Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Венецианская мозаика» из кожи и замши


Работа Лоры Верховской. [Фото — <a href="http://museum.ru" target="_blank">Музеи России</a>]

Работа Лоры Верховской. [Фото — <a href="http://museum.ru" target="_blank">Музеи России</a>]

Во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства открылась необычная выставка. Израильская художница Лора Верховская привезла в Москву свои картины, выполненные из кожи и замши.


Лора Верховская очень любит такие куски кожи, которые считаются производственным браком — с потеками, дырками и непрокрашенными местами. «Дефекты, дыры на заводах сжигаются, — говорит Лора Верховская. — Теперь посмотрите на картину, я применяю эти все куски, большие и маленькие, все для того, чтобы это жило. Я рисую кожей. То есть после того, как я создала рисунок какой-то, это очень долгий процесс, теперь начинается моделирование, я должна найти баланс между разными кусками».


— Лора, давайте уточним, здесь хризантемы с очень тонкими нюансами цветами, с переходом один в другой. Неужели вы хотите сказать, что вы потом не доводили ничего, что здесь поверх нет краски?
— Нет, никакой ни кисти, ничего. Я рисую кожей. Иногда я смотрю на какой-то кусок и я уже вижу, тут хороший какой-то лепесток может получиться, а здесь, допустим, глаз какой-то, а здесь для дерева, вот забор у меня, текстура его. Это кожей мне дается.


Сравнить такую технику можно только с венецианской мозаикой, в которой изображение выкладывают из самоцветных камней, при этом тщательно подбирается, чтобы цвет и фактура камня — все, вплоть до прожилок, работало бы как живописный мазок. Как и венецианская мозаика, техника Лоры Верховской восходит к старинным образцам: «И сегодня мы можем увидеть в музеях разные маленькие предметы, начиная переплетами книг и кончая разными мешками декоративными для денег, для табака, — говорит художница. — Самые большие это были обои для карет, где выполнялся такой орнаментальный узор».


А Лора Верховская создает картины. Причем отдельные фрагменты, пусть даже самой сложной конфигурации, примыкают друг к другу так, что никаких зазоров и нахлестов куска на кусок в них не сыщешь. «Выставка называется "Возрождение", на это есть свои причины, — поясняет Лора Верховская. — Первая, самая главная причина - это возрождение техники XVII века, техника называлась интарсия, это сложная инкрустация по коже. Я оканчивала Рижскую академию художеств, дизайнер. Так как я много делаю очень руками, шью, вышиваю, вяжу, делаю маникюр, а тут, это очень смешно, вы улыбаетесь, но это очень важно, потому что здесь сделана вся моя интарсия маникюрными ножницами. Это очень тяжелый процесс. У меня это все не апликация, это не коллаж, это все одна поверхность, собрана как лего буквально. Как труд ювелира, складываю это все и подбираю. Я это соединяю. Есть такой для графиков клей, который двухсторонний, тоненькие такие пластинки, а потом это натягивается уже на основу большую из дерева».


В нарушение всех музейных правил работы Верховской так и тянет потрогать руками, хотя бы для того, чтобы ощутить перемены фактур.


XS
SM
MD
LG