Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Игорь Яковенко, бывший депутат Государственный Думы, бывший генеральный секретарь Союза журналистов России, написал в связи с погромом в Манеже: "Очистить русское православие от Энтео, Чаплина или Смирнова невозможно. В ходе этой процедуры оно все уйдет в очистки". Яковенко привел убойную параллель: "Пытались сконструировать социализм с человеческим лицом. Пока не обнаружилось, что эти извращения и есть настоящая суть социализма, по крайней мере, в его российской ипостаси. И чтобы лицо России стало человеческим – надо, чтобы оно перестало быть социалистическим".

Православие в моей защите не нуждается, а за социализм я вступлюсь из тех очисток, куда меня определил почтенный публицист. Чтобы морда нашего Мордора стала лицом России, оно должно стать социалистическим. Социализм – совершенно неизбежная часть нормальной жизни. Тот социализм, который и в Штатах социализм, и в Швеции социализм. Есть он там, есть. В нужных дозах и в нужных местах. И в России должен быть.

Считать, что ленинизм – "российская ипостась социализма", все равно что считать рубль российской ипостасью доллара, а ложь – сутью правды. Налицо игра словами, цель которой – объявить подделку единственной реальностью.

Точно так же рассуждают люди, которые объявляют победу Ельцина в августе 1991 года демократической революцией. Некоторые делают это, чтобы восхвалить демократию, но большинство – чтобы оплевать демократию. Большинство разумнее: если то, что было в 1990-е годы – это "российская ипостась демократии", то демократия – это сатанизм. Сохранение тайной политической полиции, фальсификация выборов, милитаризм, шовинизм, расширение власти номенклатуры, казнокрадство, классовое расслоение – демократия? Извините!

Я отчетливо помню, что мы стояли около Белого дома совершенно не ради торжества такой "российской ипостаси демократии". Просто – ради демократии. При имени Ельцина грустно хохотали. Что ж – мы ошиблись и нету никакой демократии, а есть только подделки? И православия никакого нету, а есть лишь Путин, Гундяев и Кураев? И вообще, как говорил один герой Стругацких, всюду оно и то же, а в Антарктиде к тому же еще и холодно? Символ веры совка-ватника…

Любопытно и существенно, кстати, что Яковенко подменяет подлинно сатанинскую пародию на православие (Путин, Гундяев, Кураев) куда более мелкими именами. Самоцензура, боязнь критики выше уровня замминистра – вот уж точно "настоящая суть" той журналистики, которая была увенчана Союзом журналистов, в которой был генсеком Игорь Яковенко. В доме, который построил Ленин. Напомню, что Яковенко в 1979-1988 годах был инструктором, а затем заведующим отделом пропаганды и агитации Дзержинского райкома КПСС. А в 1988-1990 годах преподавал философию в Высшей московской партийной школе.

Круг замкнулся. Как сорок лет назад, так и сейчас Яковенко объясняет, что православие – это дрянь и гадость. Правда, аккуратно обходит Кураева – любимца псевдо-либеральных псевдо-интеллектуалов. Который именно в силу этой любимости куда опаснее хунвейбина Цорионова, смешливого циника Чаплина и стёбщика Смирнова.

Дрянь и гадость – союз журналистов советской выучки и советского духа, или Государственная Дума. А православие... Православие – это православие. Кто славит Бога, тот православный, а кто вместо прославления Бога громит выставки, тот погромщик, а не православный.

Яковенко имеет выбор: считать сутью и лицом российского православия отца Александра Меня или Всеволода Чаплина. Он делает свой выбор в пользу Чаплина, и это – типично для заведующего отделом пропаганды и агитации Дзержинского райкома КПСС. Потому что для ленинистов мир перевернут. Лицом является не та часть тела, которой думают, целуют, едят, а та, которой давят, гадят и отравляют воздух. Суть в силе, точнее – в насилии. Эталон килограмма для советской психологии – килограмм свинца, а не килограмм пуха.

Как в праздновании годовщины августовских событий 1991 года, так и в реакции на погром в Манеже поражает истероидность, чрезмерность оценок

Так вот неправда! Демократия – не Чубайс, а Джимми Картер или хотя бы Рональд Рейган. Сыр – не прессованное пальмовое масло, а сыр. Журналистика – не прославление или облаивание диктаторов, а… ну, журналистика есть журналистика, и не знать деталей могут лишь выпускники факультета журналистики МГУ. А православие есть христианство, а не хунвейбинство с милитаризмом и холуйством. Существование подделок – доказательство существования подлинников, а не опровержение. Просто не надо делать власть единственным критерием истины. Критерий истины – истина.

Конечно, грешно бить лежачего, но все же добавлю: перечисляя пороки "православия", хорошо бы проверять факты не по Википедии. Например, знать, что "ересь жидовствующих" – выдумка, ее не было. Если Яковенко верно пишет, что академик Лихачев считал "жидовствующих" гуманистами и реформаторами, значит, ошибался и академик Лихачев, что с ним бывало чаще, чем ему бы самому хотелось. Не были они гуманистами, потому что не были "жидовствующими", а просто облыжно обвиненными в ереси священниками, жертвами придворных интриг. И, кстати, обвиненных в жидовстве отправили не на плаху, а на костер. И стригольники не были предтечами Алексея Навального, как боярыня Морозова не была черновым вариантом Ксении Навальной. Ни один стригольник никогда бы не назвал женщину "чернож…пой", как это сделал господин Навальный – и не раскаялся. Немножечко другого поля ягоды, знаете ли. Не всякий, кто борется с коррупцией – святой; Гитлер тоже с коррупцией боролся, шесть миллионов коррупционеров сжег…

Православие никогда не одобряло введение паспортной системы в СССР – в отличие от заведующих отделами пропаганды и агитации разнообразных райкомов. Может, если бы попросили благословить – благословили бы, но не просили, и это упрямый факт. Евграф Дулуман и Александр Осипов, знаменитые ренегаты хрущевской эпохи, – не какие-то там "джордано бруны", а верные рабы чекистов, причем Осипов просто и штатный стукач.

Что до Петра I в России не было науки – пожалуй, но что виновато в этом православие и лично патриархи, что для появления науки "Петру пришлось сломать хребет РПЦ, ликвидировать институт патриархии"… С таким же успехом можно сказать, что Земля вращается благодаря эмиграции заведующих отделами пропаганды и агитации райкомов в Шенгенскую зону. То есть, безусловно, массовый отток бывших коммунистов на Запад с целью свержения российского деспотизма вносит свой вклад во движение планеты, но все же вклад полярных медведей, трущихся о земную ось, намного выше.

* * *

Как в праздновании годовщины августовских событий 1991 года, так и в реакции на погром в Манеже поражает истероидность, чрезмерность оценок. В России шли и идут куда более важные и глубокие процессы, на которые вовсе не реагировали и не реагируют люди, считающие себя свободолюбцами. Война идет практически непрерывно с октября 1991 года, когда впервые был послан десант в Чечню (неудачный). При самом что ни на есть "демократическом" правительстве. Но это почему-то не вызвало возмущения. Памятники культуры уничтожались и уничтожаются с 1917 года, но голоса протеста немногочисленны и редки. Погром в Манеже – самое крохотное из разномастных событий в этой сфере.

Неадекватность реакции – то чрезмерной, то нулевой – указывает на пустоту внутри реагирующих. Идеалов нет, веры в идеалы нет, есть предельный цинизм, отчаяние, уныние, злость. Это – признак существования, существования как противоположности жизни. Когда Андропов допрашивал капитана Саблина перед расстрелом и спрашивал, почему того не удовлетворяла жизнь обеспеченного советского офицера, Саблин обреченно сказал – это не жизнь, это существование. Вся жизнь под лампочкой Ильича была нежитью, существованием. Крики про идеи только прикрывали полное отрицание самой возможности идей, упертость в материализм. Нету жизни, есть лишь существование! Нету идеалистов, есть лишь заведующие отделами пропаганды!!!

Ошибался Декарт, потому что, счастливчик, не дожил до победы существования над жизнью, подделок над оригиналом. Я существую, следовательно, я не живу. Человек рожден не существовать наподобие камня или обезьяны, а жить, как не живут даже ангелы. Я мыслю – следовательно, я не живу. Жизнь не есть мышление, даже такое, как у Декарта. Жизнь… Ну, в общем, все мы, кто жив, знаем, что это такое. Существование мы тоже знаем – это как безалкогольное пиво. Жизнь без свободы, без любви, без творчества, – вот что такое существование. Похоже на жизнь, да не жизнь. Мертвые души. Выживание. Имитация жизни.

Жизнь порождает жизнь, поддельная жизнь – существование с выживанием пополам – порождает смерть. Любая подделка стремится уничтожить оригинал, о чем и повествуют как сказка Андерсена "Тень", так и отчет о суде над Христом. Тень мечтает уничтожить то, чему подражает, чтобы факт подражания исчез. Тень при этом не понимает, что и сама исчезнет. Так ведь существование как подмена жизни и есть растянутое во времени самоубийство.

Драма в том, что можно из существования внутри тоталитарной системы перейти не в жизнь, а в существование против тоталитарной системы – в существование брюзжащее, ворчащее, ни во что не верующее и ничего не предпринимающее, только накручивающее витки брюзжания. Существование – в отличие от жизни – не сотрудничающее с другими, а лишь соприкасающееся с другими, не для совместного творчества, не для политической деятельности, а для совместного брюзжания.

К счастью, это всего лишь драма, а не трагедия. То есть это дело свободного выбора, а не исторической необходимости. Можно выбрать православие, а не погром, можно выбрать социализм, а не ленинизм, можно выбрать демократию, а не казнокрадство под сенью милитаризма, можно выбрать – смотреть жизни в лицо, а не в задницу. И это, поверьте, правильный выбор.

Яков Кротов – историк и священник, автор и ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG