Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Бои между чеченскими контртеррористами происходят под окнами у президента»


В последнее время Мовлади Байсаров представлял опасность для Рамзана Кадырова

В последнее время Мовлади Байсаров представлял опасность для Рамзана Кадырова

В субботу в центре Москвы при задержании был убит бывший командир спецгруппы «Горец» Мовлади Байсаров. Согласно официальной информации, во время задержания Байсаров оказал сопротивление и был застрелен сотрудником, как подчеркивают средства массовой информации, чеченской милицией.


Уже существует несколько версий убийства Мовлади Байсарова. Согалсно официальной версии: Байсаров был застрелен после того, как оказал сопротивление чеченским милиционерам. Однако некоторые российские издания ставят под сомнение официальную версию. Есть данные, что Байсаров был убит у дома номер 30 когда он сам подошел к группе чеченцев, которые и расстреляли его потом из пистолета-пулемета Стечкина. По некоторым сведениям, эти люди имели отношение к силовым структурам, поскольку никого из них не задержали.


Эксперты обращают внимание на то, что сотрудники чеченской милиции своими действиями поставили под угрозу жизни и находящихся поблизости людей.


«То, что чеченские силовики принимали участие в этой операции, формально в принципе, если данный вопрос был согласован с московской милицией и с МВД, и с ФСБ, то, конечно, правовые основания для этого есть. Но здесь уникальность заключается в том, что погиб офицер ФСБ, и второе - то, что здесь между Кадыровым и Байсаровым просто был личный конфликт и кровная месть. И практически в результате кровной мести Байсаров и погиб. То, что для выполнения вот этого заказа по кровной мести были привлечены сотрудники МВД Российской Федерации, центрального аппарата, это говорит уже о многом, что мы опять вернулись, в лучшем случае, в середину 90-х годов», - считает политолог Алексей Ващенко.


По мнению Алексея Ващенко сотрудники чеченских силовых структур, не наведя порядок в своей республике, горят желанием проводить спецоперации и в других регионах России: «Парадокс заключается в том, что это уже не первый случай, когда чеченцы начинают действовать за пределами Чечни: такой скандал недавно был в Ленинградской области, когда там не могли поделить комбинат. Затем вспомните, когда Кадыров неоднократно предлагал направить чеченских силовиков для наведения порядка в Кондопоге. Также он выходил с инициативами, чтобы чеченцы наводили порядок на территории Южного федерального округа. Эта операция уникальна тем, что Мовлади Байсаров был офицером ФСБ, и то, что он был убит в центре Москвы. То есть получается, что ФСБ просто предало своего офицера.


Это не первый конфликт: вспомните конфликт между Гантамировым и Рамзаном Кадыровым, когда они не поделили деньги. В данном случае речь идет о конфликте между представителями ФСБ и представителями структур, подчиненных Рамзану Кадырову. Это лишний раз говорит только лишь о том, что в Чечне контроль над силовым блоком установлен как не был, так и не будет».


Стрельба в центре Москвы - своеобразное продолжение чеченской контрртеррористической операции, считает член Совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов: «Если это была заранее спланированная операция, а о том и речь: человека ждали именно там, на Ленинском, 30 - то проводить ее в оживленном месте, на площади Гагарина, около шести пополудни - это немножечко неправильно для цивилизованных стран. Но не для нас, где в борьбе с одним террористом могут снести целый дом и, дай бог, чтобы люди оттуда спаслись. Такая операция - это стиль Кавказа, Грозного, Назрани. Видимо, семь лет чеченской войны не проходят даром. По-моему, никто еще не отметил вот это несоответствие места действия и образа действия.


Второй момент. Произошло все это, кажется, менее чем в километре от избирательного участка, который россияне видят регулярно, каждые выборы, когда там голосует наше высшее начальство - президент Путин. Где-то чуть-чуть дальше от центра Москвы этот избирательный участок и, видимо, место прописки президента. Бои между чеченскими контртеррористами, которые происходят под окнами у президента, это, видимо, не то завершение контртеррористической операции, которого он ожидал».


Чеченского публициста Руслана Мартагова не удивляет беззаконие, допущенное сотрудниками республиканской милиции: «То рядом ходят люди с детьми, тех, кто это заказывают и исполняют операцию, интересует в самую последнюю очередь. Вообще, должен сказать, что стараниями господина Путина чеченский народ вышел из той категории народонаселения, на которую распространяются какие-то хотя бы относительно нормальные законы демократического общежития. Мы можем делать все, что угодно, я имею в виду "мы" - это те, которые поддерживают сегодняшний режим в Чечне. На них эти законы не распространяются. Их покрывают, им все это прощается, им все это спускается. Те же, кто против нынешнего режима в Чечне, те попадают под усиленный прессинг, чиновничий произвол, административные и правовые преследования».


Мовлади Байсаров, по мнению Руслана Мартагова, в последнее время представлял опасность для Рамзана Кадырова: «Это конфликт искусственно созданный и искусственно поддерживается. Последняя масштабная акция в части поддержки нестабильности на территории Северного Кавказа - как раз назначение Кадыровых во власть. Мовлади Байсаров для Рамзана Кадырова был опасен в качестве инструмента в руках тех политиков, которые хотели развернуть ситуацию в Чечне в какую-то другую сторону или взять ее под свой контроль. Поэтому Кадыров пошел на все, чтобы эту опасность ликвидировать, и он своего достиг».


XS
SM
MD
LG