был испорчен.


На следующий год Алине идти в школу, но ни разу в своей семилетней жизни не было у нее настоящего детсадовского новогоднего утренника. Впрочем, как и у большинства детей дошкольного возраста, живущих в Горяновке. Ни разу они не одевали костюмы снежинок, лисичек, серых волков и прочих сказочных персонажей, не участвовали в новогодних сценках. Причина – нет в этом селе, большом по нынешним меркам, детского сада. Дошкольное учреждение здесь существовало до 2001 года. Однако местные власти посчитали его содержание нерентабельным, а потому и закрыли, рассказала бабушка Алины, Анна Васильевна.



Анна Васильевна : Больше садик не нужен. Остальные пусть на улице бегают, как бомжата.



Игорь Телин : А пытались каким-то образом эту проблему решить?



Анна Васильевна : К директору обращались родители, чтобы открыть, а он говорит – нерентабельный, потому что надо содержать рабочих.



Игорь Телин : Здание дошкольного учреждения находится на балансе сельхозпредприятия под названием "Первомай". Закрыли же детский сад из-за того, что руководство "Первомая" обиделось на жителей села. Напомню, что расположена Горяйновка в пригороде столицы Мордовии, Саранска, и соответственно, большое количество местных жителей работают на предприятиях и в учреждениях города. Не хотите работать в своем селе, в городе работаете? – ну и не будут ваши дети посещать детский сад по месту жительства. Возите их в город, по месту работы. Так решили руководители "Первомая". А чтобы показать радение за сельхозпроизводство, наняли рабочих в других районах Мордовии и даже за пределами республики и поселили их в комнатах бывшего детсада. Даже мебель не стали менять. Вот и умываются приезжие из детских умывальничков, и даже спят на детских кроватках, правда, составив их по три штуки для одного взрослого ложа. Вот и живут взрослые мужчины в разноцветных комнатах, украшенных рисунками со сказочными героями. Не жизнь, а сказка. Малыши же этой сказки не видят и знают о том, что существуют детские сады лишь по рассказам своих старших братьев и сестер, бывших дошколятами в то время, когда это учреждение в селе еще работало.



Ребенок : Хорошо там.



Игорь Телин : Знаешь, чем там ребятишки занимаются?



Ребенок : Играют.



Игорь Телин : Молодые родители села Горяйновка стоят перед выбором - или бросать работу, чтобы заниматься воспитанием ребенка дома, или возить его в Саранск, в один из городских детских садов. Второй вариант – не самый лучший. Дело в том, что график работы автобуса пригородного сообщения, которым обычно пользуются сельчане, составлен таким образом, что для того, чтобы успеть и ребенка в детский сад завезти, и на работу не опоздать, надо выезжать самым первым утренним рейсом – в двадцать минут седьмого. Соответственно, будить детей приходится в половине шестого. Вот и везут каждое утро родители полусонных малышей в совершенно необорудованных для этого автобусах.



Жительница : Моему ребенку 2 года 9 месяцев. Мы возим в город в садик. Возили три месяца, и мы уже заболели. Без конца болеем, болеем, потому что автобус у нас рейсовый. Невозможно, мы столько детей возим в город, и все в основном болеют. Хотя бы автобус нам выделили, как-то надо выходить из этого положения.



Игорь Телин : Попытка получить комментарий по ситуации в Горяйновке у одного из руководителей сельхозпредприятия Юрия Иванова закончилась угрозами с его стороны. Пригрозил же он, увидев микрофон, почему-то прокуратурой.



Юрий Иванов : Без разрешения в садик шляетесь. Я сейчас в прокуратуру на вас напишу.



Игорь Телин : Проблема отсутствия детского дошкольного учреждения в крупном селе имеет еще одну сторону. Да, много неудобств родителям, а некоторые из них, кто не отдал детей на воспитание бабушкам, и не смог получить место для ребенка в городском детском саде, были вынуждены временно оставить работу, да и сами малыши ежедневными утренними поездками в набитом битком рейсовом автобусе отнюдь не укрепляют свое здоровье. Но вот что еще важно: в детских садах ребята не просто проводят время, пока их родители работают, но и учатся. Учатся и общению со сверстниками, учатся читать, писать, готовятся к школе, получают навыки по уходу за собой. БОльшая часть горяйновских детей этой возможности лишена. И умножать население родного села, да и по большому счету – России, местные мамы желания не имеют.



Жительница : 250 тысяч на второго ребенка. Какой второй ребенок, если первого нам некуда деть?! Сидим дома.



Игорь Телин : Между тем, родители, уже привыкшие возить сыновей и дочерей в городские детские сады, устраивают их также в школы Саранска. И можно предположить, что получивших там образование ребят, вряд ли устроят сельские жизнь и работа.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



Звучит музыка



Сергей Гогин : Посетителей ульяновского областного Театра юного зрителя при входе встречает ребячливый лозунг «Если вы не верили, то мы открылись», словно сам театр еще не верит, что открылся.


Действительно, о том, что городу необходим ТЮЗ, в Ульяновске говорили лет 15, если не больше, но официальное открытие состоялось только в конце октября. До этого были и неофициальные. Театр долго не имел своего помещения, поэтому первые спектакли игрались на разных сценических площадках, порой не приспособленных. Основу труппы составляют выпускники и студенты актерского отделения Ульяновского госуниверситета.


Заинтересованный в трудоустройстве выпускников, университет передал театру принадлежащее ему здание бывшего кинотеатра «Родина». Новый ТЮЗ назвали скромно, но со вкусом «Небольшой театр».



Сергей Кондратенко : За последние 15 лет в России это первый открылся государственный театр.



Сергей Гогин : Говорит актер Сергей Кондратенко. Он перешел на постоянную работу в «Небольшой» из областного драмтеатра. По его словам, нисколько об этом не жалеет.



Сергей Кондратенко : А то, что он «Небольшой», это совершенно не в пику Большому, или драматическому, или какому-то другому. «Небольшой», потому что, во-первых, зал (185 мест всего), совершенно другая природа существования актерская. Потому что если взрослый зритель согласен даже деньги платить, чтобы его культурно обманули, то маленький зритель этого не понимает. Его обмануть невозможно. Играть здесь значительно сложнее. «Небольшой театр» это значит очень большая внутренняя психологическая разработка ролей. Тогда мне интересно здесь.



Звучит фрагмент спектакля



Сергей Гогин : Сегодня в труппе «Небольшого театра» 10 человек – им от 19 до 22 лет. Сергей Кондратенко, которому под 50, исключение.



Сергей Кондратенко : Я знал, что я закончу свою творческую карьеру в небольшом театре.



Сергей Гогин : Для остальных ТЮЗ – это начало карьеры, стартовая площадка.



Ольга Гурьянова : Меня зовут Ольга Гурьянова. У меня было все по классическому варианту. Я закончила университет, я знала, что я буду здесь работать. Я не хотела принципиально ехать в какой-то другой города. Я хотела работать в своем городе, интересная работа, любимая работа, чтобы я получала от этого удовольствие.



Сергей Гогин : Константин Ефимов закончил театральный курс при самарском ТЮЗе и приехал в Ульяновск.



Константин Ефимов : Я прекрасно понимал, что если я останусь в театре «Самарт», куда, в принципе, звали, то что-то особенно сделать вряд ли получится. Потому что это большая труппа, это театр, который имеет уже какое-то имя, там есть люди, на которых постоянно что-то ставится, а здесь театр, который только развивается, развивается пока хорошо. Я только приехал, а у меня уже есть работа, есть роли.



Сергей Гогин : Главный режиссер «Небольшого театра» Эдуард Терехов вместе с актерами, каждому из которых он, кстати, обращается по имени-отчеству, ощущает себя основоположником нового театра.



Эдуард Терехов : То, что мы стоим у истоков, это чувствуется, потому что мы многие вещи начинаем с нуля. Кроме того, что это доставляет огромное удовольствие – рисовать на чистом листе, в то же время это такая серьезная ответственность, взрослая ответственность. Не каждому человеку выпадает в жизни такая честь – начать какое-то большое дело с чистого листа.



Сергей Гогин : Эдуард Терехов из Самары, 41 год, заслуженный артист России, по образованию актер, играл в самарском ТЮЗе, ныне театр «Самарт». По его словам, к режиссуре пришел нелогичным путем. Чтобы заработать на жизнь, рискнул и сделал антрепризу. Получилось. Спектакль имел успех и перешел в основной репертуар. Потом ставил другие спектакли и в разных городах.



Эдуард Терехов : Я приехал на одну постановку, и вот уже как-то так получилось, что завис в этом городе.



Сергей Гогин : Появилось желание с помощью режиссерской профессии что-то сказать людям, говорит Терехов, добавляя, что немного скучает по актерской работе.



Эдуард Терехов : Детский репертуар – это замечательный совершенно тренинг для актерских мозгов, это замечательно развивает фантазию. Кроме всего прочего, вы знаете, это очень дисциплинирует вкус. Потому что в детских спектаклях скатиться на пошлятину ничего не стоит. И какая ответственность! Сидит клоп, что он поймет. И если ты по-настоящему относишься к своей профессии, то это еще и, кроме всего прочего, колоссальное испытание на то, чтобы не опуститься до ширпотреба.



Сергей Гогин : В самом начале театр выработал, по определению главного режиссера, коридор репертуарной политики.



Эдуард Терехов : Наш коридор – вкус, совесть, доброта.



Сергей Гогин : Детям «Небольшой театр» сегодня предлагает три спектакля. Первый из них «Сто фантазий». Это своеобразное театральное попурри на темы детских стихов Юнны Мориц, Григория Остера, Даниила Хармса, Эдуарда Успенского и десятка других поэтов. Хороший детский стих, по наблюдению Терехова, очень драматургичен. Действительно, режиссеру было где развернуться, да и молодые актеры играют с видимым удовольствием.



Звучит фрагмент спектакля



Сергей Гогин : Другой спектакль «Проделки братца Кролика» по знаменитым «Сказкам дядюшки Римуса» Джоэля Харриса.



Звучит фрагмент спектакля



Сергей Гогин : Есть и третий спектакль – «Месть кота Леопольда», который поставил Сергей Кондратенко. Сам я давно вышел из детского возраста, но детские спектакля «Небольшого» смотрел с удовольствием. Качественная литературная основа, изобретательная режиссура с непременными отсылками к реалиям сегодняшнего дня, азартная актерская игра, специально написанная музыка, яркие костюмы и современная осветительная техника не дают скучать. Но и это не все, говорит Эдуард Терехов.



Эдуард Терехов : Мы строим материал своей с тем, чтобы родители для себя нашли там что-то. Ведь у нас в детских спектаклях столько взрослых взаимоотношений, столько подтекстов, которые взрослые видят. Если дети следят за сюжетной линией, то взрослые в этом же спектакле видят другие пласты. И вот эти пласты для нас очень интересны. Это интересная актерская задача. Кроме того, что у меня можно сыграть, условно Винни Пуха, но у Винни Пуха очень взрослые отношения с Пятачком.



Сергей Гогин : Зрителям постарше «Небольшой театр» предлагает спектакль по пьесе Михаила Бартенева «Снегурушка». Говорит Эдуард Терехов.



Эдуард Терехов : Мы принципиально открылись именно этим материалом. Вот опять же там в идеальном соотношении есть и какая-то наивная сказка, и вместе с тем, там есть такая глубина. Там живые взаимоотношения людей с фамилиями Баба Яга, Водяной, Леший. Это мы. Россияне очень ранимые люди. Мы очень нежные в душевном плане люди. Вместе с тем, мы очень жестокие. Мы можем просто по открытой ране садануть. В этом материале есть все – там есть и боль, и одиночество, и вера.



Сергей Гогин : Терехов видит свою задачу в том, что научить молодых актеров быть внимательными к жизни. Актер Сергей Кондратенко, который в силу возраста автоматически стал старейшиной «Небольшого театра», говорит:



Сергей Кондратенко : В актерской профессии трудно только первые 25 лет. Потом еще труднее.



Сергей Гогин : На мой вкус, я бы мог смело рекомендовать родителям привести детей в «Небольшой театр», тем более что билеты пока стоят не дороже 60 рублей.


В ближайших планах театра – «Новые подробности приключений барона Мюнхгаузена», новогодний спектакль в мультимедийной технике и взрослый спектакль «Полмиллиона за шоколадное сердце» по пьесе Филипса Барри. История о любви, жанр которой Эдуард Терехов определяет, как фарс-минор. Постановки финансируются в основном из регионального бюджета. Театр находится на балансе областного Управления культуры.


Скоро Ульяновский университет выпустит еще два десятка актеров. Так что, через пару лет труппа «Небольшого» удвоится.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG