Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Ризоматическое обучение


Russia -- banner Edutainme parner project

Russia -- banner Edutainme parner project

Как придумать новую педагогическую теорию на стыке современной философии и образовательных технологий

Преподаватель и блогер Дэвид Кормье разработал педагогическую теорию, в которой всё наоборот: проводят контрольные и пишут учебники сами ученики. Edutainme выяснили, что такое ризоматеическое обучение и какую пользу этот подход принесёт.

Изначально ризома — особый тип корневища, не обладающего ни чётко выраженным центральным подземным стеблем, ни началом или концом. Идеальный пример ризомы в природе — это грибница. В качестве философского термина это слово введено в оборот двумя французскими философами 20 века — Жилем Делёзом и Феликсом Гваттари. Применительно к образованию, эту концепцию развивает в основном один человек — блоггер Дэвид Кормье, который одинаково хорошо разбирается в образовательных технологиях и философии постструктурализма. Принципы ризоматического обучения он воплотил в начале прошлого года в онлайн-курсе #rhizo14, по итогам которого появилось что-то вроде пособия или манифеста «Как превратить сообщество в учебный план?».

Для Дэвида Кормье ризома выступает как метафора знания, которое мы усваиваем в процессе обучения. Согласно этой метафоре у любого знания нет наиболее важного, обязательного для всех центра и заранее заданных границ. Напротив, любое знание (например, знание математики) состоит из практически независимых частей, в каждую из которых можно углубляться без привязки к остальным направлениям предмета.

учебные материалы делятся на четыре типа: от самого бестолкового к наиболее полезному

Основополагающий принцип ризоматического обучения — «community as curriculum», который можно перевести как «сообщество в качестве учебного плана». Это означает, что темы для изучения и форматы учёбы выбираются спонтанно, исходя из того, какой опыт есть у людей, собравшихся с целью учиться вместе. Особенно действенным этот принцип оказывается в онлайн-образовании. Вероятность, что среди двадцати учеников условного восьмого «А» окажутся программист, специалист по средневековой живописи и полиглот есть, но она не так велика, как в случае с виртуальным «классом» из тысячи слушателей одного MOOC. Вне зависимости от темы курса в онлайн-аудитории могут оказаться и продвинутый инженер, и университетский профессор, и школьник, увлечённый Minecraft. Сам факт, что много очень разных людей объединились ради одной цели (например, пройти онлайн-курс), уже открывает широкий спектр возможностей.

На практике организация учебного процесса по принципу ризомы означает, в первую очередь, возложение большей ответственности на учеников: они сами должны выбирать себе команду для коллективных заданий и даже самостоятельно разрабатывать контрольные и проверочные вопросы. Последний пункт может звучать непривычно, но бесполезным его точно не назовешь. Кому, как не учителям, знать, что для разработки тестов и заданий нужно намного более глубокое понимание темы, чем для их решения.

При этом принципиально важно различать ответственность и обязанность. Если мы говорим о кружке дополнительного образования или открытом онлайн-курсе, то в них записываются, чтобы узнать что-то новое или посмотреть на известные факты и тезисы из другого контекста. Этот выбор налагает ответственность за помощь себе и другим в ходе учебного процесса. И если выбор сделан добровольно, то ответственность исходит от самого ученика. Обязанность же всегда исходит от учителя, который устанавливает тем самым определённую иерархию. Обязывать что-то сделать в традиционном классе имеет право только учитель и он же единолично контролирует выполнение обязанности.

Единственное, что может стимулировать внутреннее чувство ответственности учеников — постоянное обсуждение учебного процесса, его целей и пользы для каждого. А выражается ответственность за своё образование в первую очередь в том, что каждый должен проговаривать все сомнительные и непонятные темы и задавать другим об этом вопросы.

Содержание курса в таком случае не цель. Запоминание основных определений и правил вовсе не является гарантом успешного образования. Содержание учебных материалов это не цель, а важное, но не единственное средство. И чтобы оно работало, нужно его применять. Например, если мы говорим о научном термине, то его надо обсуждать и использовать в эссе, а не заучивать устоявшееся определение.

Учебные материалы Дэвид Кормье делит на четыре типа: от самого бестолкового к наиболее полезному. Первый тип — это анонимные источники вроде Википедии. Повторим, что для ризоматического обучения содержание не является целью, анонимные источники же предоставляют именно пустое содержание без информации о контексте, возможности оспорить что-то и без автора, отвечающего своей репутацией за качество информации. Следующий тип — статьи и книги, о которых можно узнать намного больше, чем об анонимной статье в энциклопедии: год и контекст написания, взгляды автора. С таким документом уже можно работать: обсуждать его плюсы и минусы, а также причины того, что в нём содержатся определённые тезисы. Третий — размышления и тексты, появившиеся в результате обсуждения чужих источников. Этот тип лучше предыдущих двух, потому что информация в таком случае либо уже усвоена, либо скомпилирована по определённому принципу. Ну и последний — уникальный контент самих учеников и преподавателя. Это может быть как индивидуальный исследовательский проект, так и учебник, написанный коллективно всем классом.

Но если практически вся ответственность перекладывается на плечи учеников, то как же их оценить по итогам такой учёбы? Когда каждый сам себе ставит оценку, велика вероятность, что все получат бессмысленный максимальный балл. Но и тут есть интересная уловка, которая используется даже в некоторых российских образовательных учреждениях (например, в Лицее НИУ ВШЭ). Решение проблемы — критериальное оценивание, честное соглашение между учителем и учеником. Как это происходит? В ходе курса преподаватель и ученик договариваются о том, что значит та или иная оценка в рамках конкретного предмета. Например, оценка «5» подразумевает, что ученик может написать развёрнутое эссе по самостоятельно сформулированной теме с использованием терминов, которые обсуждались на занятиях и тому подобное. В итоге, используя принятые критерии, справедливо оценить работу может любой. А главное преимущество в том, что справедливость можно будет затем проверить и оспорить опять же апелируя к выработанным критериям оценивания.

Может возникнуть ощущения, что ризоматическое обучение — это утопия. Но, как уже сказано выше, по описанным принципам удалось провести вполне успешный массовый открытый онлайн-курс #rhizo14. Он стал возможен, потому что каждый ученик использовал в процессе учёбы три технологии: блоги для рефлексии над процессом, твиттер для обсуждений (инструмент связанности) и Google Документы для систематизации коллективного опыта и знаний.

В качестве бонуса можно рассмотреть вопросы, которые Кормье предлагает задать себе каждому учителю при выборе образовательных технологий:

Не выглядит ли этот сервис столь отпугивающе для учеников, как MS DOS?
Пригодится ли им эта технология после окончания курса? Останется ли доступ к наработанным материалам?
Насколько долго и сложно будет научиться ей пользоваться? Стоит ли это того?
Пригодится ли умение пользоваться этим сервисом/технологией для не учебных целей?
Будут ли в безопасности личные данные пользователей?
Рекомендуют ли этот сервис люди, к чьему мнению я прислушиваюсь?

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG