Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и Саудовская Аравия не смогли договориться о принципах создания международной коалиции против "Исламского государства". Министры иностранных дел двух стран едва скрывали напряжение на пресс-конференции в Москве. Главный камень преткновения – судьба режима президента Башара Аль-Асада и его личной власти в Сирии.

Но это такой камень, который может перевесить все прочее, что было достигнуто во время переговоров Сергея Лаврова и Аделя аль-Джубейра.

Приоритет России – не реальное объединение действий против религиозных фанатиков, а спасение под этим предлогом антизападного режима в Дамаске

"Одна из главных причин возникновения "Исламского государства" – это действия президента Асада, направившего оружие против собственного народа", – заявил саудовский министр. А министр российский был решительно не согласен с коллегой и, напротив, настаивал на необходимости каким-то образом скоординировать "действия всех, кто уже воюет с террористами". При этом "сведение счетов между собой… было бы отложено на потом, когда угроза будет отведена".

В переводе с дипломатического языка – всем, кто хочет бороться против воинствующих исламистов ИГ, нужно для начала примириться с Асадом.

Примерно то же самое говорилось российской делегацией и на недавней встрече министров иностранных дел трех стран в столице Катара Дохе. Ожидается что и представителям сирийской оппозиции, которых ждут в Москве на днях, тоже дадут понять: хотите нашей поддержки в борьбе против ИГ, миритесь с Асадом и его властью. Из всего этого трудно не сделать вывод: приоритет России – не реальное объединение действий против религиозных фанатиков, а спасение под этим предлогом антизападного режима в Дамаске.

Чем же объяснить такую удивительную лояльность по отношению к одному человеку и его узкому семейному клану? Неужели все дело лишь в его гарантированном антиамериканизме? Если это так, то это значит, что вся внешняя политика Москвы все больше подчиняется идее игры с нулевой суммой: все, что плохо для США и их союзников, хорошо для нас, и наоборот. И никакого другого содержания в ней уже не остается.

И не имеет значения даже, что примирение с Дамаском практически невозможно для сирийской суннитской оппозиции, да и для той же Саудовской Аравии, Турции и большинства других стран региона. Несколько лет назад об этом еще можно было говорить, мало того, намечались реальные контакты между суннитскими деятелями и реалистически мыслящими представителями алавитского (шиитского) меньшинства. Но клан Асада, озабоченный лишь вопросом сохранения личной власти, сделал все, чтобы эти контакты сорвать. И залил кровью мирные демонстрации протеста, после чего многие из уцелевших их участников и оказались в рядах исламистов, о чем раньше и не помышляли. Но чего не сделаешь от отчаяния… Из политического конфликт превратился в конфессиональный. А там, где вспыхивает и переходит в гражданскую войну суннитско-шиитская рознь, непременно появляется "Аль-Каида", ИГ и прочие основанные на тотальной религиозной нетерпимости организации.

И теперь, после сотен тысяч смертей, после бесчисленных актов зверства и жестокости, трудно рассчитывать на сотрудничество – даже против общего врага.

Против России веками плелись заговоры некоей злобной закулисой, какими-то враждебными силами – от кайзера и японского императора до Гитлера и Басаева

Не может быть, чтобы это было неизвестно главе российского внешнеполитического ведомства. Но если возможность создания коалиции с участием Асада крайне маловероятна, то можно, по крайней мере, попытаться набрать очков на главном направлении внешней политики – в той же самой информационно-психологической войне, обвинить в провале переговоров о коалиции "главного противника". Ведь с точки зрения российской власти нельзя допустить никакого позитивного развития, хоть как-то ассоциирующегося с США и их союзниками. Они при всех обстоятельствах должны быть стопроцентными исчадиями ада. Иначе рухнет основа всей новой государственной идеологии.

Это подтвердил спикер государственной думы Сергей Нарышкин в своей наделавшей шума на весь мир программной статье в "Российской газете".

Наверно, это правда, что она была направлена, прежде всего, на внутреннюю аудиторию, но не только. Примерно то же самое послание ненависти российский зритель слышит каждый день от комментаторов и корреспондентов телеканалов. Согласно этому взгляду против России веками плелись заговоры некоей злобной закулисой, какими-то враждебными силами – от кайзера и японского императора до Гитлера и Басаева. Все это звенья одной и той же цепи, части одной и той же сумеречной силы, которую теперь представляют США и лично президент этой враждебной страны, нацелившейся на разорение России и овладение ее природными богатствами. А коли так, то для дипломатии в общепринятом смысле этого слова уже нет места. Разве что ей может быть уготована роль инструмента манипуляции и психологической войны. Договариваться уже не о чем, искать компромиссы бессмысленно. Какие же могут быть компромиссы с теми, кто хочет тебе погибели?

Теперь такой взгляд на мир и международное положение России поднят на официальный уровень.

Впрочем, и сам президент Путин не раз говорил нечто, звучащее в унисон подобным идеям. Но все же до сих пор он был не столь категоричен, выбирал чуть более осторожные формулировки, неизменно называл американцев и страны НАТО "партнерами", даже когда их резко критиковал. Статью Нарышкина, видимо, надо понимать так, что время недоговоренностей и излишней вежливости, всех этих цирлихов-манирлихов, миновало.

Из чего следует: никакой коалиции ни против кого у России с Западом быть теперь уже не может. Легче представить себе обратное – прямой или косвенный, явный или тайный союз с любыми его врагами. Ведь игра-то – с нулевой суммой…

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор, востоковед

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG