Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закончился трехнедельный судебный процесс по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко. Последний день вместил в себя немного пафосное выступление прокурора Олега Ткаченко, потребовавшего для кинорежиссера 23 года лишения свободы, а для антифашиста Кольченко – 12 лет за то, что активист постоял на стреме во время поджогов офиса "Единой России". Еще в среду выступили все трое адвокатов обвиняемых, и свое последнее слово произнесли подсудимые. Кольченко, который говорил первым, привычно запинался, волнуясь и читая по бумажке. Олег говорил легко и – как будто в беседе с друзьями – делился наболевшим.

"Суд оккупантов не может быть справедливым по определению. Ничего личного, Ваша честь!" – немного фамильярно обратился Сенцов к председательствующему. Судья терпел, но в конце не выдержал политических заявлений кинорежиссера и прервал его речь. Прокурор наблюдал за происходящим невозмутимо – так же, как он смотрел на свидетеля Геннадия Афанасьева, заявившего о пытках в Симферопольском управлении ФСБ. В среду впервые рассказ о жутких страданиях Афанасьева, которого пытали током и душили с помощью противогаза, прозвучал полностью. Адвокат Дмитрий Динзе, пользуясь тем, что в прениях может говорить почти все что угодно, зачитал рассказ Афанасьева. Скучающий прокурор не обратил на слова адвоката никакого внимания, судья хмурился, но прерывать адвоката не стал. Афанасьева, кстати, недавно снова избили: уже после суда к нему в СИЗО пришел сотрудник ФСБ.

В Киеве скоро откроется фотовыставка работ Геннадия Афанасьева, "Мемориал" признал его сегодня политзаключенным. Теперь, когда он совершил свой, как сказал Сенцов, "очень мужественный, очень правильный поступок", Афанасьева легко защищать и поддерживать. Хотя, по словам украинской правозащитницы Марии Томак, в списке на освобождение, согласно Минским соглашениям, – все четверо: Сенцов, Кольченко, Афанасьев и Алексей Чирний – совершенно сломанный человек, который также выступил свидетелем обвинения.

Адвокаты громили доводы прокурора, указывали на свидетелей-агентов ФСБ, выступивших провокаторами в деле; на то, что Сенцов вообще никак не связан с Чирнием и доказать, что кинорежиссер хоть как-то был связан с "Правым сектором", вообще невозможно. Прокурор скучал, судья, для которого дело Сенцова – Кольченко было первым делом о терроризме (как и для прокурора, кстати), тоже не слишком утруждал себя. Корреспонденты и операторы телеканала "Россия" вышли из здания суда, закуривая и пересмеиваясь: "Ну ты, трубадур режима". Так к ним обращался Сенцов.

Сенцов говорил: он готов к тому, что дадут 20 лет – мол, все равно Путин столько не проживет. Сенцов и Кольченко шутят и улыбаются в своем аквариуме. Наверное, представить себе 20 лет в заключении они все же не в состоянии

...Мы жили три недели тем, что переживали с этими молодыми людьми, вся вина которых состоит в любви к своей стране, события весны 2014 года. Когда на улицах Симферополя появились бронетранспортеры, когда молодые девочки с визгом катались на машинах, украшенных российскими флагами, в украинских военных частях, блокированных "зелеными человечками", не было продовольствия. У мальчишек, которые служили в этих частях и не понимали, почему молчит "материк", почему нет приказа оказывать сопротивление, не было носков и сигарет. Это все привозил им Сенцов с друзьями из "Автомайдана". Он не надеялся, что они будут воевать, он хотел показать: если в Киеве про них забыли, то люди, обычные сограждане – не забыли и готовы помочь. Потом этих же военных Сенцов вывозил на материк. Судя по всему, он был хорошим организатором.

Дело Сенцова – Кольченко, конечно, совсем не "Болотное дело". Оно направлено не против своих граждан, а против украинцев, заявляющих, что они не крепостные. Но последствия дела "крымских террористов" могут быть очень серьезными. Ни один человек, фамилия которого фигурирует в деле, не может чувствовать себя в безопасности. Это нужно осознавать четко: если какому-нибудь фээсбэшнику понадобятся очередные звездочки на погона – будут доставать из шкафа дело "о группе Сенцова", и любой неугодный российской власти крымчанин может оказаться под ударом.

Уже после суда адвокат Кольченко Светлана Сидоркина в комментарии для украинского телевидения сказала что-то про оккупацию Крыма. Через двадцать минут прибыл полицейский, которого вызвал начальник службы охраны отеля, заявивший: адвокат выкрикивала "антироссийские лозунги". "А что, говорить про оккупацию – это не антироссийские заявления?" – искренне удивлялся охранник. В это время молоденький полицейский, поняв, что нарвался на трех адвокатов и десяток журналистов, пытался как-то сгладить ситуацию.

Приговор будет вынесен 25 августа. Никто, ни адвокаты, ни сами подсудимые, не рассчитывает на оправдание. Сенцов говорил: он готов к тому, что дадут 20 лет – мол, все равно Путин столько не проживет. Сенцов и Кольченко шутят и улыбаются в своем аквариуме. Наверное, представить себе 20 лет в заключении они все же не в состоянии.

Антон Наумлюк – специальный корреспондент Радио Свобода в ростовском окружном военном трибунале

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG