Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пока Россия пугает себя и мир, она не страшна для Украины как Украины. Украинская Украина может надеяться на лучшее будущее, только пока русские враждуют с европейской современностью. Если Россия станет облагораживаться, она окажется способной быстро поставить точку в истории украинского языка. Она сможет это сделать без особых усилий, самим своим разумным существованием, сделавшись более, чем когда-либо, привлекательной для населения Украины. С этой точки зрения, Ходорковский, когда привез сотню или сколько там замечательных дочерей и сынов России в Киев для разговора обо всем хорошем против всего плохого, сделал для украинской Украины не лучшее, что мог бы. "Налетели, как саранча, придать нам московитости. Революция ли у нас, контрреволюция ли – они тут как тут". Так эти порывы выглядят в глазах украинца, который хочет, чтобы украинский язык звучал чуть-чуть чаще и отчетливее, чем сейчас. Да, всего-навсего: чуть-чуть чаще, чуть-чуть отчетливее.

Ходорковский не ведал, что творил, и не ему было ведать. Сочувствовать чужому национальному делу русская зона не учит и учить не будет. На такое сочувствие русский человек, будь он мракобес или либерал, не способен, потому что не способен никогда. Вот почему сознательный украинец не хочет, чтобы его страну посещали, а тем более чтобы в ней оседали русские. Особенно – хорошие русские, жертвы или возможные жертвы путинизма. Лучшее, что могли бы сделать русские друзья Украины, – забыть о ее существовании хотя бы на четверть века. Не ездить туда по каким бы то ни было делам, не посылать своих песен и других сочинений, особенно добротных.

Пока что погоду в Киеве делают люди, национально равнодушные, чем и объясняется евроатлантическая благожелательность к ним

Украинству нужна очень большая фора, иначе ему не выстоять в состязании с русскостью. Когда вы говорите это все русскому демократу и/или либералу, он сначала глубочайше изумляется, потом впадает в задумчивость. Из одного сочувствия к этому состоянию хочется добавить, что вы не видите особой вины ни за ним, ни за Россией. На спокойный взгляд, это просто судьба, и далеко не исключительная. Судьба, удел России – из века в век пытаться обрусить все, что можно и чего нельзя. Судьба, удел Украины – время от времени сопротивляться, насколько накопилось сил. Сил же обычно очень мало, ведь большинству обитателей Украины и сегодня этот разговор не очень интересен, чтобы не сказать совсем не интересен. Оно, это большинство, живо согласится, что мир и дружба с Россией – хорошо вообще, а с Россией европейской, если она таковой станет, – тем более.

Перед нами драма, а вообще-то трагедия, но не гущи, а тонкой прослойки национально сознательных лиц. Такой была трагедия Мазепы. Будь у тех, кого Москва называет укронацистами, больше штыков, власти и средств, они могли бы обозначить свое существование не только словами. Пока что погоду делают люди, национально равнодушные, чем и объясняется евроатлантическая благожелательность к ним. Если бы правители Украины говорили, что, чем здоровее Россия, тем хуже для украинства, что они ничего так не хотят, как спасти свой народ от окончательного обрусения, Обама с Меркель слушали бы их, зевая. Не должно быть иллюзий. Если Украина заметно опередит Россию на пути в Европу, то более-менее успешная украинизация (чуть-чуть чаще, чуть-чуть отчетливее…) может стать только одним из побочных следствий этой удачи.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист, ведущий программы Радио Свобода "Ваши письма"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG