Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бывший резидент КГБ Олег Гордиевский не сомневается в причастности к отравлению Литвиненко российских спецслужб


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.



Андрей Шарый: Британская полиция ведет официальное расследование обстоятельств отравления живущего в Лондоне бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко, который попал в больницу 1 ноября. Состояние здоровья Александра Литвиненко сильно ухудшилось с той поры, сейчас оно характеризуется врачами как тяжелое, но стабильное, и такое отставание в информации связано с тем, что, как утверждает жена Литвиненко Марина, первое время факту отравления не принимали такого серьезного внимания. О том, что началось расследование британской полицией, сообщила лондонская газета "Санди Таймс" со ссылкой на свои источники в Скотланд-Ярде.



Андрей Шароградский: В крови Литвиненко обнаружены следы таллия - смертельно опасного яда, лишенного запаха и вкуса. У Литвиненко поражены почки, костный мозг, практически не функционирует иммунная система.


Обстоятельства отравления не ясны, однако известно, что за несколько часов до того, как Литвиненко почувствовал себя плохо, он обедал с одним из своих информаторов в ресторане в центре Лондона. Информатор попросил о встрече, утверждая, что в его распоряжении есть документы, подтверждающие причастность ФСБ к убийству журналистки Анны Политковской.



Александр Литвиненко: На меня вышел человек и предложил мне встретиться, чтобы передать мне информацию, в том числе о людях, которые совершили убийство Политковской. Это было первого числа. Я встретился с этим человеком, мы с ним посидели в ресторане, он мне передал эти бумаги. Я пришел домой, и через несколько часов мне стало плохо. У меня появилось тяжелейшее отравление. Полиция на пятые сутки после моего отравления начала расследование.



Андрей Шароградский: По словам Литвиненко, показанный ему документ, в котором упоминались фамилии известных ему агентов ФСБ, представлял собой распечатанное сообщение на английском языке, переданное по электронной почте, и он не понял, для чего информатору потребовалось ехать из Италии в Великобританию, чтобы продемонстрировать ему это письмо.


"Информатор заметно нервничал, ничего не ел и исчез после нашей встречи", - рассказал Литвиненко. Он подчеркнул при этом, что у него нет оснований для прямых обвинений в отравлении в адрес информатора.


В последние две недели состояние здоровья Литвиненко резко ухудшилось. По словам врачей, его шансы выжить оцениваются сейчас как 50 на 50, развитие событий в ближайшие 3-4 недели будет иметь решающее значение. Накануне один из друзей Литвиненко Алекс Гольдфарб рассказал о своей встрече с ним в больнице.



Алекс Гольдфарб: Я видел его вчера - он выглядит как привидение. У него выпали волосы, рот красный, потому что у него сильное раздражение во рту. Он похож на пациента онкологического отделения, прошедшего полный курс химиотерапии. А всего месяц назад это был здоровый, молодой, привлекательный мужчина.


Когда я увидел его, я сразу подумал - они все-таки достали его. Они угрожали ему в течение 7 лет - с тех пор как он стал раздражать российское правительство и спецслужбы своими заявлениями.



Андрей Шароградский: Жена Литвиненко Марина выразила надежду, что в ближайшее время удастся найти донора для пересадки костного мозга.


Александр Литвиненко стал широко известен в 1998 году - после того, как он публично заявил, что ему было поручено убийство известного бизнесмена Бориса Березовского. После двух арестов по, как утверждает Литвиненко, сфабрикованным обвинениям, в 2000 году он бежал из России вместе с семьей и получил в Великобритании политическое убежище. В этом году Александр Литвиненко стал британским подданным.


Литвиненко был хорошо знаком с Анной Политковской, которая сама получила тяжелое отравление в том момент, когда летела в Беслан, где боевики удерживали заложников в школе. При загадочных обстоятельствах скончался коллега Политковской по "Новой газете" Юрий Щекочихин, многие друзья Щекочихина уверены, что он тоже был отравлен, чтобы пресечь публикацию проведенных им расследований.



Андрей Шарый: Итак, 1 ноября, в день, когда бывший сотрудник ФСБ Литвиненко почувствовал недомогание, он обедал в японском ресторане с итальянским знакомым Марио Скарамеллой, который, как утверждает Литвиненко, показывал ему документы, связанные с расследованием убийства Анны Политковской. В тот же день, по некоторым данным, у Литвиненко была еще одна встреча, со своим бывшим другом, тайно завербованным ФСБ в тюрьме. Эта встреча произошла еще перед беседой Литвиненко со Скарамеллой. Имя этого возможного отравителя неизвестно. По некоторым данным, этот человек некогда входил в окружение Бориса Березовского. По сведениям, которые предоставил средствам массовой информации бывший резидент КГБ в Лондоне, а ныне историк советских и британских секретных специальных служб Олег Гордиевский, этот предполагаемый отравитель оказался в тюрьме, но затем неожиданно вышел на свободу, занялся бизнесом и разбогател.


О пребывании Литвиненко в Британии я беседую с бывшим резидентом КГБ в Лондоне Олегом Гордиевским. У него не вызывает сомнения причастность к отравлению Литвиненко российских служб.



Олег Гордиевский: Когда Политковской был подложен яд на самолете, это могло сделать только КГБ. Это их метод, это их яд. Литвиненко получал множество угроз от КГБ за четыре года здесь. Они были разных видов - и через газеты, и через личностей, и по телефону и так далее. Это было явно организовано на таком уровне, правительственном, то есть от КГБ. И он всегда ожидал атаки от КГБ и ни от кого больше. Так что это абсолютно логично.


А, во-вторых, это же яд кэгэбэвский. Это не какой-то доступной яд, вы не можете купить таллиум в аптеке, и в больнице вам не выдадут таллий. Это была чисто кэгэбэвская операция: выследить, узнать, кто друзья, с кем он встречается, ситуацию организовать где-нибудь в отеле, в комнате, чай, так и случилось. Хороший приятель приходит выпить чашку чая, я себе тоже налью.


Дело в том, что Литвиненко не пьет алкоголь. Он не пьет ни пиво, ни водку, ничто. Так что, если бы была бутылка, скажем, неоткрытая, было бы очень трудно это сделать.



Андрей Шарый: Понятно ли вам, какой информацией располагал Литвиненко? Из-за чего его конкретно отравили? Говорится об этой бумаге, которую якобы передал ему вот этот его итальянский знакомый, о четырех страничках странных, полученных через электронную почту. Какой такой информацией, связанной с гибелью Анны Политковской, мог обладать Литвиненко? Вы можете догадаться об этом?



Олег Гордиевский: Я лично считаю, рассматривая это дело, как не имеющее никакого отношения к расследованию Политковской. Дело в том, что этот Марио, он очень суетливый, очень активный, Марио Скарамелло, я его хорошо знаю. И он где-то там откопал какую-то бумагу, которую счел важной. Он сунул ее Литвиненко, который уже начал чувствовать себя плохо, Литвиненко плохо читает по-английски, он даже ее не прочитал. И это никакого значения не имеет, потому что он уже был отравлен. Эти четыре листочка от Скарамелло, который всегда приносит какие-то документы, он и мне приносил о Проди, о загрязнении Средиземного моря. Он адвокат вообще, он помощник известного сенатора Гузанти, а этот сенатор такой активный антикоммунист и он хотел дискредитировать Проди, чтобы сохранить Берлускони, но это не получилось.



Андрей Шарый: А он может быть как-то связан с ФСБ, как вы считаете?



Олег Гордиевский: Он связан с ФСБ только в том смысле, что посещал ФСБ дважды, когда был в Москве, какие-то у него были дела, какой-то бизнес, связанный или лично, или через брата, что-то такое, ФСБ вроде там помогало. ФСБ помогало для того, чтобы завербовать его, потому что другой цели нет. Завербовали или нет, я думаю, нет. Потому что он знает эту практику, он знает работу спецслужб хорошо. Поэтому я не думаю, что он пошел бы на такой шаг, как отравить британского гражданина на британской земле.



Андрей Шарый: Получается, если ваши умозаключения верны, что смерть Политковской и отравление Литвиненко никак не связаны, это только такие совпадения по времени. Чем же тогда мог быть так неугоден Литвиненко российским спецслужбам?



Олег Гордиевский: Если бы вы читали "Чечен-пресс", там каждую неделю за четыре года шли острые, агрессивные, саркастические нападки на Путина, на ФСБ. Кроме того, он сделал несколько заявлений о Путине польским журналам, они были такие резкие, что посольство России в Варшаве протестовало, причем протестовало не посольству Британии, а протестовало английской разведки, представитель которой есть в Варшаве, потому что, мол, Литвиненко работает на разведку. Но он не работает на разведку, он не связан со спецслужбами. Его работа в Лондоне - чисто политическая, публицистическая работа.



Андрей Шарый: Как Литвиненко связан с Березовским и связан ли?



Олег Гордиевский: Он был связан с Березовским, потому что Березовский финансировал его побег, как-то помогал ему финансово в начале. Последние два года эта связь становилась слабее, слабее, слабее, потому что Березовский сказал: "Ищи сам себе работу, уже не могу тебя все время поддерживать". И он начал осваиваться. Он начал давать какие-то консультации предпринимателям или правительству.



Андрей Шарый: Олег Антонович, если предположить, что действительно ФСБ стоит за покушением на Литвиненко, означает ли это, что просто проведена очередная такая ужасная точечная операция или ФСБ возвращается к практике преследования политических противников за рубежом и это может быть масштабной кампанией?



Олег Гордиевский: Мы же видим, что это уже масштабная кампания. Анну Политковскую убили, президента бывшего Чечни убили за рубежом, причем поймали этих прохвостов, которые убили, и они перед камерой признались. Здесь они почти что убили Литвиненко. Мы еще не знаем, выживет он или нет. К нему не допускают людей, потому что боятся его заразить, у него иммунная система совершенно не работает. Это человек, который просто будет инвалидом до конца жизни теперь. Это уже видно, что это кампания. Щекочихин был отравлен летом прошлого года. Конечно это кампания против диссидентов.


XS
SM
MD
LG